С новой инициативой выступил депутат ГД Виталий Милонов: на этот раз его внимание привлекли бездомные сограждане

Бомжей с улицы надо изъять, считает чиновник. Идея не нова, в СССР с этой проблемой пытались справиться в том числе и введением уголовной ответственности за бродяжничество и попрошайничество. Депутат говорит, что это было не очень, может быть, милосердно, но эффективно.

Пока он предлагает меры не столь, на первый взгляд, радикальные – создание новой государственной структуры по работе с бездомными и открытие коммун, куда переселят людей с улиц (об этом депутат рассказал на пресс-конференции в НСН). Хотя помещение людей, объединенных одним признаком, в некие трудовые лагеря все же можно назвать радикальными мерами.

Например, изъятых с улиц предполагают отправить трудиться на сельскохозяйственные производства. Милонов даже предложил «выгнать» одного из кандидатов в президенты РФ из его хозяйства и «пусть там бомжи работают». Смеем предположить, впрочем, что это предложение вряд ли можно считать официальной позицией власти и земли у фермеров отбирать все же не будут.

Нахождение на улице больше правом человека не является, считает чиновник: «На одной чаше весов тут либеральные ценности, право человека на выбор образа жизни, на другой – общественная безопасность и цена жизни этого практически недееспособного человека».

В обсуждении приняли участие руководство и сотрудники дома трудолюбия «Ной» – организации, которая, может стать, видимо, одним из прототипов коммун. Подопечные «Ноя» работают и отдают половину своей зарплаты на содержание тех, кто не может работать в силу возраста или болезней.

«Милосердие.ru» часто пишет о проблемах социализации бездомных и об успешных проектах возвращения людей с улиц. Давайте разберемся, что не так с замыслом депутата, на опыте героев наших публикаций.

Милонов предлагает собирать бездомных в большие трудовые коллективы

Если предположить, что государство сможет забрать с улиц сразу бездомных людей по всей стране, то по какому принципу их будут расселять в коммуны? Как там будут следить за порядком и безопасностью? Как быстро эти гетто станут источником проблем для других жителей районов?

В Костромской области работает благотворительная организация «Воскресение»: ночлежка в областном центре и приют в деревне. Ночлежка рассчитана на 30-40 человек, а в сельском подворье постоянно проживают четверо бывших бездомных и сотрудник фонда с женой.

Люди держат хозяйство, работают, обслуживают себя, иногда подрабатывают помощью односельчанам. Правило одно: не пить. Жесткого распорядка, графика работ нет. Наш корреспондент задал вопрос Александру Пушкареву, руководителю организации: почему бы не сделать большой приют?

– Нет, я считаю, что нужны небольшие поселения, находящиеся на приличном расстоянии одно от другого. Вот наша городская ночлежка – 30-35 человек, зимой до 40. Но и это уже очень много народа, все со своими проблемами, привычками – очень сложно поддерживать порядок.

Чиновник считает живущих на улице психически больными и неспособными заботиться о себе

Давайте вспомним опыт Канады, о котором мы писали. Как и везде, самая сложная категория бродяг – хронические. Как правило, это наркозависимые или страдающие психическими заболеваниями люди. Логичное, казалось бы, решение проблемы: лечение – потом жилье, оказалось совершенно неэффективным.

Тогда, по примеру аналогичной программы в США, канадские власти запустили пятилетний пробный проект «Сперва жилье» – сначала заселение, потом реабилитация, лечение и помощь.

Постепенно бывшие бездомные привыкают заботиться о себе самостоятельно. Это обходится Канаде в миллиарды долларов, но, – внимание, – все равно дешевле, чем расходы на уличных бродяг (суды, приюты, больницы).

Бомжи приходят поспать-поесть и снова возвращаются на улицы. Проблема не решается

Чиновник прав в том, что возможности различных организаций, помогающих людям с улиц, малы по сравнению с количеством бездомных в стране. И многие подопечные, действительно, согревшись, возвращаются к бродяжничеству. Но есть и другие цифры.

– Если говорить о людях, которых мы заселяем в наш приют, то потом не возвращаются на улицу приблизительно 60% наших подопечных, – рассказывает директор питерской «Ночлежки» Григорий Свердлин. – Некоторые из этих людей устраиваются на работу и начинают снимать жилье – сначала это может быть койка в общежитии, потом комната в коммунальной квартире, а дальше по-разному, как у всех.

Только труд поможет человеку вернуться к нормальной жизни

”

Стоит ли фантазировать о том, как заставить человека работать, если работать он не хочет?

В статье 37 действующей Конституции РФ сказано: труд свободен (п.1); принудительный труд запрещен (п.2).

Если предположить, что жители милоновских коммун будут вольны выбирать, работать или нет, то отказавшиеся должны будут вернуться на улицу. А с улиц, как мы помним, людей надо изъять. Наверное, при дальнейшем обсуждении законодательной инициативы эти нюансы будут разъяснены.

Опыт многочисленных НКО, занимающихся реабилитацией бездомных людей, говорит о том, что причин, по которым наши граждане остаются без крыши над головой, много. Не исправительные работы, а юридическая и психологическая помощь, помощь в избавлении от химических зависимостей, помощь с трудоустройством, возвращение на родину и воссоединение с семьей – вот работающие схемы ресоциализации.

Остается надеяться, что при создании «Министерства по делам бомжей» (если до этого действительно дойдет) чиновники будут руководствоваться не только мнением руководителей существующих трудовых коммун, но и опираться на опыт других организаций, успешно работающих в сфере помощи бездомным.

Ситуацию для «Милосердие.ru» прокомментировала Наталья Маркова, координатор движения «Друзья на улице» в рамках АНО «Друзья общины святого Эгидия».

– По статистике нашего центра оказания услуг людям в трудной жизненной ситуации «Дом друзей на улице», почти 86% бездомных в Москве – приезжие, и приехали они не от хорошей жизни. Проект по изъятию людей с улиц никак не влияет на первопричину их бездомности: бедность, тяжелую жизненную ситуацию и нехватку рабочих мест в регионах. Тем более, что большинство из них старше 50 лет, специальности многих сейчас не пользуются популярностью, что создает дополнительные сложности при попытках трудоустройства.

Немногие знают, что основной запрос, порядка 90% обращений, с которым к нам приходят, это необходимость привести себя в порядок, вымыться, подстричься, постирать вещи, – то есть, прилично выглядеть, чтобы пытаться как-то устроиться. Грязные, опустившиеся бездомные, которых мы видим на улице, – это лишь часть.

Но бесплатных душевых, дешевых прачечных самообслуживания, дешевых гостиниц для тех, кто не имеет средств к существованию, мало даже в столицах.

Проект коммун, по всей вероятности, высокобюджетный. Мне кажется, эти средства было бы эффективнее направить в регионы на помощь тем, кто стоит на грани.

Фото: Павел Смертин