«Мой ребенок влюбился в наркомана!»

Запрещать, запирать дома, разлучать сына или дочь с любимым – не выход, считает психолог. Но действенные рекомендации есть

«Как вы поступите, если ваш единственный ребенок, сын или дочь, влюбится в наркомана?» – спрашивает на одном из сетевых форумов встревоженная мама.

Советы испуганных родителей полны строгости. «Я бы попыталась любыми способами прекратить: увезла бы учиться за границу, отправила бы в пансионат или монастырь».

«Разлучить навсегда. Понимаю, что человек должен сам свои шишки набивать, но некоторые шишки покалечат на всю жизнь».

«Ремня бы дала, и неважно, сколько ребенку лет».

«У родителей страх один: раз мой ребенок общается с таким парнем или девушкой, он тоже начнет употреблять, — комментирует Наталья Ищенко, психолог Православной службы помощи наркозависимым «Реабилитация Live». – Но заведомо считать, что сын или дочь настолько безвольны и беспомощны, что их соблазнит любой – это ошибочный родительский посыл»

«Подозреваю нехорошее. Как начать разговор?»

Очень часто именно эта точка в отношениях с ребенком – подростком, студентом, молодым взрослым – оказывается крайне проблемной. Узнав о том, что его избранник или избранница употребляют запрещенные вещества, или только подозревая это, родители впадают в ступор.

Как поговорить об этом с сыном или дочерью? Мамы и папы ждут удобного момента, заранее репетируют варианты, плетут кружева интриг, чтобы «припереть к стенке» и, не дав опомниться, перетащить ребенка на свою сторону.

Напугать, убедить, отругать, запретить и сделать все, чтобы разорвать порочную страсть навеки. Это верная тактика? Оказывается, нет.

«Я за честные отношения. Откладывать такой разговор не нужно, скрывать свои источники информации – тоже. Сядьте вместе за стол и откровенно скажите: «Мне рассказали на родительском собрании (узнала от соседки, сообщили общие знакомые и так далее), что твой Петя (Коля, Света) употребляет наркотики. Я бы хотела поговорить с тобой об этом, прояснить ситуацию», — рекомендует Наталья Ищенко.

На первом этапе главное – не ругать, не пугать и не требовать немедленных радикальных решений, а последовательно задавать вопросы. Самые простые, например: а ты знаешь об этом? А как ты узнал? Как давно это происходит? А знают ли о зависимости родители твоего избранника? А что он/она сам думает по этому поводу, понимает ли, что это плохо? Пытается ли он/она бороться?

Также необходимо спросить ребенка, как он сам к этому относится? Что он по этому поводу думает? Чем больше информации родители соберут, тем им легче потом понимать, как поступить, уточняет психолог.

Если такой разговор состоялся, а тем более – если ребенок (случается и такое) первым вышел на обсуждение острой проблемы, поделился с родителями своими переживаниями, стоит по достоинству оценить его откровенность.

Конечно, первая реакция может быть острая – крики, запреты, критика и своего ребенка, и того, в кого он влюблен. От таких действий больше вреда, чем пользы, поэтому от них лучше отказаться.

Любой скандал – убийца доверия в семье, а именно доверием можно помочь не только своему ребенку, но и тому, с кем его свела сейчас судьба.

Дочь Анны Света познакомилась с Михаилом в институте. О том, что у молодых людей любовь, мама поняла по тому, как часто Света упоминала имя молодого человека в разговорах. А вот о том, что парень употребляет героин, мама узнала случайно. Однажды не вовремя вернулась домой и…застала Мишу в состоянии «прихода». Всполошилась: а вдруг и дочь тоже колется?»

Но когда Светлана пришла с учебы, выяснилось, что она  ничего не знала. «Мама, прости меня, – плакала девушка. – Миша сказал, что конспект у меня забыл, вот я и дала ему ключ! Я не знала, что он наркоман, честно!» На следующий день девушка сама настояла на том, чтобы сходить с матерью в районный диспансер, чтобы сдать анализы и пройти необходимые тесты. Больше Света с Михаилом не встречалась.

«Знакомиться с наркоманом? Да ноги его в нашем доме не будет!»

После первого честного разговора возможен следующий шаг – знакомство с избранником сына или дочери. Такое общение поможет снять ряд вопросов и уменьшить тревогу.

Вот только не стоит, готовясь к встрече, вставать в позицию ментора и готовиться к критике.

Наоборот, как бы ни было трудно и больно, постарайтесь разглядеть в этом человеке что-то хорошее.

«Ни в коем случае не стоит говорить с порога: «Я все про тебя знаю, ты наркоман и моему ребенку не пара, – рекомендует Наталья Ищенко. – Это спровоцирует ответную агрессию, человек закроется и общаться с вами не станет. Никто не хочет выглядеть плохим в глазах других.

Чтобы настроиться (понимаю, это нелегко), постарайтесь вспомнить о том, что любой, даже самый плохой человек, состоит из доброй, здоровой части, и из того зла, которое, увы, в данный момент побеждает. Но общаться нужно именно с тем добром, что еще есть в этом человеке. И тогда это общение принесет свои плоды».

Этот разговор может быть самым простым: информация об интересах нового знакомого сына или дочери, его хобби и увлечениях, а также о его семье – в целом, все то же самое, о чем родители спрашивали и у «обычного» кандидата в женихи-невесты собственного ребенка. Также при возможности, приглашать в гости, участвовать в семейных мероприятиях.

Когда отношения между встревоженными родителями и «подозрительным» избранником сына или дочери будут сформированными, можно выходить на откровенный разговор. Без обвинений, угроз и ссор – сообщая только о своем волнении и переживаниях.

Андрей познакомился с Оксаной в молодежном лагере, и вскоре признался девушке не только в любви, но и в том, что у него есть зависимость, с которой он пытался бороться, но не так чтобы успешно. В дело вмешались родители Оксаны.

Ее отец встретился с Андреем и поговорил по-мужски: «Мы понимаем выбор своей дочери, но он нас беспокоит. Мы с мамой Оксаны волнуемся: готов ли ты справляться со своей тягой к наркотикам?»

Андрею так нравилась Оксана, что он согласился ради нее пройти реабилитацию. Все время, пока он лечился, молодые люди переписывались. Когда реабилитация закончилась, чувствам между ними остыли, но вот к употреблению Андрей не вернулся.

Потом он не раз говорил, что именно влюбленность помогла ему вылечиться и войти в устойчивую ремиссию. А еще – то, как поговорил с ним папа Оксаны. Оказалось, что чужие родители повлияли на него активнее, чем могли бы это сделать родные мать и отец.

«А вдруг мой тоже стал употреблять?»

Если эти первые разговоры и знакомство состоялись, а спокойствия не прибавилось, наоборот, тревога о том, что и сын (дочь) тоже начал употреблять наркотики, возрастает, нужно обращаться за консультацией к специалистам – наркологу и психологу. Например, в Православный центр помощи наркозависимым «Реабилитация Live».

«Правильного» времени, в которое уже необходимо связываться со специалистами, нет. Если есть четкое беспокойство по поводу употребления ребенком наркотиков, ждать не стоит. Не обязательно иметь факты, достаточно ваших подозрений», – говорит Наталья Ищенко.

Специалисты, работающие в сфере помощи зависимым людям и их родственникам, помогут ответить не только на «медицинские» вопросы.

Они объяснят, как формируется зависимость, чем отличаются разные виды психоактивных веществ, расскажут о последствиях – как физиологических, так и психологических. По опыту Натальи, чем раньше такое обращение произойдет, тем выше вероятность предотвратить формирование зависимости у близкого, повлиять на изменение ситуации в семье.

Достоверно сказать о том, становится ли влюбленность фактором риска в случае с подростками и молодыми взрослыми, специалистам сложно. Но в в своей практике они часто сталкиваются со случаями, когда в браке жена начинает употреблять наркотики вслед за мужем.

«Чаще всего женщины объясняют это так: «Я его хотела припугнуть, думала, что если он своим здоровьем не дорожит, может быть, хоть меня пожалеет. А он сказал – и хорошо, давай вместе». Так что факт взаимного влияния влюбленных друг на друга серьезен», – говорит Наталья Ищенко.

По мнению Натальи, когда факт употребления запрещенных веществ установлен и доказан, молчать нельзя. «Как и любой грех, он должен быть назван – вслух и без экивоков. Чем меньше иллюзий останется у родителей в этом случае, тем лучше. Потому что когда нет иллюзий, наступает время действовать».

«А если запереть дома и запретить общаться – это поможет?»

«Очень часто родителям ребенка, который уже попал в беду, хочется найти «волшебную таблетку». И тогда они запирают ребенка дома, или отправляют к бабушке в другой город, или вызывают ему мотиваторов в надежде, что те поговорят и моментально убедят сына или дочь в том, что наркотики – зло, а с любимым парнем или девушкой нужно срочно расстаться. К сожалению, это не всегда работает», – говорит Наталья Ищенко.

Эффект от «ссылки» может быть только кратковременный. Вернувшись, ребенок попадает в ту же обстановку, и нет никакой гарантии, что все не повторится вновь. Поэтому главное, что на этом этапе должен родитель – осознать, что его ребенок не объект воздействия, которого можно заставить. Он – человек со своей волей, желаниями и разумом, и, чтобы помочь ему, важно все эти качества задействовать.

Именно поэтому считать – «если бы не он/она, мой ребенок был бы в порядке» — неверно. Соблазн найти виновного велик: кажется, что если устранишь человека из жизни сына или дочери, тут же все наладится. Но на практике все сложнее.

«Я против того, чтобы давать однозначные оценки, мол, кто-то кого-то соблазнил. Бывает по-всякому, это тонкий и неоднозначный вопрос. Важно понять, что устоять от соблазна, если это тяга уже появилась, только своими силами невозможно. Дальше открываются духовные аспекты зависимости, и без рассмотрения их справиться с ней невозможно», — уточняет психолог.

Правильнее было бы, с помощью психолога, священника, специалистов – попытаться разобраться в том, почему «соблазнитель» возник в жизни вашего чада, чем привлек, заинтересовал?

«Представьте, что маленький мальчик копается в мусоре, а родители ругают его: зачем ты полез на помойку, испачкаешься! Это вроде бы естественная реакция, но можно действовать иначе. Например, спросить: сынок, а что ты там увидел? Может быть, божью коровку, или какого-то удивительного жука? Важно об этом порасспрашивать, даже если вам и кажется, что разглядеть на «помойке жизни» ничего и никого хорошего нельзя», — комментирует психолог.

Елена несколько лет назад встречалась с Сергеем, но прекратила общение, узнав, что он принимает наркотики. Прошло время, Сергей снова появился, звал замуж. Елена задумалась. Общаясь с Сергеем, она смогла разглядеть его доброту, отзывчивость, трудолюбие, мужественность. Но — выйти замуж за наркомана?

«Сейчас я это не потяну», — решила девушка. Однако судьба Сергея ее беспокоила, она сама обратилась к специалистам, пошла в группу для созависимых, изучала природу этого недуга. Когда ее родители забеспокоились, зачем ей все это надо, объяснила: «Хочу понять, что происходит с Сергеем». Она заверила мать и отца, что не выйдет за него замуж до тех пор, пока он не начнет лечение и не достигнет ремиссии.

А чтобы убедить родных в том, что не все так плохо, призналась: молодой человек помог ей самой открыть в себе что-то новое, хорошее, о чем она раньше и не подозревала. Благодаря Сергею она задумалась о том, какой хочет быть женой и мамой, начала учиться готовить, вести домашнее хозяйство. Получилось, что и «наркоман» привнес что-то доброе в жизнь Татьяны.

«Если случилось непоправимое, кто поможет?»

Если родители все испробовали, но ничего не помогло – что делать? «Как ни странно, нужно осознать свое бессилие, принять его, – говорит Наталья Ищенко. – После этого – обратиться к специалистам – наркологу и психологу, и вместе с ними … начать с себя».

«То, что человек с зависимостью появился в жизни вашего ребенка – это не случайность. Это следствие какого-то процесса, который уже шел в вашей собственной семье.

Быть может, это гиперопека, быть может, не было доверительных отношений с сыном или дочерью, или произошло еще что-то. Если продолжать запирать, ругать, настаивать, заставлять — ничего не изменится. Увы, не все это понимают.

Люди хотят воздействовать на последствия, а необходимо найти причину и устранить ее.

В практике Натальи Ищенко в работе с семьями зависимых людей хорошо зарекомендовал себя метод «семейной интервенции». Не только родители зависимого, но и значимые для него близкие (достаточно трех человек) заранее договариваются и собираются вместе для беседы.

Зависимому говорят о своей любви, о том, как он дорог, о том хорошем, что в нем есть: вспоминают все его добрые дела, говорят о его достоинствах и только потом – о том, что вызывает беспокойство. Без обвинений, без негатива, четко излагая факты, близкие говорят зависимому о том, как они тревожатся, и предлагают пути решения проблемы. В 8 из 10 случаев после «семейной интервенции», проводимые Натальей Ищенко, зависимые соглашаются на лечение.

В практике Натальи Ищенко есть впечатляющая история: мама и сестра только готовили такую беседу для наркозависимого парня: встречались со специалистами, несколько раз репетировали и проигрывали свою речь на группах. Но «интервенция» не понадобилась:

интуитивно почувствовав изменения, происшедшие в семье, молодой человек сам попросил устроить его на реабилитацию и признался, что готов «завязать».

«А если это любовь?»

«Я часто вспоминаю этот случай, — говорит Наталья Ищенко. — На встрече с владыкой Мефодием (руководителем отдела по противодействию наркомании Cинодального отдела по благотворительности Русской православной церкви епископом Мефодием (Кондратьев) – прим. ред.) один юноша в ремиссии, спросил: «Владыка, как быть, если бывший наркозависимый встретил девушку, они полюбили друг друга, хотят создать семью. Что вы им посоветуете?»

Владыка ответил: «Парню я бы посоветовал: держись за нее и не отпускай, а девушке бы сказал: беги от него!»

Наши дети постоянно делают свой выбор и несут за него ответственность. Мы не можем за них прожить жизнь. Но мы можем продолжать их любить и стремиться строить настоящие доверительные отношения всю свою жизнь».

Мир наркомана и ненаркомана — две разные вселенные

Татьяна, бывшая наркоманка, употребляла вместе с мужем. Побороть зависимость удалось лишь тогда, когда мужа Татьяны арестовали, и их связь прервалась:

«Узнав, что сын или дочь полюбили наркомана, родители совершенно обосновано боятся, что их ребенок тоже начнет употреблять. Подтверждаю: обязательно начнет! У меня нет иллюзий, так происходит практически всегда, потому что если ты не употребляешь, ты совершенно в другой вселенной находишься.

Как будто он летит на самолете, а ты в это время идешь пешком по земле. И тут уж твой выбор — или ты тоже садишься в самолет, или надо расставаться.Какие бы громкие фразы в начале отношений не говорились, мол «я не такой, я никогда даже не попробую» – на деле я часто видела, что спустя несколько месяцев человек тоже начинал употреблять.

Ведь это вопрос не только отношений – всегда есть компания, в которой вращается зависимый человек. Если его любимый тоже приходит в эту компанию, риск возрастает в разы. История социальная – как общаться, если у вас разные интересы? Представьте, что вы приходите на вечеринку любителей рок-музыки, но при этом заявляете, что любите классику, и тихо слушаете ее в углу, надев наушники.

Можно, конечно, одним ухом слушать Баха, а другим – хэви-метл, но в этом случае вы вряд ли будете получать удовольствие.

Кстати, в компании «новичков» обычно никто не уламывает, через какое-то время они сами уже хотят попробовать, чтобы не отставать от остальных. Эта история абсолютно не зависит от пола, такое случается и с парнями, и с девушками.

Случалось ли мне видеть, чтобы человек влюбился и решил завязать с наркотиками, уйти из привычного круга общения? Может быть, такие чудеса случаются, но я лично о них не слышала.

Бывало, что молодой человек сам уже завязал, познакомился с девушкой, которая употребляла, и под его влиянием она тоже бросала наркотики – такое мне видеть приходилось. Но еще больше приходилось наблюдать трагедий, когда, например, друг за другом от передозировки умирали муж и жена, дети оставались сиротами.

Что сильнее, любовь или общий кайф? Мне сложно сказать, потому что здесь очень много нюансов, в том числе и то, какие наркотики люди употребляют.

Но и чувства, и настоящая любовь – все это, конечно, случается. Бывает, люди живут вместе годами, годами же и употребляют. Пока, как говорится, не «проторчат» все мозги, любовь есть. Другое дело, что когда человека «ломает», ни о какой любви он уже не думает, только о новой дозе.

Запрещать общаться, запирать, разлучать насильно – все это, я думаю бесполезно.

А вот то, что родители могли бы сделать – это показать, во что в самом финале превращается человек. Как выглядит наркоман, который не умер в молодости, а дожил до преклонных лет, продолжая употреблять. Поверьте, это страшно.

Еще страшнее – то, сколько сил приходится вложить матерям и отцам, которые спасают своего ребенка из этого ада. На это надо жизнь положить, поверьте.

Но при этом я видела поразительные результаты: если родители прикладывали все требуемые усилия и шли до конца в спасении своего чада, все получалось. Не без помощи Божией, конечно.

А вот когда родители уже не могли вкладываться и, что называется, сходили с дистанции, опускали руки, они сами умирали. А дети живы, но продолжают «торчать».

Иллюстрации Оксаны Романовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.