Дружба помогла трем священникам устоять во время гонений

«Настоятель, отец Александр, уговаривал друга, отца Стефана, перейти в обновленчество. Отец Стефан заявил: «Я не пойду и те­бя ни­ку­да не пу­щу»

Икона новомучеников. Изображение: https://nikolski.kz/

Надо, чтобы люди радовались!

У иерея Александра Скальского (1867 – 1933) с матушкой не было детей, и жена решила от него уйти.  Отец Александр остался один. Один, да не один: ходил по больницам, домам прихожан, носил угощения и подарки.

Многим людям, которые заходили в Николаевский храм Алма-Аты, запомнилось, как он служил. Громкий и радостный голос священника слышался в самом дальнем уголке храма.

Отец Александр говорил: «Это же у Пре­сто­ла Гос­под­ня! Это же Бо­гу слу­жить! Бо­гу! На­до, чтобы лю­ди ра­до­ва­лись! На­до так слу­жить, чтобы и сам воз­дух зве­нел!»

Отец Стефан Пономарев (1880 – 1933) был на 13 лет младше отца Александра. Прошел Первую мировую, на передовой  исповедовал солдат, сам был тяжело ранен. Когда отца Стефана направили служить в Никольский храм к отцу Александру, между ними сразу возникли приязнь и понимание, хотя по характеру они были очень разными: открытый, быстрый отец Александр и тихий, монашеского устроения отец Стефан.

Отец Стефан увидел, в каких скудных условиях живет отец Александр, и пригласил его жить в свой дом:

– Че­го ты бу­дешь жить один? Пе­ре­хо­ди к нам.
– А как ма­туш­ка Прас­ко­вья Кузь­ми­нич­на?
– Я толь­ко ра­да бу­ду, отец Алек­сандр, – успокоила матушка.

Так отец Александр стал жить в доме друга.

Прихожане не пустили своего батюшку в раскол

Слева – иерей Александр Скальский. Справа – иерей Стефан Пономарев. Фото: https://nikolski.kz/

В 1923 году почти все местные священники и храмы, в которых они служили, перешли в обновленчество. Стал к нему склоняться и отец Александр и уговаривал друга, отца Стефана. Отец Стефан прямо заявил: «Я в об­нов­лен­че­ство не пой­ду. Бу­ду слу­жить по-ста­ро­му в Пан­те­ле­и­мо­нов­ском при­де­ле. Но и те­бя ни­ку­да не пу­щу. Вы­би­рай се­бе лю­бой при­дел и слу­жи в нем как зна­ешь. Ты на­сто­я­тель, это твой храм, и ты дол­жен быть здесь».

Намерение настоятеля перейти в раскол перепугало прихожан, многие подходили к отцу Александру и говорили: «Отец Алек­сандр, опом­ни­тесь, что вы де­ла­е­те?!»

Однажды перед вечерним богослужением в храме собрались женщины. Они командировали от себя самую смелую, немолодых уже лет прихожанку по фамилии Лучанина (имени в архивах не упомянуто – прим. ред.) Как только отец Александр вошел в храм, старушка Лучанина (ходившая всегда с клюкой с набалдашником) подошла к нему и выпалила:

«Ты что же, хо­чешь бро­сить свое ста­до и ку­да-то ид­ти? Ты же наш отец! Мы все пла­чем о те­бе, все пла­чем! А ме­ня ко­ман­ди­ро­ва­ли ска­зать те­бе, что еже­ли ты нас бро­сишь и пой­дешь в об­нов­ле­ние, то я возь­му эту пал­ку да как нач­ну те­бя здесь во­зить, как свое род­ное ди­тя, и не по­смот­рю, что ты свя­щен­ник!»

И смелая старушка вознесла клюку с набалдашником, но залилась слезами. Отец Александр оторопел, на глазах блеснули слезы, и он скрылся в алтаре и сказал бывшему там отцу Стефану: «Через эту ста­руш­ку про­све­тил Гос­подь и ду­шу мою, и ра­зум. Как осе­ни­ло ме­ня – все скор­бят обо мне, а я что де­лаю? Ку­да я ле­зу, как по­мра­чен­ный?»

Отец Сте­фан посоветовал ему покаяться перед духовенством и паствой: «Хоть ты на де­ле не при­нял об­нов­лен­че­ство, но в мыс­лях при­нял, а раз ты это по­нял, то от служ­бы я те­бя от­стра­няю, по­ка не при­не­сешь по­ка­я­ние».

И на ближайшей праздничной литургии отец Александр перед всей паствой храма и священством просил прощения. Люди плакали и радовались.

Святые – покровители дружбы

Собор во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, город Алма-Ата. Современный вид. Фото: mitropolia.kz

В 1929 году в Никольский храм перешел служить священник Филипп Григорьев – обновленцы заняли его храм. Трое отцов жили как братья, укрепляли друг друга в обстановке, когда почти все, даже священники, «обновляли» веру, принципы, идеалы согласно духу времени. Никольский храм стал для отцов последним местом служения.

В 1932 году священников Александра, Стефана и Филиппа арестовали. Отцу Александру было 65 лет, отцу Стефану – 52 года, а отцу Филиппу – 62 года.

В заключении все трое заразились сыпным тифом. В жару, в бессилии, перед приговором друзья исповедовали друг друга, вместе молились, поддерживая всем, чем только было можно.

Тюремный врач сказал, что у всех трех нет шансов. Их поместили в барак для умирающих. Друзья ушли один за другим: 17 января 1933 года – отец Филипп, на следующий день – отец Стефан, 20 января – отец Александр. Их похоронили на кладбище в Алма-Ате, на котором хоронили сосланных в этот город крестьян.

Их память совершается в один день – 17 января по новому стилю. Священномученикам Александру Скальскому, Стефану Пономареву и Филиппу Григорьеву молятся о том, чтобы найти верных друзей и сохранить дружбу, об укреплении в вере.

При подготовке статьи были использованы материалы книги:

Игумен Дамаскин (Орловский). Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ ве­ка. Ян­варь. Тверь. 2005. С. 42–47.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?