Я банкрот. Как с этим жить?

Я был должен банку почти миллион рублей. Для меня банкротство физического лица стало чудом, хотя это обычная практика российского законодательства

Тяжелый камень необходимости ежемесячных платежей по кредиту в течение пяти лет упал с плеч. На мой взгляд, это подарок свыше – государство может пойти навстречу простому гражданину, попавшему в трудную ситуацию, и помочь выбраться из финансовой ямы.

С чего все началось? Я решил уйти с наемной офисной работы и основать свое дело. Взял потребительский кредит. Рассчитал, что оплачу из него обучение в бизнес-инкубаторе новой профессии для удаленной работы и жизнь в течение полугода до начала получения доходов.

Новую профессию я действительно приобрел: обучение было основательным и глубоким. Открыл ИП, начал трудовую деятельность в интернете. Но несколько раз меня подставили партнеры, которые «слились» в самые ответственные моменты.

А потом нагрянула пандемия. Ресурсов не осталось ни на жизнь, ни на погашение кредита. Нужно было вновь становиться наемным работником, чтобы переждать сложное время.

На прежнее место меня не взяли: корпоративная традиция – ушедших обратно не берут. Десятками рассылал резюме, но безрезультатно. Я понял, что попал.

Не помню, где увидел рекламу юридической компании по банкротству физических лиц. Конечно, поискал о ней все возможные отзывы в интернете. Отрицательных не нашел. Тем не менее, с большим сомнением и недоверием позвонил туда. Пригласили на беседу. Хороший офис и спокойный разговор с представителем.

Он показал мне толстую папку с решениями арбитражного суда о банкротстве граждан. Я мог это изучать сколько угодно. Данные нескольких дел я перепроверил на официальном сайте Электронного правосудия. Все сходилось.

Стоимость услуг этой компании была в шесть раз меньше моего долга. Я спросил про гарантии. Мне ответили, что берутся только за те дела, в успешном исходе которых они уверены. На судебные заседания мне ходить не нужно. 

Был еще один неприятный момент, который тоже подтолкнул меня обратиться к специалистам по списанию долгов. Я пытался снизить кредитную нагрузку и просил банк о рефинансировании. Мне пошли навстречу, пригласили в офис, любезно пообщались. Я расписался в бумагах, а когда пришел домой, обнаружил, что сумма кредита выросла на 100 тысяч.

Оказалось, глядя на меня честными и невинными глазами, девушка-менеджер подсунула еще один договор по программе «Страхование жизни и здоровья заемщиков кредитов наличными». Такого подвоха от серьезного банка, услугами которого пользовался несколько лет, я не ожидал. Но обижался недолго: сам виноват. Надо быть предельно внимательным с подобного рода организациями.

Знакомый предприниматель категорически отговаривал меня от банкротства. По его словам, это будет морально давить не один год. Кроме того, в течение ближайших трех лет после признания банкротом запрещено становиться руководителем в компаниях и в течение пяти лет регистрировать ИП. Но жить в долг я совсем не люблю.

Потребительский кредит такой величины я взял впервые в жизни и плохо просчитал риски. Другого выхода не было. Я еще немного подумал и все-таки подписал договор с конторой. Оплатить услуги юристов можно было в рассрочку на полгода, и это стало еще одним подарком судьбы.

Документов понадобилось много, но большинство справок я добыл, сидя дома за компьютером. Перечислю все, что с меня требовалось:

  • ИНН
  • СНИЛС
  • Выписка из Пенсионного фонда России
  • Справки с работы 2НДФЛ за последние три года
  • Налоговая декларация ИП
  • Трудовая книжка
  • Справка о семейном положении
  • Документы на недвижимость (квартиру)
  • Кредитные договоры с банком
  • Уведомление о снятии с учета ИП
  • Квитанции об оплате коммунальных услуг за квартиру за последние несколько месяцев
  • Информация обо всех общественных организациях, где я состоял соучредителем
  • Доверенность на сотрудников юридической компании, представляющих мои интересы
  • Сведения обо всех моих счетах во всех банках, которые я когда-либо открывал (все, кроме счета в Сбере, требовалось закрыть)
  • Выписки по этим счетам за последние три года
  • Справки о задолженности по кредитам
  • Справка о хирургической операции (я получил травму ноги перед тем, как ушел с наемной работы и взял кредит)
  • Доступ в личный аккаунт на сайте Госуслуг

В дело пошли и все документы, фотографии, скрины сайтов, копии писем с подрядчиками, чеки и другие бумаги – вся история о том, как я пытался наладить и раскрутить бизнес.

Перед началом процедуры я закрыл неудавшееся ИП. Первое заседание арбитражного суда состоялось через четыре месяца после приема документов. Мое заявление о признании банкротом суд удовлетворил сразу.

Информация по делу появилась на вышеуказанном сайте Электронного правосудия. А также на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве.

Между прочим, сведения там находятся в открытом доступе. Чем это грозит? Ресурс «Яндекс-деньги», например, прислал мне письмо с уведомлением о блокировке моих платежей и переводов до завершения процедуры банкротства. 

Кстати, мне очень помогли продержаться кредитные каникулы (тоже спасибо государству), объявленные на три месяца из-за пандемии. Устроиться на работу я по-прежнему не мог и промышлял случайными заработками. Доступ на биржу труда и признание меня безработным (с выплатой пособия) стало невозможным из-за того, что я зарегистрировался как самозанятый.

Просрочка по кредиту появилась только за месяц до суда, когда платить было давно нечем. Мне сразу начали поступать звонки из отдела взыскания банка. Сначала я отвечал, что мое дело находится в арбитражном суде. А потом перестал брать трубку.

Все незнакомые номера я аккуратно заносил в черный список. Тем не менее все равно звонили несколько раз в день с новых номеров. Всего я насчитал 150 разных телефонов. Как я к этому относился? Да спокойно. Это же не поджог двери квартиры и не угрозы на стене в подъезде.

Через два месяца звонки постепенно прекратились.

Кстати, по закону (ФЗ-230), звонить должнику при возникновении просрочки банк может не более одного раза в день, не более двух раз в неделю, не более восьми раз в месяц. А после судебной регистрации иска беспокоить должника он уже не имеет права.

Это касается не только банка, но и сотрудников ФССП, коллекторов. Между прочим, после судебной регистрации иска также останавливаются начисление пени и штрафных санкций по кредитам.

Первым заседанием суда и решением о признании гражданина банкротом дело не закончилось. Мне был назначен финансовый управляющий. Вводится процедура реализации имущества гражданина в счет погашения долга. По закону, должник может лишиться своих накоплений, мебели и бытовой техники дороже 10 тысяч рублей, предметов роскоши, дорогостоящей одежды, автомобиля, недвижимого имущества, земли, гаража, дачи и т.д.

Мне повезло, при разводе несколько лет назад я потерял все, что можно было изъять. Единственная квартира – исключение из имущества, внесенного в конкурсную массу.

Какие еще временные неприятности появляются? Никаких сделок отчуждения или дарения имущества в пользу родных. Все счета замораживаются. Гражданину остается только один счет в Сбере, на который он имеет право получать зарплату или какой-то другой доход.

Правда, снимать деньги можно только с письменного разрешения финуправляющего и только сумму прожиточного минимума плюс сумму на оплату коммунальных услуг или аренду квартиры, а также на содержание детей и других иждивенцев. Все остальное уходит кредиторам.

Такая сложная ситуация продолжается в среднем полгода. Потом проходит последнее заседание суда (всего их бывает 3-4), процедура банкротства заканчивается. Начинается прежняя жизнь – без долгов и судов.

Финансовые претензии кредиторов упраздняются. Счета размораживаются. С бывшего должника снимаются все ограничения, которые действовали во время судебного производства. Можно опять брать кредиты (если дадут, конечно, ведь в течение пяти лет надо обязательно указывать свой статус банкрота). Правда, я зарекся. Навсегда.

Спасибо Божьему Промыслу за уроки, которые я получил. Я понимаю теперь, что к банкротству меня привела безграмотная личная финансовая политика. Нужно уметь правильно распоряжаться своими средствами и четко планировать бюджет. Скрупулезно просчитывать риски, обязательно иметь финансовую подушку безопасности. Сейчас, оглядываясь назад, я понял, что можно было поступить по-другому: не брать кредит, не увольняться с наемной работы до появления нового источника дохода, но, как сказал Морфеус в «Матрице»: «что было – то было и ничего больше быть не могло».

Коллажи Татьяны Соколовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.