Как Ситибанк помог гончару из села Нижние Таволги открыть изразцовую мастерскую

В банковской сфере КСО имеет свою специфику. Банки помогают «через» привлеченные фонды и НКО. Как выбрать фонд и определить, кому помогать? Сегодня мы рассказываем о выборе Ситибанка

Сергей Масликов, потомственный гончар. Фото с сайта: turistota.ru

Город Невьянск, расположенный в 75 километрах от Екатеринбурга, знаменит Спасо-Преображенским собором, который построила в городе семья заводчиков Демидовых, и знаменитой падающей башней, «второй Пизанской». В город приезжают экскурсанты, смотрят на храм и башню – и обязательной частью программы считают посещение ближнего к городу села Нижние Таволги.

Туда едут смотреть гончарную мастерскую Сергея Масликова. Сергей Васильевич – известный в селе человек, продолжатель династии гончаров с историей в 170 лет. Он учит желающих работать на гончарном круге, проводит мастер-классы. За десять лет к нему приезжали 300 тысяч туристов. Еще Сергей Васильевич делает посуду: «Когда за экскурсантами и покупателями закрывается дверь, мастерская переходит в режим производственного предприятия».

Гончарная мастерская Сергея Масликова, село Нижние Таволги Невьянского района. Фото с сайта: turistota.ru

В общем крепкий хозяин, индивидуальный предприниматель с 1999 года, сын с 14 лет помогает в мастерской. Но даже успешному и сильному хозяину необходима финансовая помощь для развития дела. Сергей Масликов принял участие в программе Ситибанка «Местные сообщества: меняя жизнь к лучшему!».

Программа «Местные сообщества: меняя жизнь к лучшему!» реализована Ситибанком совместно с фондом «Устойчивое развитие».

Программа реализовывалась в течение 5 лет и завершилась в 2013 году. Она была направленна на обучение граждан с низкими доходами или безработных теоретическим знаниям и практическим навыкам по созданию и ведению своего бизнеса в небольших городах и сельских поселениях.

За 5 лет работы при участии местных администраций и центров занятости обучение прошли более 1 300 жителей из Нижегородской, Свердловской, Московской, Ленинградской и Рязанской областей.

36 проектов получили гранты по развитию малого бизнеса на сумму более 150 тыс. долларов.

Вот на такой грант Сергей Масликов и организовал, и даже «возродил» – потому что такой промысел был раньше в селе – изразцовую мастерскую. Сергей говорил: «У нас в деревне проблема – молодежь не хочет оставаться. На самом деле нет работы. У нас пришел сын из армии. Я передаю ему свой опыт, я хочу, чтобы деревня возродилась, и все традиции русского быта возродились. Если бы не эта программа, мы точно бы никогда не смогли освоить новое «старое» направление по изразцам. А сейчас, посмотрите, все работают с энтузиазмом. Сельские жители тоже имеют работу рядом с домом». Изразцы – перспективное дело. Это облицовка каминов и печей, в мастерской делают даже изразцы для внешней облицовки зданий.

Но если Сергей, крепкий, повторюсь, хозяин, расширился, то многие смогли начать дело с нуля. Алексан Саруханян организовал мини-цех по производству бумажных «самовытягивающихся» салфеток, где работают люди с ограниченными возможностями. Марина Корякина, молодая мама из Городца, открыла мини-ателье, в котором работают женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком.

Эта программа Ситибанка стала лауреатом ежегодного конкурса «Форума доноров» . Программа не текущего года, но она стала своего рода визитной карточкой КСО Сити-банка.

А в чем вообще специфика КСО в банковской сфере? Как может банк проявить себя в социальной жизни общества, «Милосердию.ru» рассказала Татьяна Авраменко, руководитель направления корпоративной социальной ответственности АО КБ «Ситибанк».

– Татьяна, на чем основываются принципы благотворительности и КСО Ситибанка?

– Citi в России следует глобальной стратегии в области КСО, разработанной в главном офисе Citi в Нью-Йорке и реализуемой подразделениями Citi по всему миру. Все наши социальные инвестиции направляются НКО в виде грантов через корпоративный благотворительный фонд Citi. Наш фонд – это отдельное юридическое лицо. Соответственно юридически мы не имеем право каким-либо образом использовать социальные инвестиции в интересах бизнеса. Таким образом, мы гарантируем, что наши социальные программы не направлены на увеличение продаж, подготовку будущих кадров или какие-либо другие бизнес цели.

– А на что направлены? Кому вы помогаете, какие программы и направления работы выбираете?

– У нас несколько областей социальных инвестиций. Основные усилия направлены на улучшение качества жизни населения с низкими доходами. Во-первых, это образование молодежи – детей из неблагополучных семей. Это программы трудоустройства молодых людей с инвалидностью, студентов колледжей, или обучение и наставничество для детей из детских домов.

Когда-то мы работали с университетами, но поняли, что в университетах в основном уже благополучные студенты, они на правильном пути, а нам нужно направить усилия на тех, кому действительно нужна помощь.
Конечно, такие программы мы делаем не своими руками, наша задача выбрать лучших профессионалов среди НКО и дать им грант на осуществление конкретного проекта.

Таким образом, мы также способствуем развитию и укреплению третьего сектора. Например, нашими партнерами в области образования молодежи являются региональная организация инвалидов «Перспектива», фонд «Фокус-Медиа», фонд «Дорога вместе».

Одной из важных программ сфокусирована на содействии трудоустройству ребят из колледжей. Мы сделали пилотный проект и апробировали его на нескольких колледжах в Подмосковье и Санкт-Петербурге (2011-2014). В проекте приняли участие более 250 студентов, 145 из них прошли стажировки и 85 из них были трудоустроены. И теперь мы готовим запуск онлайн платформы для студентов колледжей, надеясь охватить с помощью дистанционных технологий больше ребят в разных регионах. Этот проект продолжает активно развиваться.

– Как вы выбираете себе партнеров из общей массы НКО и фондов? 

– Партнеров и проекты находить не так уж просто. Часто у программ отсутствует системный подход и получается небольшой охват. Или программы не продуманы – потому что запланированы лишь на год и отсутствует стратегия на 3-5 лет. Сами партнеры также должны соответствовать международным стандартам и представить все необходимые организационные документы, например, аудиторский финансовый отчет, прозрачную систему управления организацией, организационный бюджет на будущий год и так далее. Многие из этих требований не являются общей практикой для России.

Но есть и положительная сторона: когда мы находим партнера, мы сотрудничаем долгие годы, вкладываем не только в реализацию конкретной программы, но и в развитие и укрепление самой этой организации. Это очень важно для России, ведь пока наш третий сектор не развился до такого уровня, чтобы предлагать системные решения той или иной социальной проблемы и передавать апробированные механизмы государству.

АО КБ «Ситибанк» – один из первых банков с иностранным капиталом, который вышел на российский рынок в 1992 году. Ситибанк – часть всемирной финансовой компании Citi, которая обслуживает около 200 миллионов клиентских счетов в более чем в 100 странах.

Социальная ответственность – часть бизнес-модели Citi. Главная идея и основной вектор приложения сил – содействие улучшению качества жизни людей с низкими доходами. Способы – микро-кредиты, социальные программы поддержки местных сообществ, развитие социального предпринимательства, трудоустройство молодежи. Объем финансовой помощи, распределяемой фондом Citi в России более 1 000 000 долларов

– Какую еще поддержку вы оказываете людям с низкими доходами?

– Есть и второе, не менее важное направление – развитие предпринимательства и микрофинансирования. Здесь речь идет о повышении предпринимательской инициативы. Цель – поднять уровень благосостояния людей с низкими доходами. Например, вместе с Фондом защиты дикой природы на Камчатке и Алтае мы развиваем экологическое предпринимательство. Есть несколько программ в области социального предпринимательства.

– Социальное предпринимательство – перспективная ниша?

– Малый бизнес всегда является залогом стабильного развития экономики. В России мы увидели, что социальное предпринимательство сейчас имеет большое значение для общества. Три года назад Высшая школа менеджмента СПбГУ при нашей поддержке создала курс по социальному предпринимательству.

Обучение для предпринимателей бесплатное, но необходимо было пройти отбор, написав эссе о своей бизнес-идее и затем пройти очное собеседование. После окончания курса и защиты своего проекта большинство слушателей действительно открывают свое дело. В этом году ВШМ организовали Ассоциацию выпускников курсов.

Мы помогли также открыть мини-инкубатор для социальных предпринимателей Impact Hub в Москве.

Татьяна Авраменко, руководитель направления корпоративной социальной ответственности АО КБ «Ситибанк»

Это площадка, где предприниматели могут работать, нарабатывать связи, получать консультации, участвовать в лекциях, семинарах, мастер-классах.
Потенциал социального предпринимательства очень большой. Пока это только развивающееся направление как в нашей стране, так и в Европе и США. И нам ещё необходимо преодолевать различные стереотипы общества, сохранившиеся из советских времен и 90-х годов. Многие до конца не осознают, что работать на себя это хорошо и прибыльно. А если при этом еще бизнес приносит и пользу обществу, это вдвойне хорошо. Предприниматель пока не является самой популярной профессией для молодежи.

Это еще одна сложность – предпринимательству у нас нигде не учат. За рубежом, например, курс предпринимательства входит в программу обучения менеджменту и другим управленческим профессиям.

– Вы поддерживаете молодых людей из неблагополучных семей. Помогаете зрелой части населения – предпринимателям. Поддерживаете ли вы стариков?

– Да, это как раз третье наше направление социальных инвестиций – трансформация городской среды для населения с низкими доходами. Согласно мировым исследованиям, к 2020 году 75 процентов населения планеты будут жить в городах. Расслоение общества в городах очень большое, проблем много. И еще сейчас доля престарелого населения становится больше – общество стареет.

Например, посмотрите жалобы на общественный транспорт – больше половины жалоб исходит от пожилых людей. Дороги, тротуары, лестницы – не предназначены для пожилых или людей с инвалидностью. А пожилые люди с трудом могут отстаивать свои права. Им кажется плюсом хотя бы то, что по социальной карте они могут получать скидки в магазинах в утренние часы.

Примеры несбалансированности городской среды вы каждый день видите перед собой. Например, когда во дворе ставится площадка для малышей, хотя вокруг живут в основном пенсионеры и почти нет семей с детьми, или живут семьи с детьми подросткового возраста.

Сейчас и государство, и местные власти, и бизнес начали задумываться над этим. Уже стали проходить форумы по урбанистике, выпускаются аналитические отчеты и исследования. Но нужно быстрее переходить в область реализации идей и планов, и мы очень хотим включиться в такую работу.

– Как вы можете объяснить, почему о благотворительности банков не очень-то слышно? Что такое для банка его социальная ответственность перед обществом?

– Что касается продвижения корпоративной (не только банковской) благотворительности в СМИ – то это легче делать через продвижение самих проектов – их идей и результатов.

Корпоративная благотворительность воспринимается либо как что-то само собой разумеющееся либо как способ саморекламы корпораций. Поэтому мы предпочитаем популяризировать сами темы, с которыми мы работаем, и через них о наших проектах узнают наши партнеры, клиенты и другие аудитории.

КСО – это свод принципов, согласно которым компания ведет свой бизнес. Например , в нашем банке серьезное внимание уделяется тому, каким бизнесом занимаются наши клиенты. При рассмотрении финансирования больших инфраструктурных проектов принимаются во внимание и риски для окружающей среды. Это применимо к крупным сделкам.

Что касается кредитов для физических лиц, мы также строго оцениваем их финансовую устойчивость перед тем как одобрить тот или иной банковский продукт. И уже на последнем месте – чистая благотворительность, как часть КСО, те программы, о которых мы говорили выше.

– Как вы вовлекаете сотрудников банка в КСО, охотно ли люди отзываются?

– У нас есть Ситиклуб, это объединение сотрудников по интересам. В любом коллективе есть активисты-звезды, которых всегда готовы что-то организовать. И они являются драйверами в этом процессе. В рамках этого клуба мы и развиваем в том числе волонтерские программы.

Москва, ДаунсайдАп

У Ситиклуба есть бюджет, который они распределяют в том числе на волонтерские проекты. И наши активисты сами выбирают, в каком направлении они хотят организовать деятельность сотрудников, где и как помочь. Моя задача, конечно, направлять в целом, например, объяснять, что подарки в детские дома возить не надо, а нужна долгосрочная помощь и более практическая. Сейчас к Новому году мы, например, собираем вещи для отправки посылок нуждающимся семьям в регионы.

День волонтёра в Измайловском парке, Москва, 2015.

Некоторые организации поступают проще и собирают деньги. Но мы считаем, что это не дает ощущения личного участия. Поэтому мы решили, что лучше собрать посылки с вещами. Есть ощущение, что человек что-то делает сам. И это объединяет тех, кому нужна помощь, и тех, кто хочет помочь.

Также банк проводит ежегодный День волонтера во всех странах своего присутствия. У нас в России волонтерство развивалось плодотворно, и это хорошо видно по статистике участие в Дне волонтера. 10 лет назад в первом Дне волонтера приняли участие около 100 человек, а в 2015 году около 900 человек.

– Сформулируйте, пожалуйста, ваш личный Кодекс корпоративного волонтера?

– Есть общие принципы в благотворительности, которых мы придерживаемся и в корпоративном волонтерстве. Мы не сотрудничаем с религиозными организациями, чтобы не выделять какую-то одну конфессию. С историческими организациями то же самое. В остальном же у нас широкое поле деятельности. Но мы тщательно проверяем организации, с которыми сотрудничаем.

Есть также какие-то негласные правила среди волонтеров. Например, если мы устанавливаем личный контакт с детьми или пожилыми людьми, то это должно быть постоянной помощью, нельзя бросить того, кого ты начал поддерживать. Бывает, конечно, что отношения сами постепенно прерываются, или встречи не частые, но мы все равно изначально это обговариваем и стремимся к устойчивым взаимоотношениям.

В России даже само отношение к корпоративному волонтерству немного иное. В США, например, не нужно организовывать акции помощи. Компания просто вывешивает на своем сайте список фондов, с кем можно сотрудничать, «волонтерить», где проходят какие-то акции, и сотрудники выбирают сами, где им проявить себя. У нас пока еще необходимо организовывать акции, только тогда сотрудники отзываются.

 

– Не могли бы вы подробнее рассказать о программе «Развитие эко-туризма в Горном Алтае и Западной Тыве», совместной для фонда Citi и WWF и о ваших беспроцентных микро-кредитах, которые вы выдавали в рамках этой программы? Следит ли Ситибанк за тем, как осваиваются микро-кредиты?

– Фонд Citi сотрудничает с Всемирным фондом дикой природы (WWF) России в этом направлении с 2011 года. Проект направлен на борьбу с браконьерством, которое является единственным источником существования для многих семей. Изменить ситуацию и позволить местным жителям зарабатывать законными способами – главная задача проекта. Количество участников проекта на Алтае и Камчатке за предыдущие годы его работы достигло тысячи человек.

Среди них те, кто получил финансирование непосредственно на развитие своего дела, участники многочисленных семинаров, и те, для кого возможность трудоустройства на одном из созданных в рамках проекта рабочих мест открыла новые перспективы.

Успешных примером очень много, и не только из числа тех, кто получил беспроцентные микро-кредиты. За освоением денег следит партнерские организации, например, Алтае-Саянское горное партнерство, так как это они выступают микрофинансовой организацией, выдающей займы. Вот одна из ярких недавних историй успеха.

В Республике Алтай ко Дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности вручили награды лучшим работникам. Свой диплом из рук министра сельского хозяйства Юрия Земирова получил и Андрей Сопо, житель села Курай. Победитель в номинации «Лучше крестьянское хозяйство Республики Алтай» когда-то начинал свой бизнес с гостевого дома у своей мамы и подержанной войлочной юрты, купленной на средства микрозайма Программы WWF и Citi.

Андрей Сопо, предприниматель из села Курай Кош-Агачского района,который за счёт собственных усилий и средств экологического проекта занялся познавательным туризмом. Фото с сайта: звезда алтая.рф

К первому туристическому сезону у Андрея уже были готовы гостевые дома. Туристы, заглянувшие в его инфо-юрту в прошлом году, рассказали о возможности остановиться у Андрея друзьям – так появились первые туристы. Позже уже соседние хозяева «зеленых домов» стали оставлять у Андрея свои визитки на прием гостей.

Зеленый дом Андрея Сопо. Фото с сайта: звезда алтая.рф

Сейчас Андрей с гордостью рассказывает, что на его земле уже построено три типа алтайских жилищ – деревянный дом, аил, юрта. Здесь можно остановиться и полностью погрузиться в сельский быт алтайской деревни. Попробовать алтайскую национальную кухню, подоить коров, попробовать пасти овец, косить сено, наловить рыбы, сходить за грибами. «Агротуризм по полной у меня», – говорит Андрей Сопо, еще несколько лет назад начавший свой турбизнес с одной подержанной юрты!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?