Можно ли предотвратить школьную стрельбу: американский опыт

Исследователи считают, что усредненного портрета преступника не существует, но шанс предотвратить бойню все-таки есть

Акция против свободного ношения оружия "Марш за наши жизни" в 19-ю годовщину массового убийства в школе "Колумбайн". Фото: Ronen Tivony/Zuma/TASS

В России зарегистрированы четыре случая нападения на учебные заведения с применением огнестрельного оружия – в Москве, Керчи и Казани, теперь и в Перми. Для нас это пока еще редкость, которая неизменно шокирует, в то время как в Америке накоплен довольно обширный опыт подобного рода трагедий. Они носят обобщенное имя «колумбайн» по названию школы, в которой в 1999 году ученики выпускного класса Эрик Харрис и Дилан Клиболд убили 13 и ранили 23 человека.

Вскоре после трагедии в школе Колумбайн Секретная служба США совместно с министерством образования США запустила инициативу «Безопасная школа», в рамках которой специалисты пытались выяснить, есть ли возможность предугадать и предотвратить такого рода преступления.

Эксперты изучили 37 эпизодов с участием 41 школьного стрелка, совершенные в период с 1974 по 2000 годы. Выводы исследования опубликованы в 2004 году и до сих пор считаются базовыми, особенно для определения личности потенциальных колумбайнеров. Но и они не дают однозначного ответа на простой вопрос: можно ли заранее вычислить школьного стрелка и избежать массовой гибели учащихся?

Про стрелка мы знаем только одно: это мальчик

Попытки составить профайл потенциального организатора школьной бойни предпринимались и до исследования Секретной службы. Усредненный образ стрелка выглядел так: одинокий, отстраненный, принадлежит к этническому большинству – в случае Америки этот параметр казался важным, и, что самое главное, имеет прямой доступ к оружию. В 2004 году исследователи подвергли критике такой портрет.

Оказалось, что достоверно о возможном преступнике можно сказать только одно: он принадлежит к мужскому полу – мальчик, юноша, молодой мужчина, возраст колеблется в пределах от 11 до 21 года. Девочки на такого рода преступления не идут, до сих пор известен лишь один случай с участием девочки, что является скорее исключением из правил.

А вот дальше в попытках найти у школьных стрелков общие признаки исследователи потерпели неудачу. Одновременно с этим рушились и все стереотипы, которые можно было представить себе в данной ситуации.

Например, раса: действительно, 76% нападавших были белыми, но встречались также афроамериканцы (12%), латиноамериканцы (5%) и даже индейцы и коренные народы Аляски, а также эмигранты из стран Азии.

Ученые попробовали зайти со стороны семьи, полагая, что именно отношения с родителями могли повлиять на замысел об организации массового расстрела. Но и тут их ждала неудача.

Оказалось, что 63% стрелков были выходцами из полных и вполне благополучных семей, еще 19% нападавших воспитывались кровной матерью и отчимом, и лишь очень немногие – всего 5% преступников происходили из приемных семей или были под опекой.

Гипотеза о том, что потенциальный стрелок совершенно точно имеет проблемы с учебой и поведением также не вполне подтвердилась: оказалось, что в некоторых случаях накануне стрельбы будущие преступники, напротив, значительно улучшали свои академические показатели и вдруг оказывались на хорошем счету у преподавателей, но это не помогало избежать трагедии.

Не подтвердились также и предположения о том, что у потенциального школьного стрелка обязательно есть ментальные расстройства или даже психическое заболевание.

Оказалось, что только треть нападавших когда-либо проходили оценку психического здоровья, и менее чем у одной пятой были диагностированы те или иные проблемы.

Стрелка скорее всего травили, но не все, кто подвергался травле, стреляют

Трагедия в школе Колумбайн 20 апреля 1999 г. Фото: KEVIN HIGLEY/AP/TASS

Исследование 2004 года, как и многие другие до и после него, указывают на травлю как фактор, который оказывает существенное влияние на решение о массовом убийстве. Файлы, обнародованные Секретной службой, говорят о том, что примерно 71% (в других исследованиях – до 80%) школьных стрелков подвергались буллингу в той или иной форме.

Почти три четверти нападавших чувствовали, что их преследуют, издеваются, угрожают, нападают. В некоторых случаях травля была давней. Одноклассники одного из стрелков позднее описали его как «ребенка, которого все дразнили».

Часто насилие над школьниками со стороны других подростков носило крайние формы: в ход шло избиение, порча имущества. Постфактум одноклассники отмечали, что накануне атаки будущий стрелок выглядел более раздраженным и менее терпимым к травле, чем в остальные дни.

В исследовании Секретной службы также отмечается, что у большинства нападающих в анамнезе были попытки суицида или мысли о том, чтобы уйти из жизни. У многих, судя по оставленным ими записям или свидетельствам очевидцев, наблюдалось ощущение крайней депрессии или отчаяния.

«Спусковым крючком», запускающим агрессию, часто становится потеря или личная неудача: с ними так или иначе сталкивались все школьные стрелки. Исследование Секретной службы утверждает, что в 98% случаев этот эпизод прямо предшествовал стрельбе. При этом потеря могла быть разной: речь идет и о расставании с любимым человеком, и об увольнении, и о потере своего социального статуса.

В 81% случаев об атаке было известно заранее, но это не помогло

24 апреля 1999 г., четвертый день поcле трагедии. Фото: ERIC GAY/AP/TASS

Если заранее вычислить потенциального школьного стрелка по усредненному профайлу и набору признаков невозможно, быть может, есть шанс предотвратить преступление? Авторы исследования Секретной службы прямо подчеркивают, что для нападающих решение о стрельбе в школе не является импульсивным, в большинстве случаев ее готовят тщательно и заранее. Может быть, именно по косвенным признакам этой подготовки о преступлении можно догадаться и его предотвратить?

Оказалось, и тут все не так просто.

В подавляющем большинстве случаев свидетели действительно отмечали некоторые признаки, по которым можно было судить о готовящемся нападении на школу, но только в процессе подготовки те же свидетели не осознавали их как реальную опасность, и понимание приходило лишь постфактум.

Интересно, что 81% случаев о том, что скоро произойдет преступление, знал по крайней мере еще один человек кроме самого стрелка. В 59% случаев таких свидетелей было более одного.

Почему же все эти люди не обратились в полицию? Ответ очень прост: «знающие» были сверстниками стрелка – его друзьями, одноклассниками, братьями или сестрами. Взрослому значимая информация оказалась доступна лишь в одном случае из 37, подвергшихся анализу.

Важно и то, что школьные стрелки почти никогда не угрожали своим жертвам напрямую (лишь в 17% случаев), о своих намерениях они сообщали в основном людям, не имевшим к ситуации никакого отношения и никак не рисковавшим лично. Свидетели часто не сообщают в полицию о планах стрелка еще и потому, что могут оказывать ему ту или иную помощь и, по сути, быть соучастниками преступления, например, помогать достать оружие.

Кстати, история обращения с оружием также может косвенно помочь вычислить потенциального преступника. Больше половины нападавших (59%), согласно американскому исследованию, имели опыт обращения с ним до трагедии, но при этом одна треть стрелков ранее никак не выражала свой интерес к этой теме.

Отслеживать буллинг и вооружать учителей: какие меры принимали в США против стрелков

20 лет спустя после трагедии в школе Колумбайн. Фото с сайта: https://www.dw.com/

По итогам исследования Секретной службы и инициативы «Безопасная школа», был сформирован ряд рекомендаций.

Школьным администрациям советовали всерьез относиться к любым угрозам от ученика ученику, даже если на первый взгляд они носят шуточный характер. Штатные психологи при учебных заведениях также должны были отслеживать школьников и студентов, которые переживают ситуацию потери, находятся в состоянии отчаяния, депрессии, ощущают безнадежность своего положения, и своевременно предлагать им свою помощь. Отдельное внимание уделялось профилактике буллинга.

Параллельно с этим с начала нулевых годов развивалось движение, выступавшее за вооружение школьных учителей видимым или скрытым до поры оружием, с помощью которого они могли бы защитить учеников в случае нападения. Сторонники этой позиции приводят в пример Израиль, где похожая программа реализуется успешно.

В 2008 году независимый школьный округ Харролд в Техасе стал первым, где было разрешено учителям ношение огнестрельного оружия в классе. От педагогов лишь требовалось пройти специальную подготовку, получить разрешение и использовать боеприпасы, устойчивые к рикошету.

Аналогичные меры вскоре были реализованы в штатах Юта, Висконсин, Миссисипи, но преимущественно разрешение касалось ношения оружия на территории университетских кампусов. В штатах Колорадо и Орегон, а также на территории кампуса Калифорнийского университета пошли от обратного, доказав через суд, что не имеют права лишать студентов и педагогов возможности защищаться, если у них есть лицензия на огнестрельное оружие.

Противники данной инициативы ссылаются на то, что сильные старшеклассники потенциально могут обезоружить педагога и использовать то, что должно защищать его, для нападения. Единого мнения в американском обществе по данному вопросу пока нет.

Усиление охраны в школах приводит к увеличению числа жертв

Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

После каждого нападения на школу звучат призывы усилить охрану учебного заведения. Однако на практике выяснилось, что наличие вооруженного человека на входе в здание способно лишь увеличить число жертв.

Согласно исследованию, которое опубликовал коллектив американских авторов из Университета Эмлайн, Минесота, в 2021 году проанализировав данные о 133 случаях школьной стрельбы в период с 1980 по 2019 годы из открытых источников, связь между наличием охраны и увеличением числа жертв очевидна. Причем уровень смертности в школах с вооруженной охраной был в 2,83 раза выше, чем в учебных заведениях без нее, и не помогло снизить число раненых и травмированных учащихся.

Авторы полагают, что здесь имеет место так называемый «эффект оружия»: наличие огнестрельного оружия не сдерживает агрессию школьного стрелка, а, наоборот, провоцирует ее. Кроме того, часто школьный стрелок имеет умысел на самоубийство, причем планирует совершить его не самостоятельно, а руками прибывших на место полицейских или охранников. Так что наличие вооруженного человека в здании школы может, напротив, послужить дополнительным стимулом к атаке, а не сдерживающим фактором.    

Школы со специальной архитектурой должны обезопасить детей

Вновь отстроенная школа Sandy Hook в Ньютауне штат Коннектикут, где 20-летний стрелок 14 декабря 2012 года убил 20 детей и 6 взрослых. Дизайн новой школы направлен на достижение баланса между открытостью и безопасностью. Фото: archive.curbed.com

Еще одним решением, которое может уменьшить хотя бы количество жертв при возможном нападении на школы являются особые архитектурные конструкции. «Антистрелковые» школы уже появились в США, но пока что это пилотные проекты.

Так, в 2015 году школа в Шелбивилле, штат Индиана расположенная здесь Юго-западная средняя школа была названа «самой безопасной школой в Америке».

Ответственные за безопасность постарались учесть несколько факторов: скорость передачи данных в полицию, крепкие двери, дающие возможность детям и учителям спрятаться от стрелка, а также возможность коммуникации между группами заложников.

В Юго-западной средней школе в Шелбивилле у всех учителей есть брелки с тревожной кнопкой, которая предупреждает полицию. Классные комнаты имеют автоматически запирающиеся двери, а окна сделаны из особо прочного стекла и выдерживают стрельбу и попытки взлома. Во всех помещениях установлены камеры, которые передают видеоизображение в полицию. Кроме того, в коридорах есть специальные дымовые баллончики, в случае атаки они задержат нападающего и затруднят его перемещение.

В средней школе Фруитпорт в Мичигане пошли еще дальше: здесь соорудили специальные изогнутые коридоры, в которых школьники, убегая от стрелка, все время будут оказываться вне зоны его видимости. Кроме того, в 2019 году здесь установили специальные бетонные барьеры, чтобы ученики могли спрятаться от пуль.

Реконструкция обошлась в 48 миллионов долларов, но администрация уверена, что опыт был удачным, и в будущем такие приемы станут естественными при строительстве всех американских школ.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться