Ангелы в огне

Под сводами храма была устроена особая усыпальница, в которой Великая княгиня, прпмц. Елизавета Федоровна Романова избрала для себя отдельный уголок, где должен был стоять ее гроб. Здесь она часто молилась во время богослужений, уединенно

Фреска «Путь праведников ко Господу»

18 июля – день памяти прпмц. Елизаветы Федоровны Романовой. В своем духовном завещании она просила, чтобы ее похоронили в крипте Покровского собора. Трагические события XX века и мученическая кончина Великой княгини в Алапаевске не позволили ее намерениям сбыться. Однако подземный храм имел особое значение для Елизаветы Федоровны и при ее жизни.

«Опустите мой гроб в самый низ, в землю»

В 1912 году был открыт Покровский собор Марфо-Мариинской обители, но уже через год Великая княгиня Елизавета Федоровна обратилась к художнику М. В. Нестерову с предложением устроить при нем малый подземный храм – крипту.

Елизавета Федоровна видела в крипте будущую усыпальницу для себя и первых сестер обители. В духовном завещании она подробно расписывает свое желание быть похороненной под ее сводами и просит непременно перевезти ее тело туда в случае смерти за пределами Москвы или за границей:

«Прошу меня похоронить в склепе под ныне построенной мною церковью во имя Покрова Пресвятой Богородицы в моем владении на Большой Ордынке в Москве при моей Обители милосердия на месте, указанном мною для настоятельницы Обители, опустив мой гроб в самый низ, в землю».

Фрески Марфо-Мариинской обители. В нише гроб, над ним слуховое окно
Место, где хотела быть похоронена Елизавета Федоровна. На фото справа – фрески с изображением св. Елизаветы, матери Иоанна Крестителя, и св. Марфы. В центре – Бог Отец, Сын и Святой Дух, Дева Мария и Иоанн Креститель

Крипту было решено спроектировать по образу катакомб вдоль Аппиевой дороги Рима – мест захоронений первых христиан.

Церковь-крипта цокольного этажа Покровского собора состоит из двух помещений – узкого, шириной около полутора метров г-образного коридора под южным нефом храма, и более обширного – самой усыпальницей. Усыпальницу было решено освятить в честь архистратига Божия Михаила и всех Небесных сил бесплотных – молитвенников и заступников перед Богом за души усопших.

Свод с огненными серафимами. Фрески
Свод с огненными серафимами над местом желаемого погребения Елизаветы Федоровны

После обсуждения проекта летом 1914 года приступили к работам. Для росписи крипты М. В. Нестеров порекомендовал своего лучшего помощника – молодого художника П. Д. Корина, вместе с которым они уже работали над фресками Покровского собора. Впоследствии окажется, что этот проект станет последней храмовой росписью дореволюционной Москвы. В стилистике художника прослеживаются черты фресок Псковских и Новгородских соборов, которые он смог изучить во время своей летней экспедиции в Псково-Печерский монастырь, куда еще в 1913 году его отправил архитектор Покровского собора – А. В. Щусев для копирования плащаниц XVI века.

Говоря о своем помощнике, М. В. Нестеров отмечал: «Усыпальница дала Корину возможность показать, что в нем таится. С большим декоративным чутьем он использовал щусевские архитектурные формы. Великая княгиня осталась очень довольна, Корина благодарила».  

Святые жены Марфа и Мария. Фрески
Святые жены Марфа и Мария, в честь которых названа Марфо-Мариинская обитель

В росписи крипты у Корина была определенная свобода. Но, как и при строительстве всех помещений обители, Великая княгиня участвовала в обсуждении замысла. По словам Елены Ковальской, историка, автора-составителя биографического двухтомника о жизни Великой княгини, «перед началом работы Павел Дмитриевич предпринял поездку в Ростов и Ярославль для знакомства с древними фресками соборов. Вполне можно предположить, что Павел Дмитриевич должен быть согласовывать с Великой княгиней программу росписей крипты.

Елизавета Федоровна, обладавшая глубокими богословскими знаниями и сама писавшая иконы, не могла быть только „сторонним наблюдателем“ в столь важном своем проекте. Выбор фресок был глубоко символичен. Фактически, перед нами богословие о Воскресении из мертвых, переданное через иконопись».

Фреска с изображением свв. праотцов Исаака, Авраама и Иакова в коридоре, ведущем к месту желаемого погребения прпмц. Елизаветы Федоровны
Фреска с изображением свв. праотцев Исаака, Авраама и Иакова в коридоре, ведущем к месту желаемого погребения прпмц. Елизаветы Федоровны

Личность самой Елизаветы Федоровны, ее приход к Православию, ее покровители на этом пути также отразились в росписях своей будущей, как она замышляла, усыпальницы.

Большинство росписей сосредоточены в левом крыле узкого коридора под южным нефом Покровского собора. Здесь мы видим святую праведную Елизавету, небесную покровительницу Великой княгини после ее перехода в Православие, Марфу и Марию – святых Обители милосердия, а также святую Евфросинию Московскую, жену Дмитрия Донского. Елизавета Федоровна находила параллели со своей жизнью в судьбе последней: для святой Евфросинии смерть мужа, московского князя Дмитрия Ивановича Донского, стала началом монашества, всецелого служения Богу и людям, как и для Елизаветы Федоровны.

Архангелы Гавриил и Михаил. Фрески
Архангелы Гавриил и Михаил

По замыслу Корина, коридор крипты покрыли фрески, которые сам художник назвал «Путь праведников ко Господу». Среди них: святители Григорий Богослов и Василий Великий, пророк Даниил и святые отроки Анания, Азария и Мисаил, святые праотцы Иаков и Авраам, пророк и креститель Иоанн Предтеча со своей матерью, праведной Елизаветой, равноапостольная Мария Магдалина, святые апостолы и многие прославившие Господа праведники, окруженные ангелами.

На северной стене изображены ангелы и лоно Авраамово, выполненные Кориным в стилизации новгородской живописи XIV века.

Архангел Рафаил. Фрагмент фрески
Архангел Рафаил

Южную стену коридора украшают праведные жены, апостолы в Раю, праведный разбойник, херувим и ангел. Завершает эту часть росписи сюжет «Ангел Великого совета»: на своде изображены херувимы и три отрока.

Перед входом в саму усыпальницу изображен поклонный крест и медальоны с сюжетами праздников Рождества и Воскресения Христова. На своде – Нерукотворный Спас и Ангел с орудиями страстей.

Южную сторону усыпальницы покрыли фресками с изображениями Спасителя, Богоматери и Иоанна Предтечи, к которым молитвенно взывают Московские святители, святая Евфросиния Московская и ангелы.

Между землей и небом

Слуховое окно в крипте
Слуховое окно в крипте, недалеко от места, где молилась во время богослужений Елизавета Федоровна. Справа – изображение Иоанна Предтечи

Великая княгиня часто приходила в крипту для уединенной молитвы. Доктор Рейн, работавший в Обители, писал: «Под сводами храма была устроена особая усыпальница, в которой Великая княгиня избрала для себя отдельный уголок, где должен был стоять ее гроб. Сюда она часто приходила отрешаться от внешней суеты в молитве. Между прочим, в этом уголку из верхней церкви было проведено слуховое окно, через которое проникали вниз богослужебные возгласы и молитвословия. Ее Высочество говорила своим приближенным, что таким образом она и после смерти будет в своей могиле одеваться умиротворяющей теплотой молитвенных песнопений».

Через упомянутое слуховое окно все, происходящее в алтаре, было слышно и в усыпальнице. Поэтому нередко Великая княгиня молилась там и во время богослужений, избегая излишнего внимания к себе.

Захоронения в стене нижнего храма крипты
Захоронения в стене нижнего храма крипты, освященного в честь Архистратига Михаила и всех Сил Небесных. Именно здесь погребена матушка духовника Марфо-Мариинской обители, священноисповедника Сергия Серебрянского

Из Патериков мы знаем, что святые нередко ставили в свою келью гроб, напоминая себе о будущем переходе от жизни временной к вечной, о встрече с Богом, об отчете за свою жизнь и утешении Божием за все выстраданное.

Так и для Елизаветы Федоровны крипта стала местом между землей и небом, где ограничения этого мира отходят, связь с дорогими усопшими усиливается, мир Небесный становится реальнее земного. Это было местом особого духовного сосредоточения, когда ничем своим не отягощенная душа становится пламенем, серафимом и готова встать перед Богом на суд и на милость.

Фрагмент фрески. Огненные серафимы

Те, кто посещал крипту, удивляются очевидному контрасту тональностей в росписях Покровского собора – нежных, с цветами, в мягкой, голубой гамме – и росписей крипты с огненными ангелами, красно-золотыми красками. И дело здесь не только в хронологии создания росписей, различных по времени, в этом – проявление сокровенной части души Елизаветы Федоровны, пламенной, горячей, которую под мягкой, сдержанной манерой общения было нелегко разглядеть.

В желании Елизаветы Федоровны быть похороненной именно в своей Марфо-Мариинской обители выразилась ее всецелая преданность избранному пути – служению Богу и людям делом и молитвой. Игумен Серафим (Кузнецов), лично знавший Великую княгиню, писал: «…Одного она желала и просила у Бога – быть не только духом в любимой своей обители, но и своими костьми».

Материал подготовлен при участии Дома-музея Великой княгини Елизаветы Фёдоровны в Марфо-Мариинской обители милосердия

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?