В России нет культуры старости. О том, как ее придумать и создать, говорили на IV Национальной конференции «Общество для всех возрастов».

Что такое старость?

Каким одним словом вы можете определить «старость»? Что это такое — старость? Как человек может себя описать в этом возрасте? Что с нами происходит в эти годы? Есть культ молодости, есть кризис среднего возраста — хотя бы такими расхожими понятиями мы осознаем, закрепляем себя в возрасте. А старость?

«Убогость и нищета», «желание быть востребованным», «сто кило радости» – вот такие ответы слушателей конференции звучали на вопрос, какие же ассоциации возникают со словом «старость». Вся возможная палитра мнений — от преувеличенно печальной до преувеличенно радостной.

В нашей стране сейчас осознанно обсуждается культура детства и взросления, но на стариков обращают мало внимания, считают участники прошедшей в Москве при поддержке благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко — IV Национальной конференции «Общество для всех возрастов».

Виталий Куренной, профессор, руководитель Школы культурологии НИУ ВШЭ, отмечает, что ситуация с обдумыванием и обслуживанием старшего возраста катастрофическая. Ведь культура старости —  объемное понятие. Далеко не только культурологическое. Оно включает в себя создание и формирование общественной среды, поддержку государства,  сохранение культурных традиций.

Самый плохой показатель — смертность, она последнее время хоть и снижается, но сейчас страна только восстановила уровень смертности 1960-ых годов. В рейтинге по уровню жизни мы отстаем от развитых стран. Даже от Мексики, Чили, Венесуэлы. И отрыв по уровню продолжительности жизни не можем пока сократить.

«Мы словно живем в предшествующей эпохе по сравнению с развитыми странами – они уже давно совершили в этом вопросе качественный рывок, а мы стоим на месте», – отмечает Куренной.

В нашей культуре даже не найдена ниша и нет культурной модели «традиционного  старения» – а ведь старики носители традиций.
А переход к постсоветскому режиму даже усилил эту проблему. «Должно быть осмысленное проживание жизни.

Но в нашем обществе, к сожалению, осмысленным является только то существование, в котором есть признание в профессиональное или общественное – признание ветеранства, например», – говорит культуролог.

Пожилые люди и насилие

Ксения Боженкова, аспирант Национального исследовательского «Томского государственного университета», психолог ОГАУ «Комплексного центра социального обслуживания населения Томской области», рассказала о результатах социологического исследования, которое было проведено в областном доме-интернате.
Выборка небольшая, но результаты характерны для общества в целом: старики испытывают самые разные формы насилия со стороны общества.

Геронтологическое насилие, по данным ВОЗ, является одной из главных проблем с точки зрения общественного здоровья.

«В итоге наши респонденты рассказали, что испытывали – или испытывают до сих пор – насилие по отношению к себе, — рассказывает психолог. –

Это психологическое насилие – высмеивание точки зрения, мнений, физической внешности, равнодушие, невыполнение поручений, изъятие продуктов, несоблюдение личной гигиены человека. Это проявляется, кстати, и в домах престарелых, не только в семьях.

Это экономическое насилие – оно, кстати, преобладает. Общее число мошенничеств в отношении стариков выросло на 60 процентов в последнее годы. Вымогательство, невозврат долгов, мошенничества при сделках с квартирами. Физическое насилие – побои, запугивание, часто с целью изъятия денег и ценных предметов».

Эксперт подчеркивает необходимость создания групп самопомощи для жертв насилия в семье, поскольку такие ситуации наносят психологическую травму, и в кризисных условиях у человека появляется стремление к групповой солидарности.

Протоиерей Михаил Потокин, председатель Комиссии по церковному социальному служению Москвы, кстати, подтверждают, что в нашей стране пожилые люди часто становятся объектом мошенничества: они не умеют, например, пользоваться банковскими картами, их обманывают. «Должна быть забота о пожилых, нельзя подгонять их под уровень молодых», — считает протоиерей Михаил.

Кстати, по его мнению, старость не является проблемой там, где она сформирована духовно, внутренне. «Люди, которых я встречал, учились восприятию старости именно в своей духовной работе. Пожилым людям открыта важная часть духовной работы – это молитва. У них есть время и возможность, чтобы думать, читать, обращаться к Богу».

Но в то же время ощущение собственной нужности и занятости нужна каждому человеку независимо от возраста. Михаил Потокин привел в пример принцип деятельности домов престарелых в Риме: «Там старики сами участвуют в благотворительности: к примеру, им привозят продукты, они режут бутерброды и раздают их бездомным. У нас в домах престарелых нет выхода во внешний мир, забором огорожена жизнь человека».

Женщины и мужчины: кому легче в старости?

Что касается гендерного аспекта, то, как отмечают участники форума, женщины после достижения пенсионного возраста чаще всего оказываются без работы. Ирина Сизова, доктор социологических наук., профессор НИУ ВШЭ, рассказала, что в России сильно меняется структура женской занятости в старшем возрасте – остаются только высококвалифицированные кадры.

Можно осторожно сделать такой вывод, что предельный возраст занятости женщин невысокой квалификации – 60 лет.

После 60 лет женщины еще и интенсивно теряют своих партнеров, растет количество вдов, а повторных союзов мало. По опросам, основным источником дохода в этом возрасте становится пенсия. Собственные накопления или заработок рассматривают как реальную поддержку очень малый процент женщин. Для пожилых женщин характерны депрессии. Уже нет профессиональной занятости, появляется свободное время, но его часто нечем занять.

Немцы провели подобное же исследование, но в Германии средний выход на пенсию 62 года, при этом основной источник дохода тоже пенсия по старости, но и размер ее иной, и окружение пожилого человека держится еще до 69 лет, а у нас женщина после 60 лет чаще всего начинает проживать одиноко.

А вот Виталий Куренной считает, что женщины все же лучше встраиваются в серебряный возраст:  у них есть миссия заботы о внуках, и это поддерживает их в пожилом возрасте.

Мужчины, к сожалению, часто исключены из  сферы этой заботы, и это большая проблема. Чаще пожилые мужчины находят себя в физическом труде на своей даче.

«Поэтому важно находить те модели и образцы активной старости, которые работают. У нас разнообразная страна, и нужно применять усилия для исследования этого вопроса и внедрения полезных практик», — убежден Куренной.

Москвичи-долгожители: «Я ждала не такой старости»

В 2016 при участии Российского научно-клинического геронтологического центра, ведущих медицинских институтов в сфере геронтологии и гериатрии, РАНХиГС и Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко было проведено уникальное исследование всех граждан Москвы, достигших 100 лет.

Были исследованы их состояние здоровья и социальные условия жизни. Позже подобные исследования будут проведены и в других регионах России. Какие же выводы можно сделать из результатов этой работы? Надежда Рунихина, заместитель директора РГНКЦ, рассказала, что в 50 процентах ситуация очень сложная.

9 человек из 10 не выходят на улицу, они ослаблены и не имеют никакой помощи. Среди заболеваний самые распространенные – ишемическая болезнь сердца, гипертония, артриты и артрозы, трофические язвы и запоры. В 90 процентах случаев долгожители очень плохо видят. У многих сильно снижен слух. Нарушения сна – у 100 процентов, депрессия – более 30 процентов. Признаки недоедания – у 55 процентов опрошенных.

Это о здоровье. А если говорить о социальном аспекте, то самое важное — высокая степень нуждаемости в помощи. «Я ждала другой старости –  надеялась быть окруженной родственниками, друзьями» – так говорит 98-летняя Клавдия Ефимовна. «Я одинока, осталась совсем одна, даже и похоронить меня будет некому», – говорит другая 102-летняя москвичка.

«Долгожитель — это человек будущего, и нужно изучать их жизнь, чтобы уже сегодня принимать меры для обеспечения счастливой старости. Очень важно выстраивать социальные связи, а близким человеком может стать не только родственник», — подчеркивает Надежда Рунихина.

Традиции

Поддерживаются ли социальные связи между пожилыми людьми и окружающими? Анна Груздева, автор и куратор проекта «Сибирь и точка», приводит в пример опыт территории Алтая, где живет много казахов. Они во многом сохраняют патриархальный образ жизни. Почитание рода и старших – очень важно для них. В традициях казахов — знать минимум 7 поколений своего рода, своих прабабушек-прадедушек. Пожилые люди – сила в своем сообществе.

В итоге казахи создали диаспору, чтобы сохраниться на территории Алтая, – и они понимают, что для этого важно сохранить свою культуру, традиции. А для достижения этого приходится обращаться к опыту стариков. Ведь кто умеет делать сармат – войлочные казахские ковры? Конечно, старики. Или кто научит, как делать кумыс? Без опыта старшего поколения не обойтись. А еще около 20 лет назад в этих деревнях на юге Алтая стали строить мечети. Опыт веры, молитвы был тесно связан со знанием старшего поколения.

Свадьба казахов похожа сегодня на русскую свадьбу. Здесь нет национальных элементов в костюме, невеста в белом, но зато сохранились ритуалы. Аксакалы приходят в юрту, в дом невесты, они могут быть родственниками, а могут быть просто уважаемыми людьми в деревне – и семья должна их накормить (родители невесты, а невеста и жених при этом не присутствуют), тем самым старики желают новой семье процветания.

И еще важный момент: в казахском сообществе пожилые живут с молодыми. «Есть ритуал разрешения – чтобы обратиться к старшему, нужно сначала спросить у его близкого: «Можно ли я поговорю с вашим отцом?», — рассказывает Анна Груздева. – У казахов нет одиноких стариков, для этого народа такая ситуация — из ряда вон выходящее».

А вот что происходит на самом северном населенном пункте России – в поселке Диксон Красноярского края. Здесь, замечает эксперт, старики не вписаны в какое-то сообщество, и живут так же, как многие старики в России. Но для них существует болезненная тема – переезд на материк. «Многие полярники после 20-30 лет жизни на севере тяжело переживают переезд на материк. Молодые стали уезжать, а у стариков, их родителей появился вопрос – что же делать, ехать за своими детьми? Появился страх – если переедешь, то быстро умрешь», — поясняет Анна Груздева. Оказалась крайне важна связь человека с его территорией. «Одна из наших героинь Жанна, рассказывает о своем отце, который занимался всю жизнь рыболовным промыслом, и ему многое было тяжело и непонятно в Иваново, куда он переехал с дочерью, — приводит пример своих исследований Анна Груздева. – Он не мог привыкнуть ходить за продуктами в магазин, а не в свой погреб, например, и так далее. Многое не понимал, не знал. Через год отец Жанны все же вернулся назад — и счастливо жил у себя на земле».

Долголетие, отмечает эксперт, во многом обусловлено сохранением за человеком его социально-значимых ролей, использованием его опыта, а еще – привязанностью к территории.

Якутский поэт Гавриил Адамов отмечает, что его предки почитали природу и ее дух, обращались с ней на Вы, эта традиция сохраняется и сейчас — передается молодому поколению.

А еще важно, что старикам дают возможность активно участвовать в развитии села, и республики в целом. «Они имеют право на свое мнение. В каждом поселке у стариков свое объединение. В 75 населенных пунктах Якутии уже не продают спиртные напитки, закрылись 520 алкогольных магазинов – все по инициативе старшего поколения», — рассказывает Гавриил Адамов. Кстати, говорит поэт, в республике сейчас появилось несколько домов престарелых – а это не в традициях народов республики Саха. «Это эхо современных нравов, которые разрушают связь поколений», — убежден эксперт.

Но есть и другие современные формы ухода за пожилыми, которые являются альтернативой домам престарелых. Лариса Хабарова, начальник отдела организации социального обслуживания Министерства труда, занятости и социального развития Архангельской области, рассказала, что в их регионе действует такая замещающая форма как приемная семья для пожилого человека — и таким образом можно вообще избавиться от домов престарелых.

«В области половина муниципальных образований — это удаленная сельская местность, куда можно попасть только воздушным транспортом, и поддержка пожилых людей в этих местах очень важна, — отмечает эксперт. —

Мы приняли закон, объединив все хорошие идеи, о приемной семье для пожилых людей.

Это форма оказания социальных услуг путем организации совместного проживания и хозяйства пожилого человека и его кураторов. Куратор получает 2 тысячи рублей в месяц за прием в семью пожилого человека. Плюс 75 процентов дохода пожилого человека переходит в общий котел семьи. И сейчас у нас есть уже 148 таких семей, и есть даже такие, где приняты в семью два человека».

Я нужен!

Социологи, психологи, куьтурологи отмечают, что нужно дать возможность человеку, внезапно остающемуся без активной трудовой занятости и теряющему поддержку в виде профессиональной мотивации, по-прежнему чувствовать себя важным и значимым в обществе.

И начинается это с самоощущения своей успешности. Игорь Гавар, руководитель проекта «Олдушка», напоминает, что британская актриса Ванесса Регрейв в свои 79 лет стала в этом году моделью бренда Gucci, а бренд Calvin Klein сделал своим лицом 75-летнюю модель Грейв Коддингтон.

«Раньше я был молодой и красивый, а теперь -просто красивый», — так говорит о себе один из мужчин-моделей проекта «Олдушка» — этот проект моды для пожилых людей поддерживает их в ощущении своей физической формы и успешности, дарит уверенность в себе.

«Основные социальные проблемы для преклонного возраста – не хватает общения, досуга, внимания государства, заботы близких – это признают сами наши пожилые люди. Когда мы только начинали, нам хотелось плакать», — рассказывает о своем проекте «Ресурсный центр для пожилых» в Кыргызстане Светлана Баштовенко. — Начинали мы в 1991 году с того, что отрывали пожилых людей от мусорных ящиков, когда не было даже очисток от яблок. Но сейчас уже все иначе.

Мы перебороли это и научились не жалеть стариков и научили их не жалеть себя.

Научились вместе справляться с трудностями. А ведь тогда у нас на всю страну было только 8 эндокринологов, в селе не было аптек. Сейчас наши старики уже вырабатывают свои планы и концепцию развития».

В проекте созданы группы самопомощи – их уже 127, и нет похожих. «Это и выращивание скота , и работа с войлоком, и швейные цеха и так далее. Социальное предпринимательство у них в приоритете»,– рассказывает автор проекта.

Зарубежный опыт

А что происходит с культурой старости за рубежом?

Джанет М. Хайвли, доктор наук, сооснователь и координатор Pass It On Network (США), получила свою докторскую степерь в 69 лет, а сейчас ей 84 года – и она продолжает заниматься проблематикой позитивного старения.

«У нас  активно используют силу пожилых людей, часто они волонтеры. Они берут лидерскую роль на себя и становятся двигателями в обществе», — рассказывает Джанет.

Кстати, когда ее проект проводит опросы, то, по результатам, три четверти респондентов – а это люди до 80 лет – отмечают, что они довольны жизнью, сами ею распоряжаются, чувствуют себя здоровыми и активными.

«У нас 40 процентов продолжают работать в пенсионном возрасте, 60 процентов проявляют активность в рамках своего церковного прихода, 45 процентов ухаживают за внуками, причем это полноценная занятость, как работа, и еще 30 процентов ухаживают за инвалидами, пожилыми людьми,– подчеркивает Джанет Хайвли, — Мы опрашивали их и выяснили, что для них очень важна самореализация, активность, самостоятельность в принятии решений, важна самодостаточность – когда они не являются иждивенцами, финансовая независимость».

Между прочим, напоминает эксперт, есть клетки и функции головного мозга, которые начинают развиваться именно в среднем возрасте. Образуются новые связи, которые дают возможность новому развитию интеллекта. Но мы сами должны этому способствовать.

Здесь важны две составляющие, отмечает Джанет Хайвли, и в первую очередь, это образование. 90 процентов людей в возрасте старше 65 лет в США утверждают, что им интересно и нравится учиться, они получают от этого радость, а еще – они хотят научиться новой профессии. Кроме того, второй важный момент – творчество, шоколад для мозга, замечает Джанет, и очень важно давать возможность творчества человеку серебряного возраста.

«Когда у пожилого человека есть занятие, которым он увлечен, он чувствует себя счастливее и моложе. Причем занимаются они этим не ради денег, а для удовольствия и самореализации».
Один из проектов Джанет Хайвли — «Карьера на бис», цель которого — изменить представление о карьерных возможностей для пожилых людей. Когда человек перестает работать, ему часто не хватает коллектива и общения. «Работа была моей жизнью. Теперь у меня нет работы – и нет жизни», — часто говорят пожилые люди, и это объяснимо, ведь в коллективе кто-то нас хвалит, поддерживает наш успех, это мотивирует нас на дальнейшие удачи. Работа обеспечивает пожилых людей социальными связями, позволяет быть моложе, применять свои навыки, это дает возможность им чувствовать ответственность за что-то, ощущать свою ценность и нужность, чувство собственного достоинства.
Татьяна Богуславская, MD,MHA, Генеральный директор Гериатрического центра «Шогам» в Израиле, рассказывает, что в ее стране в последние годы поднялась если не цунами, но волна судебных исков по дискриминации по возрастному признаку. Одна из историй была связана с тем, что с известной моделью в Израиле был прерван контракт из-за ее возраста, но иск даже не дошел до суда – компания предпочла выплатить денежную компенсацию и оставить модель на работе, чем попасть под судебные издержки. И такие примеры служат примером и уроком для других компаний.
Подобная тенденция – быть активным в старости – уже наблюдается и в России. Сергей Щербов, заместитель директора программы «Население мира» Международного института прикладного системного анализа и директор «Международной лаборатории демографии и человеческого капитала» РАНХиГС, подчеркивает, что сегодня люди серебряного возраста отправляются получать образование в 50 лет, защищают диссертации в 60 лет, покупают дома в 70 лет. То есть люди живут активно, и видят еще довольно большое будущее.

«Старость неправильно ассоциировать с бедностью и болезнью. Это случается и в молодом возрасте, — подчеркивает Татьяна Богуславская. — Сегодня мы видим все больше активных пожилых людей. 75-летних людей, которые идут в университеты, чтобы сделать то, что они не могли сделать в молодости, им было некогда. А теперь они изучают историю, искусство. Они получают права на вождение самолета! Вообще, обучение – очень важный процесс, который позволяет тренировать память и чувствовать себя наравне с молодыми, а зачастую еще и реализовать свою мечту».

Во многих странах компании уже заранее готовят своих пожилых сотрудников к выходу на пенсию: с ними работают социальные службы и психологи, и важно, что этим людям заранее предлагают участвовать в общественной жизни, в жизни своего предприятия, обсуждают варианты их участия в различных волонтерских программах. Пожилой человек чувствует, что вовсе не потерян для общества, что в нем по-прежнему нуждаются. Мировые практики в сфере изучения гериатрических проблем двигаются вперед, и России в своем отношении к населению серебряного возраста нужно активнее осваивать подобные подходы.