Как выстроить «маршрут» поиска подходящего логопеда и решения речевых проблем ребенка? На самые важные вопросы родителей отвечает директор медицинского центра «Логомед прогноз» Ольга Азова

dsc_8439-1_cr

Ольга Азова

Когда начинать тревожиться, а когда – просто ждать?

— Бывает, родители жалуются, что ребенок долго не начинает говорить. Что значит «долго»?

— У «безречья» могут быть разные причины. Не говорят дети не только с нарушением речи, но и при нарушении слуха, интеллекта, расстройствах аутистического спектра.

«Долго» — это когда ребенку год, а он не откликается на свое имя, не понимает простого обращения («идем спать», «мыть ручки» и т.п.). Либо когда после трех лет ребенок понимает обращенную речь, у него много жестов, но самостоятельной речи нет.

Если при этом ребенок излишне «самостоятелен», не смотрит в глаза, избегает телесного контакта или, наоборот, излишне любит объятия, если у него снижено чувство боли, то нужно быстрее обращаться к специалисту.

В этих случаях нужно в первую очередь проверить слух, лучше не один раз. Посетить невролога, в два года получить консультацию логопеда. Есть такое замечательное исследование – вызванные потенциалы (метод исследования нервной системы, основанный на регистрации электрических потенциалов мозга в ответ на какое-либо воздействие – прим.Ред.), оно достаточно объективно.

— Какие особенности в развитии речи ребенка должны вызывать тревогу родителей? В каком случае нужно немедленно обратиться к специалисту, а когда лучше подождать?

— В том, что касается речи, я не люблю ждать. Допустимо до года не произносить слова, до двух лет может не быть короткой фразы, а до трех лет — развернутой. Если до двух лет ребёнок социален, коммуникативен, хорошо понимает обращённую речь, то ещё три-четыре месяца наблюдаем. Но три года – это «рубикон». В пять лет речь заканчивает своё развитие, оставляя возможность на протяжении всей жизни копить словарь. Если появление звукокомплексов (сочетания звуков, например «ау» — прим. Ред.), слов и предложений не укладывается в сроки, это повод показаться врачу и логопеду.

Тревожиться надо, если у ребенка бедный лексикон (словарь не по возрасту); неправильное употребление слов – речевые аграмматизмы; несвязная речь (плохо пересказывает сказки); не выговаривание звуков и, возможно, особенности формирования фонематического слуха.

Кроме этого, нужно обращать внимание на понимание обращённой речи, умение коммуницировать и эмоциональное развитие ребёнка.

— Наиболее часто встречающиеся причины нарушений речи – нейробиологические, анатомические (строение речевого аппарата), психологические или еще какие-нибудь?

— Чаще всего невозможно назвать одну конкретную причину. Скажем, мама курила по пачке в день (пример из практики) – это может быть причиной.

Если это проблемы со звукопроизношением, то причины могут быть и в нарушении строения артикуляционного аппарата или мышечного тонуса, и сочетанными.

Если ребёнок не говорит, например, при моторной алалии (отсутствии или недоразвитии речи у ребенка при нормальном слухе – прим. Ред.), чаще всего это патология беременности и родов: быстрые или затяжные роды, асфиксия.

Всё чаще первопричиной нарушений речи называют шейно-головные травмы во время родов.

Так считали, в частности, А. Ю. Ратнер и П. Г. Замаратский. «Достаточно 10-15 мин. кислородного голодания мозга, чтобы это отразилось на его функционировании. У 70-80% новорождённых детей страдает шейный отдел спинного мозга, у 35-40% — грудной и поясничный отдел», — писал профессор Ратнер. В будущем это выливается в головные боли, речевые проблемы, сложности с усвоением учебной программы, непослушание, неадекватное поведение.

Если ребенка дразнят за картавость-шепелявость

dsc_7756

— Насколько усердно можно заниматься с ребенком развитием речи, чтобы не вызвать других проблем – психологических?

— Сейчас есть яркая тенденция к тому, чтобы поголовно со всеми детьми заниматься как можно раньше: «чтение с пеленок», «говорить раньше, чем ходить» и т. д.

Я категорически против, когда ребёнка развивают для профилактики: «пусть ребёнок позанимается, хуже не будет». Я считаю, что будет хуже.

И последствия могут быть отсроченными. Потому что те люди, которые в детстве вместо игры просиживали на занятиях, чтобы выучить пару-тройку английских слов, во взрослой жизни пытаются «поиграть в жизнь» и «в дочки-матери».

Дошкольник не обязан обучаться, у него другая ведущая деятельность – игра. До школы ребенок должен уметь качественно и много играть, уметь взаимодействовать в игре, понимать правила, соответствовать предложенной роли. Как это ни парадоксально прозвучит в устах логопеда, но лучше пусть шепелявят, но только катаются с гор и играют в прятки. Пользы для дальнейшей социальной жизни будет больше.

Единственно, когда логопед должен быть непримирим, это если у ребенка нет совсем речи и нарушена коммуникация.

— Часто ли родители жалуются, что их детей дразнят сверстники из-за нарушений речи?

— Дети не очень хорошо слышат и различают нарушения звукопроизношения. У меня было два прекрасных мальчика. Миша не выговаривал [р], учился во втором классе, на учёбу [р] не влияло, оценки были хорошие. Ничего исправлять он не хотел — его всё устраивало. Мама в качестве мотивации к занятиям сказала, что нужно исправить, иначе будут ребята дразнить. На что Миша ответил: «Какие они тогда друзья?»

Второй мальчик, Виталий, учился в шестом классе, звуков для исправления было чуть больше, в остальном ситуация похожая. Мама к сыну обратилась с той же мотивацией, ответ был такой: «С чего это вдруг будут дразнить? Почему раньше не дразнили?»

Звуки я рекомендую всё-таки поставить, и лучше до школы, чтобы в дальнейшем не сужать спектр доступных профессий. Дикторы, лекторы, политики – все они должны иметь чёткую, внятную речь с правильным звучанием звуков.

Кроме того, неправильное звукопроизношение часто сопровождается нарушением фонематического слуха, а значит, если не корригировать, то будут ошибки на письме.

Как проверить профессионализм логопеда?

dsc_7735

— Когда специалист может помочь ребенку справиться с нарушениями речи, а когда — нет? Как определить, что проблема нерешаема и перестать досаждать ребенку упражнениями?

— Нельзя сдаваться и опускать руки. Помогают тем семьям, где есть железная воля и упорство родителей. Сам ребенок не может организовать себе занятия.

В детстве я часто ездила к бабушке в деревню. У бабушки была сестра. Во время своей беременности она упала с воза и сильно ударилась животом, ребенок родился больным. Не знаю, это семейная легенда или именно так всё и было, но Володя, ныне уже покойный, был из тех, кого беззлобно называют деревенскими дурачками. Он не говорил, если не считать пяти — десяти слов. Как профессионал я теперь понимаю, что Володе можно было помочь, если бы с ним занимались развитием речи в детстве. Но тогда это было невозможно, и родители, наверное, приняли случившееся как судьбу.

В институте нас учили: «любого ребёнка вы должны тянуть в норму». Конечно, не все, в силу тяжести проблемы, смогут дотянуть, но мы должны создавать все условия.

— Бывает, что один специалист помогает, а другой – нет. Как родителям правильно выстроить «маршрут» при поиске подходящего логопеда?

— Профессионализм – это моя больная тема. Я преподаю в университете и знаю, что вузы «трясёт» давно. Пересмотрены программы, сокращены часы преподавания. Но самая большая проблема, на мой взгляд, это заочная форма обучения логопедов, когда на практику отведено непозволительно мало времени. Клинические случаи, конкретные кейсы коррекции и обучения — это невозможно «пройти» самостоятельно.

Давайте попробуем дать конкретные советы по поиску логопеда:

Образование специалиста. Это диплом о высшем специальном (дефектологическом) образовании, лучше очной формы обучения.

Повышение квалификации и дополнительное образование. Например, если специалист позиционирует себя как профессионал в области коррекции речи детей с аутизмом, то он обязан знать АВА терапию. Если занимается коррекцией дизартрий (нарушением произносительной стороны речи, обусловленное недостаточностью иннервации речевого аппарата – прим. Ред), то необходимы знания для проведения логопедического массажа, умение работать с просодикой (интонационно-выразительной окраской речи – прим.Ред.).

Преемственность: у кого логопед учился. Учитель должен быть уважаемым в профессии человеком. Конечно, хорошо иметь и обратную связь: знает ли учитель этого специалиста, ведь ученик — это «штучная» работа. Например, я ученица Марии Фёдоровны Фомичёвой.

В каких учреждениях работал специалист, и где работает сейчас. Есть так называемые «брендовые» места, которые позволяют судить о статусе. Правда, нужно еще спросить, как долго там человек проработал.

Следует задать конкретные вопросы по вашей проблеме. Например, умеет ли специалист работать с неговорящим ребёнком и какие системы работы знает. В логопедии, как ни странно это прозвучит, не существует методики работы с алалией. Есть методы, приемы, подходы, связанные с конкретными именами, но методики до сих пор нет. Важно, чтобы специалист не только назвал фамилии, но и рассказал, что именно он собирается делать.

Важно, сколько детей было в его практике. С малышом может заниматься и начинающий логопед, но родитель имеет право знать, что его ребёнок – профессиональный старт. Обычно такой специалист взамен предлагает старательность.

Логопед обязан дать прогноз и назвать количество необходимых занятий. Конечно, при сложных речевых нарушениях сделать это сразу не получится, но можно поставить промежуточные цели. Родителей не должен устраивать ответ «посмотрим, как пойдёт». Я обычно говорю: дайте мне несколько занятий, чтобы определить, как ребёнок со мной будет взаимодействовать. Ребёнок, как и взрослый, может быть не выспавшимся, взволнованным, «не в настроении» и т.д. А на следующем занятии всё будет по-другому: выспался, не капризничал, был сыт и работоспособен.

Важны профессиональные междисциплинарные связи – с кем сотрудничает логопед. Когда у ребёнка сложный диагноз, то важен комплексный подход в коррекции.

— Бесплатно консультацию логопеда можно получить только в детском саду или поликлинике. Как Вы оцениваете квалификацию логопедов, работающих в этих учреждениях?

— Бесплатные консультации есть только в государственных учреждениях, но там же могут быть и платные, сейчас это разрешено. Что касается квалификации, то она, как и совесть, или есть, или ее нет. Само учреждение ни при чём.

Мне кажется, проблема в формальном подходе к работе контролирующих органов, который сводится к проверке документации. Проблема еще и в том, что практически нет профессиональных ассоциаций. В профессиональном пространстве нет секций, круглых столов. А если есть, то они только платные. Вот здесь и ответ. Основной критерий – совесть специалиста. Только он сам, заплатив, может пойти и научиться — или купить сертификат, не обучаясь. Выбрать тему для самообразования и оттачивать мастерство — или остановиться на достигнутом.

Об очень конкретном

img_6339

— Какие существуют современные эффективные способы коррекции дизартрии, дислалии, заикания, алалии, афазии и т.п., помимо занятий с логопедом?

— Способов три: медицинский, психолого-педагогический и аппаратный (немедикаментозный). Важен подбор методов работы по разным направлениям.

Для коррекции дислалии (нарушении звукопроизношения при нормальном слухе и сохранной иннервации речевого аппарата, проявляющееся в искаженном произнесении звуков, в заменах звуков или их смешении – прим. Ред.) достаточно знаний и умений логопеда. Логопед, который занимается дизартриями (нарушением произносительной стороны речи, обусловленным недостаточностью иннервации речевого аппарата — прим. Ред.), ринолалиями (нарушением тембра голоса и звукопроизношения, обусловленным анатомо-физиологическими дефектами речевого аппарата (врожденными расщелинами нёба) – прим. Ред.), заиканием, обязан знать приёмы логопедического массажа. При дизартрии необходимо, кроме классических приёмов по постановке звуков, работать с нормализацией мышечного тонуса, просодическим компонентом, дыханием. Для заикающегося ребёнка нужен общий и логопедический массаж по расслабляющемуся типу.

При дизартрии и заикании важно работать над постановкой длительного ротового выдоха и постановкой диафрагмального типа дыхания. Эта функция хорошо тренируется и стабилизируется на аппарате БОС-логотренажёр, ребёнок сам контролирует процесс.

На коррекцию нарушений речи направлен также очень большой блок физиотерапевтических процедур: амплипульстерапия, лазеротерапия, транскраниальная микрополяризация.

Речь требует качественного слухового восприятия и «фонематического слуха». С 1940 года существует слуховая терапия по методу Альфреда Томатиса. Более современный способ — компьютерная коррекционная речевая программа Fast ForWord, она развивает фонематический слух, концентрацию внимания и когнитивные функции.

Речь – координированный двигательный акт. Поэтому важно проводить не только логопедический, но и лечебный массаж, ЛФК, мозжечковую стимуляцию (упражнения в балансе), использовать БОС-миотренажёр.

Что касается занятий дома с родителями, то тут мы больше должны говорить о сотрудничестве логопеда и семьи. В трио: специалист-родитель-ребенок должны хотеть заниматься двое. Специалист априори хочет помочь. Если не хочет ребёнок, то профессионализм специалиста и любовь мамы помогут включить его в занятия. Если мама не участвует, то время на коррекцию растягивается.

Очень важно, чтобы родители с ребёнком много читали, играли и выполняли задания разных специалистов. Если мама берет на себя функции профессионала, то это чаще всего происходит тогда, когда она получает дополнительное образование (логопеда или психолога), либо в случае, когда по месту жительства нет конкретного специалиста.

Как связаны психика и речь?

dsc_7743

— С какими психологическими особенностями ребенка могут сочетаться нарушения речи? Как это влияет на работу логопеда?

— Психологические проблемы возникают у совершенно разных людей, и запускают их отнюдь не речевые проблемы. Но вторичные факторы, связанные с речевыми нарушениями, могут иногда коррелировать с особенностями психологии.

Например, ребёнок при ринолалии много времени проводит в стационарах: операции, реабилитация. При этом нарушается процесс его социализации. Но я знаю огромное количество детей и взрослых, которые не испытывают никаких коммуникативных проблем из-за особенностей звучания голоса или следов перенесённых операций. В детстве у меня был такой друг, который вырос и стал успешным в бизнесе. Это касается и людей с заиканием, дизартриями. Если человек — душа компании, то заикание этому не помешает.

В случае речевого негативизма (отказа говорить – прим.Ред.) очень важно, как принимает ребёнка семья. Какие бы конфликтные ситуации не возникали «в песочнице», мама должна всегда быть на стороне своего ребёнка.

Что касается работы логопеда, то его компетенции позволяют учитывать любые особенности ребёнка, и психологические в том числе. Логопед обязан уметь увлечь, организовать игру, переключить. Сейчас малыша уже трудно заинтересовать картинками, вырезанными в прошлом веке и наклеенными на серый картон. Для занятий с детьми требуется знание и умение использовать компьютерные обучающие программы, сенсорные игры, современные девайсы, всякие хитрости, специально организованное особое рабочее пространство.

— Если у ребенка была дислалия или другие отклонения в развитии речи, это значит, что в дальнейшем ему будет трудно учить иностранные языки?

— Никаких ограничений и особых трудностей в изучении любого другого языка нет. Даже общее недоразвитие речи (ОНР) не является препятствием для этого. Мой опыт работы показал, что детям с ОНР в школе иностранный язык (английский, немецкий, французский) даётся проще, чем письменный русский.

У нас много общего в организации фонетической системы, звуки различаются по бинарным оппозициям (глухости — звонкости, твёрдости – мягкости и т.д.), а значит, и в устной речи, и на письме могут быть их замены.

Про нарушения письменной речи

zanyatie-s-logopedom-nachalnye-navyki-obucheniya-chteniyu

— Каковы самые распространенные причины нарушений письменной речи, таких как дислексия и дисграфия?

— Самая популярная дисграфия – это нарушение языкового анализа и синтеза и акустические проблемы. Не последнюю отрицательную роль здесь выполняет фонематический метод обучения, который выбран за основу изучения грамоты в последние 20-30 лет.

Дети пропускают буквы и слоги, заменяют близкие по звучанию звуки. Многие авторы считают, что у детей нарушен фонематический слух. Но не может быть нарушение поголовным. При такой логике слабослышащие дети никогда не научились бы читать и писать.

При дислексии кроме основных симптомов нарушения (анализ и синтез, фонематический слух) чаще всего проблемой является скорость и способ чтения. Даже если дети не допускают ошибок, но читают медленно и по слогам, «угадывая» окончания слов и фраз – это дислексическое нарушение.

Области риска

dsc_5510

— Как родители могут обнаружить проблему до того, как на нее укажет учитель?

— Есть так называемые группы риска: дети с перинатальными и натальными патологиями, дети с отставанием в речевом развитии, с задержкой психического развития, с выраженным отставанием формирования графических навыков, дети-билингвы, переученные левши.

Что делать родителям? Если у ребёнка есть речевое отставание до школы, то его нужно исправить, или, если это невозможно, то минимизировать. Не обучать детей слишком рано читать, потому что у них не сформировано селективное внимание, без которого невозможно чтение и письмо, а также не сформирована произвольность, память и речь.

Проблемы памяти – это результат сверхраннего обучения, потому что создаётся система неадекватных требований.

Вовлечение новых мозговых структур в организацию внимания начинается только в 6-8 лет, когда активно начинают созревать лобные доли и формироваться эффективные зрительные дифференцировки. Если же ребёнок начинает читать рано, то у него формируется неадекватный механизм чтения, при котором воспринимается несколько букв и взгляд убегает, а потом много раз возвращается. Формируется так называемое «угадывающее чтение».

Когда проблема обнаружена, то нужно идти к специалистам: неврологу, психологу и логопеду. Они предложат медикаментозную поддержку, методы и способы коррекции, посоветуют современные методы реабилитации.

— Дислексия и дисграфия корректируются, или ребенку придется просто приспосабливаться и как-то обходить возникающие при чтении и письме трудности?

— Если дислексия или дисграфия — это самостоятельное нарушение, без сочетанных проблем и вторичных нарушений в виде сохраняющихся проблем с речью, когнитивных трудностей, то они прекрасно поддаются коррекции. Важно вовремя начать.

В моей практике был ребёнок, у которого до школы отмечались речевые проблемы, они были скорректированы, в начальной школе он справлялся с программой, особенно хорошо успевал по математике. Но к средней школе, за счёт усложнения словаря и увеличения объёма заданий, начались серьёзные проблемы, сформировалась стойкая нелюбовь к предмету «русский язык».

Трудности проявлялись в следующих случаях: при подборе проверочных слов; при овладении морфемным анализом слов; при дифференциации приставок и предлогов; при выделении и дифференциации по значению словообразующих и формообразующих морфем. Когда мы в процессе коррекционных занятий достигли успеха, ребенок пришел к выводу, что русский язык не такой уж и сложный, у него улучшились оценки.

Но есть и те, кто просто приспосабливается, всячески избегая письменной речи.

Мозг развивается на кончиках пальцев

dsc_7731-1

— В школе детей нередко пытаются научить писать красиво. Надо ли это делать? Ведь сейчас людям чаще приходится писать с помощью клавиатуры, чем с помощью ручки или карандаша.

— Каллиграфия – это ещё одна моя любимая тема. Как говорится, мозг развивается на кончиках пальцев. Если ребёнок чисто и красиво пишет, то у него есть время на обдумывание. Небрежное письмо порождает ошибку. Письмо задействует разные группы мышц и суставов, а не только кисть и пальцы. Этот процесс заставляет мозг чувствовать ритм, темп, симметрию, развивает внимательность, наблюдательность и воображение.

Я предлагаю многим детям начинать обучение письму, каллиграфии перьевой ручкой. Когда мы пишем пером, то держим ручку физиологично, с правильным захватом, чтобы перо не скрипело. Письмо на скорости всегда ухудшает почерк, а перо не терпит суеты.

Я считаю, что современные дети достойны и каллиграфии, и чистописания. Главная проблема в том, что на развитие навыка письма в школьной программе отведено недостаточное количество времени. А освоить навык письма с помощью клавиатуры можно в любом возрасте.

— Существуют разные способы и методики обучения чтению. Какие кажутся вам наиболее удачными?

— Основных методов обучения чтению два: зрительно-логический и фонематический.

Первый всё реже используется. Есть дети, которые самостоятельно учатся читать. Например, дети с аутизмом могут самостоятельно научиться читать не только на родном, но и на любом иностранном языке. Они опираются на зрительный анализатор, на абрис слова. Правда, тут можно столкнуться с тем, что ребёнок не понимает, что читает.

Второй метод, фонематический, получил широкое применение на современном этапе. Но создал много проблем, потому что детей достаточно искусственно учат анализу и синтезу на письме, привязывая обучение к символике, транскрипции.

Раньше звуковой анализ проводили на слух: какой звук первый, придумай пять имён девочек на звук [А] и т.д. Потом показывали и заучивали букву, затем слияние букв в слоги, слогов в слово, слов в предложение. Собственно, всё.

Все методы уже давно испробованы, человечество читает давно. Поэтому хватить что-то придумывать и экспериментировать на детях. В 50-е годы XX века достаточно подробно было описаны механизмы формирования чтения и письма. Это работы фундаментальные.