Во-первых, наша задача – по-христиански помочь человеку. Во-вторых, как нормальные горожане, мы стремимся к тому, чтобы в нашем городе было как можно меньше уличных бездомных

Ангар, временное пристанище бездомных. Фото: vk.com

Само существование ордена, получившего позже название Мальтийского, началось с благотворительного проекта – именно так мы бы назвали сейчас основанный в Иерусалиме в 1080 г. амальфийский госпиталь, христианскую римско-католическую организацию, целью которой была забота о неимущих, больных или раненых пилигримах в Святой земле.
Сегодня Мальтийский орден с точки зрения международного права является суверенным государством, что и обеспечивает независимость его благотворительных миссий в 120 странах мира. В Санкт-Петербурге «Мальтийская служба помощи» появилась в 1990-е годы как часть международной гуманитарной миссии Мальтийцев Германии.

Поначалу ее задачей была помощь голодающим жителям города. Потом появились и другие программы. Сегодня в петербургской «Мальтийской службе» работают около 20 человек.

С менеджером по развитию петербургской «Мальтийской службы» Михаилом Калашниковым мы говорим о наиболее важных на сегодня ее программах. Начинаем с программы «Транзит», координатором которой он является.

Михаил Калашников (справа) провожает участника программы «Транзит». Фото: vk.com

Михаил Калашников: Программа «Транзит» началась в 2009 году. Это была совместная инициатива «Мальтийской службы помощи» и комитета по социальной политике Санкт-Петербурга. До этого наша медсестра проявляла сочувствие к некоторым людям, не имеющим возможности уехать домой, и за свои деньги их отправляла.

Когда об этом узнал представитель комитета по социальной политике, было принято решение сделать программу в тестовом режиме. В ходе выполнения программы выяснилось, что достаточно большое количество нуждающихся в такой помощи людей в Петербурге – это и россияне, и жители ближнего зарубежья –  трудовые мигранты, приезжие из других городов РФ и государств, в основном из ближнего зарубежья: белорусы, украинцы, в меньшей степени таджики, узбеки и молдаване.

Люди приезжают на заработки, но в силу различных обстоятельств остаются без документов и без средств к существованию. В большинстве случаев причина таких ситуаций – то, что человек заработал деньги, собрался возвращаться домой, но с кем-то выпил, ему что-то подмешали, а проснулся он уже без документов и денег.

Если человек приехал издалека, то купить билет на транспорт без документов невозможно. С каждым годом работы программы мы приобретали определенный опыт.

С 2010 по 2013 год мы еще отправляли домой тех, кого можно было с уверенностью назвать бездомными. Но к 2014 те, кто уже долго был бездомным в Петербурге, и кто хотел уехать – уехали.

Теперь эта программа направлена на профилактику бездомности. То есть теперь ей пользуются те, кто только что остался без документов и средств к существованию и не успел опуститься до уровня уличного бездомного. Обязательное условие – человек должен ехать по месту регистрации.

Информацию о том, что есть такая программа, можно получить на вокзалах, она есть в отделениях полиции, в социальных службах, в больницах, в общественных организациях. И если человек оперативно получил эту информацию, он может прийти к нам сразу же.

– Часто ли к вам направляет полиция?

Полиция – не часто. Работники Московского вокзала, например, направляют к нам людей гораздо чаще. Но в основном эта информация распространяется по «сарафанному радио». То есть человек, попавший в беду, начинает общаться с людьми, живущими на улицах, и они ему рассказывают про нас. И в результате, попав к нам, он не успевает стать бездомным, уезжает к себе на родину и там занимается восстановлением документов.

– Если у человека нет документов, как вам удается купить ему билет на междугородний транспорт?

С 2009 по 2014 год у нас была возможность отправлять людей по справкам бездомных, которые оформляла организация «Ночлежка». Но с 2014 года в транспорте усилились меры безопасности, и с тех пор такие справки для приобретения билетов не принимаются.

Если у человека нет документов, он теперь должен обратиться в полицию и получить временное удостоверение личности. Такое удостоверение выдается бесплатно, нужно сделать только фотографию.

Бесплатно сделать фотографию помогает «Ночлежка». В зависимости от того, есть у человека копия паспорта или нет, он получает такое удостоверение в течение 3 – 10 дней. После этого мы приобретаем ему билет, если нужно, приобретаем нехитрый продуктовый набор – продукты быстрого приготовления, хлеб, консервы, чай, сахар. Затем мы провожаем человека на вокзал, фотографируем его на прощание для отчета и дожидаемся отхода поезда.

Во-первых, наша задача – по-христиански помочь человеку. Во-вторых, как нормальные горожане, мы стремимся к тому, чтобы в нашем городе было как можно меньше уличных бездомных. Если человек пришел грязный, мы рассказываем ему, где он может помыться – здесь же, кстати, во дворе есть помывочный пункт, который тоже мы открывали, а теперь передали его «Ночлежке».

– Кто финансирует программу?

Большую часть средств на программу «Транзит» выделяет комитет по социальной политике. А средства на программу «Путь домой» мы получаем от наших партнеров из Германии.

– Кто может получить помощь через программу «Транзит» и «Путь домой»? Любой, кто хочет уехать домой, и заявляет, что у него нет денег на дорогу?

Программа «Транзит» – государственная программа с жесткими условиями: она рассчитана на помощь только россиянам, которые остались без документов, и тем, у кого есть документы, но в них нет регистрации.

Благотворительная столовая. Фото: vk.com

Программа «Путь домой», по сути, это программа параллельная программе «Транзит». Но она ориентирована на помощь людям приезжим из ближнего зарубежья и оставшимся без документов, а также на тех, кто по какой-то причине не может быть отправлен за счет программы «Транзит» (то есть на тех россиян, у кого есть документы и есть регистрация, но у кого действительно чрезвычайная ситуация, решить которую без нашего участия крайне сложно, и которую подтверждают какие-то государственные организации).

Есть, например, случаи, когда по рекомендации органов опеки и попечительства к нам обращаются женщины с маленькими детьми, в силу различных причин оставшиеся без средств к существованию, но желающие вернуться в места, откуда они прибыли в Петербург.

Тогда представители органов опеки пишут ходатайство и гарантируют, что информация, изложенная в ходатайстве, правдивая. Город не финансирует отправку домой приезжих из других государств. Комитет по социальной политике считает (и, возможно, небезосновательно), что это проблемы консульств тех стран, откуда эти люди приехали.

С консульствами мы сотрудничаем, они безвозмездно выписывают гражданам своих стран сертификаты на возвращение, но отправку (приобретение билетов) тоже не финансируют, даже наоборот, иногда сами обращаются к нам с просьбой кого-то отправить: у них есть средства на помощь людям, оказавшимся в таких чрезвычайных ситуациях, как стихийные бедствия, а потеря документов в перечень чрезвычайных ситуаций у них не входит.

Домой. Фото: vk.com

– Сколько человек в год удается отправлять по программе «Транзит»?

В 2009 году мы отправили домой только около 100 человек по Российской Федерации – у нас было очень небольшое финансирование. Потом мы ежегодно отправляли по России более 200 человек. Но потом количество россиян стало уменьшаться и последние два года по программе «Транзит» мы отправляем снова около 100 человек. И приблизительно такое же количество людей мы отправляем по программе «Путь домой». В общей сложности получается около 200 человек в год.

С программами «Транзит» и «Путь домой» непосредственно связан еще один проект «Мальтийской службы» – «Мобильный приют». Вот представьте: человек пришел сюда, попросился на отъезд, но оформление его документов занимает несколько дней, в течение которых ему надо где-то жить. Тогда я направляю его в наш мобильный приют, который находится на Коломяжском проспекте.

Это палатка на 30 мест, в которой стоят двухъярусные кровати. На нижних ярусах подолгу живут бездомные инвалиды, на верхних – бездомные с другими проблемами, в том числе и ожидающие отправки.

Как появляются у «Мальтийской службы» новые направления работы?

– Мы стараемся никого не дублировать, то есть заниматься теми проблемами, которыми либо вообще никто в городе не занимается, либо занимается, но для их решения сил не хватает. Если мы понимаем, что какую-то нашу работу кто-то делает лучше нас, то мы постепенно отказываемся от этого направления.

Например, когда мы начали программу социального такси для инвалидов, его еще не было в городе. Причем, мы привлекали к работе инвалидов, имеющих личный транспорт. То есть одни инвалиды помогали другим. Но когда в Петербурге появилось полноценное социальное такси, мы эту программу закрыли.

Также мы занимались патронажным уходом в больницах, но когда в больницах появились представители различных православных сестричеств, они стали работать лучше нас, и мы тоже от этого отказались.

А наша программа «Мобильный приют» по-прежнему является оригинальной: в городе больше нет такого пункта, куда можно привезти инвалида без всяких предварительных условий. Бывает так, что наши горожане видят лежащего на улице бездомного инвалида и звонят нам.

Обработка ран. Фото: vk.com

Уже когда инвалид попадает к нам, мы делаем ему необходимую санитарную обработку, потом отвозим на флюорографию, помогаем сдать необходимые анализы, занимаемся восстановлением документов, оформлением инвалидности, определением человека или в интернат, или в государственный дом ночного пребывания. Всей этой, мягко говоря, непростой работой занимается наша медсестра Надежда Васильевна.

С конца 2013 года в нашем приюте побывали более 100 инвалидов. Кто-то из них, конечно, уходит сам – это неизбежно: кому-то что-то не нравится, кто-то считает, что он уже настолько окреп, что ему и без нас хорошо, кого-то забирают родственники, некоторых забирают городские реабилитационные центры, но большую часть бездомных инвалидов нам удается пристроить в государственные ночлежки или интернаты для инвалидов.

Что касается дальнейшего развития работы с бездомными, то нам кажется, что есть смысл расширять именно эту программу – «Мобильный приют». Ведь горожане звонят нам регулярно, из больниц регулярно кого-то привозят к нам, а мест у нас для инвалидов только 15.

Мы пытаемся договориться с комитетом по социальной политике, чтобы получить в этом плане поддержку и на базе какого-то района сделать еще один мобильный приют – уже на основании того опыта, который мы получили на Коломяжском проспекте. А вот то, что мы можем сделать без поддержки городских властей – это создание службы сопровождения бездомных инвалидов.

Я имею в виду создание что-то вроде социального такси для бездомных инвалидов для того, чтобы забирать их с улицы. Пока что мы просим горожан, которые нашли инвалида, чтобы они сами его к нам привезли. Люди берут такси или везут на своем транспорте.

Это, безусловно, гуманно, но не соответствует санитарным нормам. Ведь служба сопровождения нужна потому, что наш приют находится вдали от основных социальных и медицинских учреждений, которые принимают наших подопечных.

И паспортные столы, и больница им. Боткина, и дезинфекционная станция на улице профессора Ивашенцева находятся в центре города. Автомобиля Мальтийской службы на все это не хватает. Приходится все время кого-то просить о помощи.

Здесь, правда, нам помогает городской пункт учета лиц без определенного места жительства – они нам и транспорт предоставляют, и забирают некоторых инвалидов с готовыми документами к себе в открывшийся на Тамбовской улице приют. Так что над программой сопровождения для бездомных инвалидов мы сейчас и работаем.

– Как вы поступаете, если человек уехал по вашей программе, а через некоторое время снова оказался в Петербурге и пришел к вам?

Такие случаи единичны. Но если все-таки это происходит, то такой человек может прийти к нам, получить временное жилье в приюте «Мальтийской службы помощи», но в повторной отправке ему будет отказано.

В заявлении, которое человек пишет нам перед отправкой, есть ряд пунктов, под которыми он подписывается: проездные документы ему на руки не выдаются, на вокзал его провожает наш сотрудник или доброволец, на отправке он должен быть в абсолютно трезвом состоянии, если вновь окажется в Санкт-Петербурге, то повторно в такой помощи ему будет отказано.