Истерический кредит

Социолог Григорий Юдин о том, почему у православных прихожан риск впасть в долговую зависимость меньше

Несостоятельных должников обычно обвиняют в безответственности и финансовой неграмотности. На самом деле опрометчивое оформление кредитов обычно связано со стремлением «добиться всего самому» в атомизированном обществе.

К такому выводу пришли авторы книги «Жизнь в долг. Моральная экономика долговых практик в жизни сообществ в России».

Жизнь в долг: Моральная экономика долговых практик в жизни сообществ в России

Ученые провели более ста интервью в Архангельске, Каргополе, Рязани и Касимове, из них половина – с прихожанами православных храмов.

Оказалось, что крепкие сообщества, такие как «плотные» православные приходы (что это такое – чуть ниже), ограждают людей от необдуманных кредитов.

Григорий Юдин, старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ и лаборатории социологии религии ПСТГУ, руководитель исследования, объяснил «Милосердию.ru», как все это работает.

Поссорилась с мужем – взяла кредит

Встречались ли вам примеры, когда сообщества при храмах помогали людям выплачивать долги?

– Решение долговых проблем людей с участием приходского сообщества не стоит представлять себе как бескорыстное финансирование должника. Такое тоже может случиться, но это далеко не самый главный формат.

Обычно приходское сообщество действует на уровнях, сильно предшествующих ситуации, когда человека необходимо выручать деньгами.

Значительная часть людей берут кредиты импульсивно. Это не значит, что человек пришел в магазин, ему что-то приглянулось, и он кинулся покупать. Нет, как правило, решение долго зреет, но человек не решается, а потом какой-то сиюминутный импульс заставляет его рискнуть и сделать покупку в кредит.

Импульс часто бывает связан с конфликтом в семье или с ситуацией, которая заставила человека усомниться в своей состоятельности, когда хочется кому-то что-то доказать. «Если я не куплю эту вещь, я буду чувствовать себя неудачником», – думает он.

Кредит оплачивается процентом, и у заемщика возникает уверенность, что кредитор не делает ему никакого одолжения. Альтернатива – заем у родственников и знакомых – заставляет должника чувствовать себя обязанным другому человеку, зависимым.

Типичный случай: супруга говорит мужу, что ей нужна стиральная машина. А он отвечает: «Перебьешься». В первую очередь это удар не по ее планам, а по ее личности, по ее состоятельности. Она думает: «Ах так, в конце концов, я самостоятельный человек, пойду и возьму кредит, а потом так или иначе его выплачу». Одна из женщин, участвовавших в нашем опросе, именно так купила торшер.

Внезапные покупки в кредит обычно совершают люди, которым не с кем посоветоваться, не на кого положиться.

А когда человек общается, делится проблемой, его первым делом убеждают не горячиться, «выдохнуть», подумать. Другие прихожане в таком случае обычно задают вопрос: «А тебе это точно нужно?» Уже на этом уровне значительная часть «истерических» кредитов отпадает. Это очень важный ресурс.

Прот. Николай Емельянов, проректор по учебной работе Православного Свято-Тихоновского богословского института, один из авторов книги: «В исследовании описан случай, когда женщина, бравшая так называемые «псих»-кредиты, то есть совершенно спонтанные и неоправданные, за три года вхождения в общину научилась обсуждать свои нужды и воздерживаться от подобных поступков».

«Возьми лучше у меня, мне не надо»

А если покупка все-таки необходима, но средств на нее нет?

– Следующий ресурс, который сообщество предоставляет, – это советы, как решить проблему более разумно.

Например, у кого-то есть такая же вещь, но уже ненужная. Для плотных сообществ это стандартная практика – отдать другим вещь, которая тебе самому уже не нужна. Человек приходит и говорит: «Мне срочно нужно вот это». Ему отвечают: «Возьми лучше у меня, мне не надо». Или: «Слушай, я знаю человека, у которого есть такая вещь, но она ему больше не нужна. Можешь договориться с ним за небольшие деньги, или он отдаст тебе ее бесплатно – на время, или навсегда».

А если человеку действительно нужен кредит, то на приходе ему посоветуют, где его взять на более выгодных условиях. Чем больше людей в сообществе, тем больше там циркулирует информации.

Наконец, если человек взял кредит и не в силах его выплатить, другие прихожане могут скинуться и отчасти его выручить. Судя по нашим данным, это довольно редкая практика. Но если должник изначально был включен в сообщество, и другие прихожане знали о его жизненной ситуации, советовали ему, как поступить, но это не помогло и ему все-таки пришлось взять кредит – люди с большей вероятностью будут готовы мобилизовать ресурсы и помочь ему. Они будут чувствовать солидарную ответственность за этого человека.

С посторонним должником это не сработает. Приходское сообщество – не фонд бесплатной помощи всем закредитованным.

– Уточняющий вопрос: что такое «плотное» сообщество?

– Это сообщество с высокой социальной плотностью. Если речь идет о православном приходе, то это означает, что люди не просто посещают один храм, но образуют реальную общину. Они много коммуницируют друг с другом, у них есть внелитургические ритуалы (например, совместное чаепитие), они участвуют в какой-то совместной внебогослужебной деятельности. Само по себе посещение храма не делает человека членом сообщества в социологическом смысле слова.

Иметь возможность помогать – это радость

А если человеку все-таки оказывают материальную помощь на приходе, как это происходит?

– Представьте себе ситуацию: молодая мать-одиночка с двумя детьми вынуждена была взять кредит на какую-то жизненно необходимую вещь. А потом у нее тяжело заболела пожилая мать, на это требуются срочные расходы, а тут приходит срок расчета по кредиту. Огромное количество наших сограждан в таких случаях пытаются справиться собственными силами.

Но если эта женщина является членом плотного приходского сообщества, информация о ее тяжелом положении становится известна другим прихожанам – через священника или друзей. И сообщество дает поддержку. Обычно священник примерно понимает, как распределены ресурсы среди членов прихода, и знает, к кому обратиться за помощью.

Возможно, для кого-то из прихожан та сумма, в которой женщина нуждается, является пустяковой. И этот человек, может быть, даже рад кому-то помочь по просьбе священника.

Это не вымогательство: возможность помогать другим людям – тоже ресурс, который дает сообщество. Ведь Россия – сильно атомизированная (социально разобщенная – ред.) страна. Люди часто страдают от того, что им непонятно, как сделать доброе дело.

Это работает, ведь когда священник просит прихожанина кому-то помочь, члены общины понимают, что он просит не для себя. Он просит для приходской общины. В конечном счете, он просит для Бога.

«Батюшка обязан организовать дарообмен»

Прот. Николай Емельянов: «Есть приходы, состоящие только из немощных пожилых людей, но даже в этом случае у каждого может найтись, чем поделиться и что подарить. Наверное, многим известна практика обмена детскими вещами в приходах. Небогатые люди оказывают помощь друг другу, которая имеет колоссальное значение для семей с детьми».

По мнению авторов исследования, переход детских вещей от одной семьи к другой – это одно из проявлений экономики дарообмена, которая действует в православных приходских сообществах. Суть таких отношений – в постоянном обмене помощью, полезными вещами, в циркуляции ценностей между членами сообщества.

«Запуск» этой системы начинается со спонтанного дарения. При этом дар, с точки зрения дарителя, вручается не конкретному человеку, а как бы всему сообществу, даже Богу, если посредником является священник.

«Даритель не ждет, что ему вернут дар, и что возврат будет равным. Главное, чтобы дар жил дальше. В итоге дар к нему возвращается, иногда от совершенно другого человека», – поясняет о. Николай.  

Батюшка обязан быть организатором дарообмена, считает он.

«Когда священник принимает дар, на любую нужду, для любого человека, то данные ему средства становятся даром Богу. За них он несет предельную ответственность, – подчеркнул о. Николай Емельянов. – Принимающий дар от священника тоже понимает, что принимает церковные деньги как Божий дар, и тоже несет за них ответственность не только перед человеком, давшим эти деньги, не только перед священником, как свидетелем дара, но и перед Самим Богом».

Деньги, очищенные от смысла денег

Чем отдариваются должники, которым помогли?

– Ответный дар может прийти вовсе не тому человеку, который помог нуждающемуся изначально. И, скорее всего, это будут не деньги. Потому что деньги подрывают экономику дарообмена, в ней не должна учитываться и сопоставляться рыночная стоимость ресурсов, которыми люди обмениваются.

Хотя священник, выступая посредником в такой ситуации, условно говоря, снимает с денег «торговый» налет. Деньги, которые получены от священника или благодаря его усилиям, имеют дополнительный смысл. Смысл, связанный с принадлежностью к приходу или к Церкви в целом.

Если люди берут кредиты, чтобы сохранить чувство независимости, почему безвозмездная помощь приходского сообщества их не пугает? Ведь при этом тоже возникают моральные обязательства, как и в семье.

– Представим себе, что человек попал в тяжелую ситуацию с кредитами и обратился за помощью к родственникам. Первый вопрос, который ему зададут: «Чем ты думал?» Это, конечно, удар по самоуважению. Человеку важно сохранить свое лицо, свой статус, хотя бы видимость независимости. Принцип «не будь никому ничего должен» – он очень важен.

А если ты являешься членом сообщества, то уже заведомо отказываешься от этой установки, ты понимаешь, что не один существуешь, ты включен в какую-то группу, и у нее есть какие-то соображения, превосходящие твои собственные.

Здесь тоже очень важна функция священника, при участии которого человек получает помощь. Тот ресурс, который ему передают, становится благодаря священнику как бы «очищенным» – от потенциальной зависти, вражды, личной зависимости.

Именно потому, что дар проходит через сообщество, чувство зависимости исчезает.

Как предотвратить повторные кредиты? Допустим, человек получил помощь в приходе, а потом опять взял в долг, и никакого чувства ответственности, и тем более зависимости, у него не возникло.

– Мы с вами говорим не об игрушках. Это довольно тяжелые, стрессовые ситуации. В сообществе обычно знают, что происходит с человеком, и стараются отговорить его от необдуманных шагов, от повторных кредитов. А если они не знают, значит, он не является членом сообщества.

Конечно, не будем тешить себя иллюзиями, есть люди, которые воспринимают бескорыстную помощь как дармовой ресурс. Но такие надолго в сообществах не задерживаются.

Дарообмен или благотворительность?

Чем отличается система дарообмена от церковной благотворительности?

– Сообщества, внутри которых хорошо налажены отношения взаимопомощи, склонны распространять свою активность вовне – они начинают заниматься благотворительностью, направленной на людей, которые не входят в его состав. Это, что называется, обогрев внешней среды.

Но вообще, для благотворительности не нужно сообщество. Даже если прихожане не знают друг друга, не поддерживают друг друга, только видятся по воскресеньям на службах, это не мешает им участвовать в благотворительных акциях.

Прот. Николай Емельянов: «Благотворительность, как правило, не предполагает участия, по крайней мере, непосредственного. Человек перевел деньги в какой-то фонд, и тот всем занимается. Дарообмен – это взаимный дар. Он предполагает не нахлебничество со стороны получающего, и не решение чужих финансовых проблем со стороны дающего, а обязательное участие.

В этом смысле далеко не всегда самым лучшим способом помощи будет самый простой или самый очевидный. Да, может быть, гораздо проще, хотя на самом деле обычно это не так, попросить богатого человека дать денег на такси. Но гораздо лучше попросить молодого прихожанина отвезти какого-то немощного человека на своей машине, и не просто отвезти, а как-то через это в его жизни поучаствовать».

Рисунки Ольги Сутемьевой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.