Как понять, — ваш ребенок просто ленится читать или у него дислексия? Как правильно научить ребенка читать, чем помочь и как не навредить, — рассказывает логопед Ольга Азова

Ольга Азова, директор медицинского центра «Логомед прогноз», кандидат педагогических наук.

От чего бывает дислексия

— Что такое дислексия?

— Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, вызванное разными причинами, в том числе обусловленное несформированностью или нарушением высших психических функций.

О дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка:
— фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребёнок читает слово неправильно («Шеня» вместо «Женя»),
— аналитико-синтетические проблемы, когда ребёнок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («нилейка» вместо «линейка») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов).
— оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребёнок не ориентируются на листе, не видит линеечки).
— мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы,
— аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребёнок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание.
При семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения:
— неправильный тип обучения чтению — побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребёнок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А),
— бедный лексикон,
—  плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «карандаш» и «линейку» ребёнок знает, а прочитав задание «покажи карандашом линейку», не может выполнить).

Часто дислексия бывает смешанной, когда у ребёнка отмечаются разные виды нарушений чтения. Так бывает, если у ребёнка до школы были тяжёлые нарушения речи, или он долго молчал, либо это сочетанные нарушения в структуре других дефектов (при ДЦП, различных синдромах).

Если ребёнок физиологически и психически здоров, учится по общеобразовательной программе, занимается проблемой школьный логопед. Если дислексия связана с проблемами физического и психического здоровья ребёнка, то к работе необходимо подключить и других специалистов – детского невролога, психолога, нейропсихолога, массажиста.

Когда дислексия – болезнь гениев

— Очень часто на разных сайтах, посвященных дислексии, можно видеть переводы иностранных статей или материалы, основанные на зарубежном подходе к проблеме. Чем зарубежный подход отличается от российского?

— Этот вопрос очень важен. Я, например, студентам на лекциях рассказываю об этом и даже включила этот вопрос в экзаменационные билеты. Более того, участвуя на международных конференциях по дислексии, всё больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии.

Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно расписывает механизм нарушений, о котором мы говорили выше. Среди этих нарушений есть особый вид — «оптическая дислексия»: трудности усвоения образа буквы, смешение графически сходных букв, их взаимозамен (З-В, З-Е, Р-В, Т-Г и т.д.). У ребёнка «пляшут» буквы и строчки, он как будто не видит буквы, может не воспринимать какой-то шрифт, пробелы, переход с одной строки на другую, буквы сливаются-слипаются, смотрят в разные стороны, и другие похожие проблемы.

Зарубежные специалисты, говоря о дислексии, чаще всего имеют в виду только эту, оптическую ее разновидность. И здесь надо понимать: состояние детей с такой проблемой, даже при всей ее сложности, в целом значительно легче, ведь у них нет проблем с развитием речи и связанной с этим задержки психического развития.

Порой, наоборот, начинают даже говорить об особенности и гениальности таких детей: с оптикой плохо, а всё остальное, возможно, компенсаторно – перфект. Отчасти – это миф, но у кого-то – правда. Среди детей, которые проходили у меня коррекцию, были те, у кого была велика склонность к рисованию и музыке.

Как правило, детям с оптической дислексией, кроме работы с логопедом, нужна консультация и психолога, и нейропсихолога.

Возможно, понадобится консультация невролога, который может в реабилитационных мероприятиях предложить и массаж, и ЛФК, мозжечковую стимуляцию, чтобы помочь формированию базисных для чтения функций.

Русский — великий, могучий, ужасно сложный

Ещё, касаясь разницы между отечественным и зарубежным подходами, надо помнить, что мы — обладатели очень красивого языка, который входит в топ трёх самых сложных языков мира. Многие языки мира не такие сложные, там не такой многоступенчатой грамматики, ограниченное количество падежей и родов, а значит, нет вариабельности окончаний. А чего стоят наши причастия и деепричастия, фонематические языковые процессы, которые подарили нам красоту языка, но и одновременно проблемы!

У нас есть паронимы, синонимы, квазиомонимы – масса слов, которые отличаются друг от друга на один звук. Множество языков в мире этой проблемы просто не знают, там не делят звуки по глухости-звонкости, твёрдости-мягкости, шипящие-свистящие и различные соноры.

Поэтому наш отечественный подход к дислексии шире – и касается языковых проблем, сформированности психических функций: фонематического восприятия, фонематического анализа и синтеза, недоразвития лексико-грамматического строя речи, мнестических и рецептивных процессов, и, конечно же, зрительного анализа и синтеза, пространственных представлений.

Проясняем термины
Для того, чтобы грамотно разобраться в литературе по интересующей нас проблеме, родителям нужно знать несколько терминов.
Кроме дислексии, отечественная наука различает алексию — сложное комплексное нарушение, когда ребёнка в принципе невозможно научить читать. У таких детей нарушено усвоение образа буквы, может отмечаться грубое нарушение речи, умственная отсталость или сложные сочетанные формы нарушений;
Существует два нарушения письма – дисграфия и аграфия, и нарушение письменной речи — дизорфография.
В иностранных пособиях различают легостению – когда у ребёнка и дисграфия, и дислексия одновременно. Но отечественные специалисты не пользуются этим термином за ненадобностью, потому что есть дисграфия и дислексия и действительно очень часто они сочетаются.
Диагноз «гиперлексия» ставят, детям с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Такие дети, например, по титрам могут выучить иностранный язык, или запомнить и воспроизвести большой объём «сложной» информации, но смысла её не понимают.

Как понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением?

— Можно ли распознать дислексию до того, как ребенок начнет учиться чтению? Какие особенности в его поведении помогут насторожиться?

Для того чтобы понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением, нужно в целом оценить состояние здоровья ребёнка: его физическое и психо-речевое развитие, умение пользоваться разными видами памяти – все это легко проверяется до школы.

У любой проблемы есть корни. Рассмотрим различные способы диагностики проблем, которые в дальнейшем могут привести к развитию дислексии:

  1. Если у ребенка есть речевые нарушения, он ходит к логопеду. Логопед также смотрит, есть ли у ребенка нарушения фонематического слуха, анализа и синтеза, понимания, нарушен ли словарь и есть ли аграмматизмы (неправильное образование слов и их форм), насколько развита связная речь. Именно на занятиях, развивающих речь, логопед проводит и профилактику нарушений чтения, особенно тех видов, которые связаны именно с речью.
  2. На занятиях по ИЗО и при использовании любых видов ручного труда хороший воспитатель заметит, что у ребенка плохо развита мелкая моторика (не умеет вырезать, лепить, приклеивать, шнуровать, застёгивать пуговицы). Для письма, каллиграфии очень важно уметь выполнять мелкие точные действия. Их тренируют специально. Я рекомендую эти упражнения каждый день.
  3. Если ребёнок идёт в школу, он должен уметь кататься на двухколесном велосипеде — функции письма и чтения требуют координации и слаженности.
  4. Плохое владение ритмом может усложнить усвоение слов со сложной слоговой структурой, значит, его надо развивать — помогут танцы, музыка или более специализированные процедуры, такие как интерактивный метроном.
  5. Для чтения нужны хорошо сформированные зрительно-моторные и слухо-моторные координации, чтобы уметь видеть, слышать, говорить одновременно – именно это важно при чтении.
  6. Ребенок должен уметь запомнить и, если нужно, пересказать то, что он прочитал.
  7. Необходимо понять, какая рука у ребенка – ведущая, какой рукой он будет писать.

— Сама по себе леворукость – повод проверить ребёнка у логопеда?

— Да. Логопеды, психологи, нейрофизиологи и нейропсихологи часто обращают внимание не только на ведущую руку, но и ногу, и глаз. Латерализация важна, потому что в русском языке есть буквы, которые смотрят вправо или влево, симметричны по вертикали и по горизонтали или совсем несимметричны, а леворукий ребёнок может плохо усваивать направления.

На самом деле абсолютное большинство леворуких и амбидекстров (людей, одинаково владеющих двумя руками), кроме ведущей руки никаких особенностей не имеют. Левополушарное расположение центра речи наблюдается у 95 % праворуких и у 70% леворуких. И только у 15% леворуких центр речи находится в правом полушарии. Такие дети имеют особенности мышления — мыслят образами. Они могут обладать способностями к рисованию, музыке, а могут, наоборот, иметь ряд неврологических проблем.

Индивидуальный латеральный профиль помогает определиться с типом программы обучения (в зависимости от сочетаний ведущей руки, глаза и т.д. можно рекомендовать ребёнку школу определённого профиля. Например, ведущий левый глаз, рука и плечо – повод отдать детей в математическую.

Детей с разной латерализацией имеет смысл отдать в школу, где больше внимания уделяют чтению и гуманитарным наукам. А вот подход большинства гимназий, где берут сложную программу сразу по всем предметам, — неверный. Такая учёба очень тяжело даётся даже обычным детям и крайне тяжело – правополушарным леворуким).

Как определить ведущие руку, ухо, глаз
Например: попробуйте покидать ребенку маленький мячик, который он должен ловить любой рукой, но только одной. Ведущая рука определяется по тому, какой рукой чаще пойман мяч. Можно попросить ребенка «размешивать» ложкой сахар в стакане, «вдеть воображаемую нитку в иголку: у леворукого ребенка нитка окажется в левой руке.
Проверить ведущее ухо можно, попросив послушать, тикают ли часы. Ребёнок развернётся ведущим ухом к источнику звука.
Проверить ведущий глаз – попросив «посмотреть в скважину, прищурив один глаз. Глаз, которым ребёнок будет смотреть в скважину, — рабочий».
Все эти тесты достаточны условны. Главный критерий – какой рукой ребёнку предпочтительно действовать в быту: держать ручку, карандаш, ложку для того, чтобы писать, рисовать и есть.

В школе: проблемы или просто не старается?

— Как в школе отличить дислексика от «не старается»?

— На самом деле «не старается» и «не внимателен» — это тоже то, на что нужно обращать внимание и искать причину, почему ребёнок быстро утомляется.

Родитель может обратиться к логопеду с тем, что ребёнок не запоминает, например, буквы. Но опытный специалист обязан спросить: «Что ещё беспокоит, что еще не так?»

Если родитель перечисляет: утомление, неумение переключаться, головные боли, рвота, неумение сосредоточиться – это всё симптомы и поводы для обращения к неврологу.

Если вернуться к вопросу, трудно ли усвоить буквы обычному ребёнку, ответ достаточно прост. Умение запоминать образ буквы — предуготованная функция. Дети чуть ли не с рождения видят буквы везде – на биллбордах, в газетах, в книге, которую читает папа. И в один прекрасный день ребёнок сам спросит: «Это что за буква?», — потому что слово «буква» он знает. То есть, ребёнок сам опытно-практическим путём дойдёт до того, что буква – это знак, который означает звук.

Итак, проблем с запоминанием и распознаванием букв у обычного ребёнка в целом быть не должно. Если они возникают, надо обращаться к помощи специалистов.

Почему некоторые дети не запоминают, не узнают буквы?
Причин несколько:
литеральная агнозия или грубое нарушение зрительной памяти (невозможность запомнить образ буквы),
вербальная агнозия – конкретную букву распознаёт, а при написании слов, словосочетаний, предложений отмечаются искажения схожих по написанию букв,
— вариант проблемы – «зеркальное» написание букв. Обычно «зеркалят» маленькие дети, когда процесс запоминания букв в стадии усвоения навыка. Как только этот процесс завершен (обычно все дети запоминают все образы букв к концу второго класса), дети перестают делать подобные ошибки.
При этом до конца второго класса ребёнок имеет право спросить: «А как пишется «э» или «ф»?» Это не такие частоупотребимые буквы русского алфавита. Но если ребёнок и далее, например, в пятом классе продолжает писать «с» в другую сторону — «ɔ», то это уже не вариант оптической дисграфии, а зеркальная оптическая дисграфия.
Если ребёнок учит и не может запомнить буквы, забывает те буквы, которые часто используются в русском алфавите («а», «м» или «в»), нужно уже говорить не о дислексии, а об алексии. Такие детки обязательно, кроме логопеда, должны заниматься с нейропсихологом, клиническим психологом, получить консультацию невролога.

— А если ребенок плохо и медленно читает?

От способа чтения зависит и его скорость, отклонения в которой теперь тоже считаются дислексической ошибкой.

Здесь, наверное, нужно говорить о возрасте детей.

Существует три способа чтения: послоговое, «слог+слово» и «беглое чтение».  Ещё есть «бухштабирование» — последовательное называние букв слове (Б, А, Б, А) – чтением этот процесс называть нельзя, это неправильный тип обучения чтению.

Я считаю совершенно нормальным, если первоклашки читают по слогам. Так отрабатывается первый этап навыка чтения и его нельзя ускорить как-то извне – всему своё время. Ребёнок «начитался по слогам» и от этого способа переходит к другому — «слог+слово». Позже ребёнок узнаёт и начинает читать целые слова, переходя к беглому чтению.

В скорости освоения этого навыка ребёнка нельзя торопить. И просьбы родителей и учителей «читай быстрее» бессмысленны.

Так же неоправданно просить «быстрее вязать» или «быстрее переключать коробку передач в машине» человека, который только-только осваивает навык вязания и вождения машины.

Тут мы ничего не ускорим, но навредить можем: ребёнок начнёт торопиться и пытаться «угадывать» окончания слов.

Родители, которые пытаются приучить ребёнка к беглому чтению слишком рано, добиваются только одного – «угадывающего чтения», когда ребёнок пытается угадать слово по первому слогу, который он успел прочесть.

В итоге ребёнок делает ошибки, путается, не может понять текст, и вообще забрасывает чтение.

На начальном этапе формирования навыка чтения нужно проявить терпение – разрешить ребёнку читать в том темпе, который он пока может держать, не подгонять и не исправлять.

Разрешить водить пальчиком под строкой, пока эта необходимость сама не отпадёт. Пальчик – это такой «костылик», «палочка-выручалочка». Ребёнку и так очень трудно справляться с самостоятельным чтением, без которого он прекрасно обходился в дошкольном возрасте, когда ему читали взрослые.

Самое главное – это создать интригу вокруг чтения, чтобы это, скучное на первых порах, занятие довести до навыка и привить-таки к нему любовь. И одно из важных условий здесь – читать самим взрослым, подавать пример. Ребёнок должен видеть, что родители, братья-сёстры читают, что это нечто необходимое и такое же важное, как есть и спать, чтобы это вошло в его личный обиход.

Очень многие дети не прогрессируют в скорости просто потому, что не читают. А когда ребёнок читает каждый день, темп обязательно увеличится.

— А учитель способен распознать дислексика от «не старается»?

— В этом я до конца не уверена. Мне кажется, у него на это уже нет времени.

Проблему учитель, вероятнее всего, видит – разобраться с ней некогда.

Хотя нельзя исключить, что где-то в районной школе сидит замечательная Мариванна, у которой хватит душевных сил донести до мамы, какие именно у ребёнка проблемы или если уж не самой разрешить их, то предложить сходить к логопеду.

Я не склонна обвинять учителя в том, что он не может решить коррекционную проблему. Даже к логопеду учитель не может порой направить ребёнка, потому что такая штатная единица теперь не предусмотрела в школе.

Чем опасно принудительное раннее чтение

— Можно ли спровоцировать проявления дислексии у здорового ребёнка ранним обучением чтению?

— Учить ребёнка читать до школы действительно не надо.

Можно не препятствовать только тому, что ребёнок делает сам – хоть в два года.

Есть большое популяционное исследование, которое проводится в Институте возрастной физиологии РАО: проблемы памяти – это результат сверхраннего обучения, потому что создается система неадекватных требований, в том числе и очень раннее обучение чтению.

До шести-восьми лет ребенок не готов к чтению «физиологически»: не сформированы обеспечивающие функции:

не развито селективное внимание, без которого невозможно чтение и письмо, не сформированы в достаточной степени память и речь. Только к шести-восьми годам, когда созревают лобные доли мозга, у ребенка начинают формироваться эффективные зрительные дифференцировки. В этом возрасте и есть физиологический смысл начинать обучать чтению.

Если же начинает читать трёх-четырёх летний ребенок, это может привести к появлению неадекватного механизма чтения, которое ещё называют «угадывающим»: ребёнок будет неравномерно бегать взглядом по строке, успевая прочесть первые несколько букв в слове и пытаясь по ним угадать окончание. Да, таким образом можно спровоцировать дислексию.

— Имеет ли смысл ребенка с неврологическими проблемами или физиологически незрелого отдавать в школу позже?

— Я не очень люблю, когда пропускаются сензитивные (наиболее благоприятные) периоды. Самый оптимальный возраст для похода в школу — семь-семь с половиной лет. Физиологически незрелый ребёнок всё равно будет продолжать «вызревать» до пубертата, поэтому не стоит его передерживать дома. Иногда говорят, чтобы нужно продлить детство до восьми лет. Я задаюсь вопросом: а почему не до девяти или десяти, или даже до подросткового возраста? Нет, я против.

Всей семье психологически проще, если ребёнок пошёл в школу одновременно со своими ровесниками и продолжает решать уже известные и обозначенные проблемы одновременно с учёбой. При этом не стоит игнорировать занятия с логопедом, психологом, при необходимости — продолжать посещать невролога.

Я очень редко соглашаюсь на то, чтобы подождать до восьми лет. Это оправданно, если сильно настаивает психолог — если у ребёнка нет мотивации к обучению, он только-только начал по-настоящему играть, или же я сама вижу, что нужно дать стабилизироваться речи, которую только недавно «вызвали». Но и шестилеток в школе я видеть не хочу.

Я, например, пошла в школу в семь с половиной лет – и в жизни никуда не опоздала.  И так до сих пор считаю, что всему своё время: читать будем в школе, до школы – гулять и играть – учиться взаимодействовать.

— Какие-то ещё ошибки в составлении школьных программ могут провоцировать ошибки в чтении?

— Такое возможно, когда в программу обычного обучения включают коррекционные приёмы. Например, если учитель на обычном уроке говорит: «Смотрите, дети: буква «Е» смотрит в одну сторону, а буква «З» — в другую», — назавтра половина детей будет эти буквы путать. Если у ребёнка, обучаемого обычным способом, не возникает проблем в различении букв, то разницу объяснять и не надо.

Прививаем любовь к чтению

— Надо ли на период обучения чтению оставить только книги и дозировать визуальные источники информации – гаджеты, телевизор?

— Я считаю, что книга на начальных этапах обучения конкуренции с любым визуальным рядом всё равно не выдержит. Очень многие процессы в обучении завязаны на визуализацию – не случайно складываем мы с ребёнком не «2+2», а «два и два яблока».

Поэтому в борьбе с гаджетами и компьютером будет только две эффективных средства – личный пример родителей и правильные шаги.

Например, можно устраивать совместное чтение или чтение по ролям, но надо найти книгу, которая была бы интересна для всей семьи. Может быть, получится заложить традицию семейного чтения.

Можно, привлекая на помощь любимый гаджет, предложить диафильм – вывел на проектор картинку – и ребёнок читает. То есть, главное, предложить, показать, стимулировать интерес к чтению. Понятно, что «мама мыла раму» — очень скучно. Но и без «рамы» мы не обойдёмся – там специально простая структура слова.

Не надо навязывать ребёнку свой вкус, не предлагайте ему прекрасного Носова и Драгунского, пускай ребёнок читает то, что ему нравится – про принцесс, причёски и маникюры или фантастику, про животных и машины.

Главное, чтобы ребёнок обратил внимание на книгу как источник информации.

Можно поработать с поощрениями. Подумайте, чем вы можете поощрить ребёнка, главное, чтобы поощрение было здесь и сейчас.

Это могут быть конфеты, хотя стоматологи нас не поймут.

Нужно хорошо знать своего ребёнка. Помню, у меня занимался мальчик из очень состоятельной семьи, его было трудно чем-то удивить, родители могли купить всё. И я придумала покупать ему маленькие жвачки, причём за каждый успех давала сразу несколько. Он их вообще не жевал, просто ему нравилось, что у него к концу занятия – целая горка призов. Кто-то будет стараться – за смайлик, за весёлую картинку. И такие картинки ребёнок начнёт коллекционировать просто потому это – его поощрения.

Дислексию лечит специалист

— Могут ли в случае диагностированной дислексии заниматься с ребёнком сами родители?

— Могут, но под руководством специалиста. Помимо обязательной диагностики и приездов к логопеду, можно организовать расширенные консультации, где составляется реабилитационный и обучающий маршрут, что именно с ребёнком делать. При согласии педагога возникающие вопросы можно быстро задать ему в соцсетях. Иногда целесообразно предложить для самостоятельной работы «большое» задание, с которым родитель уходит домой, а потом показывает ребёнка в динамике, спустя какое-то время.

И это может быть задание совсем не только по чтению, но и конкретный совет: подключить к работе с ребёнком других специалистов – нейропсихолога, невролога, массажиста.

Иногда бывает, что ребёнка смотрит невролог и говорит: «Давайте сначала решим проблему с энурезом и пищеварением, потому что у ребёнка третий день запор, он у вас вообще еле сидит, какое уж тут чтение?»

Читать с ребёнком дома вы всё равно будете, другое дело, что у специалиста есть лайфхаки – интересные тексты, поощрения, всякие находки. У него обучение пойдёт быстрее и веселее.

— Как долго придется посещать логопеда?

— Зависит от состояния ребёнка. Если мы быстро найдём «винтик», на котором держатся проблемы и займёмся именно им, сдвинемся с места достаточно быстро.

Если состояние ребёнка осложнено другими диагнозами – например, умственной отсталостью, — времени потребуется больше. Читать сложные тексты со множеством специальной терминологии он, конечно, не будет, но довести навык до такого состояния, чтобы ребенок им свободно пользовался, — вполне возможно.

Но я однозначно не верю в истории «сейчас мы три дня почитаем – и всё пройдёт».

«Просто объяснить» навык чтения нельзя – его нужно вырабатывать и совершенствовать.

Например, если бы в программе первого класса урок письма стоял один раз в неделю, мы бы учились писать до одиннадцатого.

— Насколько реально ко всем специалистам, необходимым для коррекции ребёнка-дислексика, попасть бесплатно по ОМС?

— Знаете, я – за частные клиники. Я понимаю, что этот ответ мало кому понравится, но всё дело в нынешних нормативах на приём. Не может специалист за три минуты посмотреть ребёнка, записать всё нужное, выписать талон и так далее. Неврологические проблемы нужно уметь трактовать, и на это нужно время.

Например, у меня как логопеда первичная диагностика ребенка и консультация занимает от часа до полутора, а в прочем я не лимитирую по времени: родитель должен получить ответы на вопросы, с которыми пришёл, разрешаю, если что-то забыли спросить, писать мне в соцсетях. Во всём мире качественные консультации – тоже чаще всего не государственные программы, увы.

— Надо ли переводить дислексика на домашнее обучение?

— Я против любого сепарирования, потому что навык общения понадобится ребёнку везде.

При этом, понятно, что наше общество я поправить не могу. Значит, ищите учителя, который готов бы был такого ребёнка не ругать, а поощрять каждый его успех. Если мы поощряем личные успехи и личный рост ребёнка, проблемы в том, что он учится среди всех, нет никакой.

Фото из личного архива Ольги Азовой

О том, как выбрать логопеда для ребенка, читайте:

Как выбрать логопеда для ребенка?