Школьные проверки на наркотики как анонимная диспансеризация с элементами психоанализа

25 июня – международный день борьбы с наркотиками. В России – одной из немногих стран мира, где наказывают не только за распространение и хранение, но и за употребление наркотиков – чиновники убеждены: бороться нужно смолоду.

В начале лета на заседании совета при Совете Федерации по проблемам профилактики наркомании председатель СФ Валентина Матвиенко отметила, что «почти 70% наркозависимых – это подростки и молодежь, а средний возраст начинающего наркомана достиг 11 лет», – цитирует ТАСС.

В конце 2013-го года по приказу министерства образования и науки российских школьников начали проверять на употребление запрещенных веществ. По данным Минздрава (проверка разделена на две части: за одну отвечает Минобрнауки, за вторую – Минздрав), на первое тестирование осенью 2014 года в одной только Москве было потрачено больше 3,5 миллионов рублей.

Тогда у 3,2% школьников были найдены следы наркотических препаратов в биологических жидкостях (крови и моче). В Минобрнауки подчеркивают, что сбор данных с помощью таких анонимных тестирований помогает специалистам составлять карту «рискованных» территорий. В соответствии с ней в тех или иных регионах России усиливается «профилактическая работа с молодежью».

Многие эксперты считают такой «промежуточный» этап перед началом пропаганды здорового образа жизни лишним.

По ходу дела

Проверка российских школьников на наркотики состоит из двух частей. Первая – тестирование на территории школы, цель которого выявить потенциальных аддиктов.

Вторая часть – анализы крови и мочи в поликлинике, а также встреча с наркологом, который проверяет вены школьников и измеряет давление. К прохождению теста никого не принуждают.

Разрешение на проверку школьников младше 15 лет дают их родители, старше 15 лет – сами подростки. Организацией процесса занимаются учителя, но им могут помогать мамы и папы учащихся. В любой момент, даже в середине процесса, ученики могут отказаться от тестирования.

Анализ биологических жидкостей, которые сдают школьники, выявляет факт употребления марихуаны, кокаина, героина и т.п. У каждого из этих наркотиков свой период вывода из организма.

Однако в любом случае, если запрещенное вещество принимается нерегулярно и последний раз было употреблено давно, следы его зафиксировать невозможно. По закону же проверка не может быть внезапной: школьникам называют день тестирования заранее. А значит, теоретически, у аддиктов есть время подготовиться.

Если же в составе крови или мочи медики находят следы запрещенных веществ, об этом извещают родителей подростков младше 15 лет. Рассказать о том, что старшеклассник употребляет наркотики, можно только если школьник старше 15 лет поставил галочку напротив строки «проинформировать родителей о результате теста».

Наркоман как тип личности

Наркологи и детские психологи отмечают, что канабис, героин и кокаин – не те наркотики, которые «вращаются» в подростковых кругах. Чаще всего школьники балуются сигаретами или курительными смесями («спайсами»), так как они доступнее по цене.

Анализ биологических материалов не может указать на употребление спайсов. Но в Миноборнауке отмечают, что понять, пробовали ли школьники курительные смеси с химическими добавками, призвано письменное тестирование.

Правда, напрямую об употреблении спайсов подростков не спрашивают. В основе анкеты лежит опросник Кеттела. Этот тест со второй четверти XX века помогает психологам определять типы личности (его часто используют для подбора персонала, например).

Специалисты Минздрава совместно с сотрудниками Минобрнауки с его помощью выявляют «признаки аддиктивного поведения» у подростков.

Помогают им в этом такие вопросы:

«Предпочел бы ты потратить полчаса на чтение книги:

а) про путешествия и открытия;

б) смешной и веселой;

в) трудно сказать» или

«Если бы волшебник превратил тебя в дерево, ты предпочел бы быть:

а) одинокой, величественной сосной на вершине утеса;

б) яблоней во фруктовом саду;

в) не знаю».

Ответы школьников оценивают по степени «принятия моральных норм». И относят к зоне риска тех подростков, у которых этот коэффициент по результатам опроса высок.

«Где исследования релевантности этого теста? Где методология? Где гарантии того, что этот тест нельзя подогнать под “правильные” ответы?», – возмущается врач Московской наркологической службы Игорь Нежданов.

По его мнению, такое анкетирование нельзя считать надежным. И если цель проверки – первичная профилактика, то выглядеть это должно совсем иначе.

«Суть не в том, чтобы обнаружить того, кто потребляет, и наказать. Профилактика – это про то, чтобы подросток не хотел употреблять. А для этого необходимо пропагандировать ценность семьи, ориентировать молодежь на здоровый образ жизни. И даже не говорить о психоактивных веществах, а просто рассказывать, как хорошо быть здоровым, трезвым, как хорошо заниматься спортом и т.д.».

Кто не проверился – тот наркоман

В основном подростки не отказываются от тестирования, отмечает жительница Подмосковья Наталья Хоружная – мама 14-летнего Никиты. «Мой сын, хоть и говорил, что ему неприятно, что я подписываю бумагу, чтобы он прошел тестирование, рассказал, что классная руководительница подчеркнула: «Кто у нас не придет на проверку – тот и есть наркоман!»

В результате, из класса Никиты не пришли разве что те, кто в день теста заболел. Анализы сдавали в местном кожно-венерологическом диспансере, где легко можно что-то подцепить. О результатах же мы так и не узнали: ни извещения, ни письма/записки от учительницы, ни обсуждения на родительском собрании. Когда я заикнулась – мне сказали, что меня это не касается: если бы был плохой результат, тогда бы вызвали в школу».

По мнению некоторых чиновников, тестирование необходимо перевести на принудительные рельсы. В частности, за проверку без согласия родителей выступает депутат комитета по вопросам семьи, женщин и детей Ирина Чиркова.

Госслужащая даже вносила соответствующий законопроект на рассмотрение нижней палаты парламента, но он был отклонен. Чиркова уверена, что массовые проверки школьников на наркотики помогли бы предотвратить серьезные последствия употребления запрещенных веществ.

Такой же точки зрения придерживается автор и организатор открытого всероссийского детского турнира по плаванию «Кубок Золотого Кольца» Евгений Поздяев: «Я считаю, что проверять нужно обязательно, и никакие разрешения на это не нужны. Это как когда мы садимся за руль и управляем транспортным средством, а нас останавливают сотрудники ГИБДД и просят предоставить документы. Или когда спортсменов просят пройти допинг тесты. Ребенок, который принимает наркотики, – это потенциальный распространитель, представляющий опасность для других, и об этом нужно помнить. Почему же мы боремся с пьяными на дороге, с теми, кто употребляет допинг, а здесь должны иначе смотреть на ситуацию?»

Только вот проверка на дороге может однозначно выявить: в порядке водитель или нет. А о результатах школьных тестов на наркотики самим участникам процесса никто не докладывает. То есть с героинщиками, конечно, проводят профилактические беседы. Но данные обо всех остальных, возможно принимающих запрещенные вещества, а может, и нет – собираются со всей страны и анонимно отправляются в Минздрав. Для определения «рискованных» зон.