Древний Израиль просил у Бога избавления от смертоносной язвы. Каждый должен был при том принести Богу в жертву агнца

«Сошествие во ад» Фрагмент фрески. Византия; XIV в.; местонахождение: Афон, Карея, Протат, церковь Успения Богородицы

Святой Паисий Святогорец говорил — «если я сижу сложа руки и говорю: «Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного», а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно что бросаю слова на ветер».

Но что может стать жертвой на Пасху? Ведь главная жертва уже принесена Богом. Что ж может добавить человек? Кроме продуктов питания или небольших сумм для неимущих, например, или в Ангар спасения, приют «Теплый прием».

Человек может поделиться радостью, если и для него Христос Воскрес. Каким способом, в какой форме, — ему решать.

Митрополит Антоний Сурожский:

— Мы в радости Христовой, и если бы только мы понимали, что можем радоваться даже среди скорби житейской!

С нами Бог в самой жгучей, в самой трагической нашей скорби, так же как Он с нами как Даятелъ радости, во всякой радости — и большой, и как будто маленькой: для Бога мелкого ничего нет, потому что любовь не различает между тем, что крупно и мелко.

Разве мать, разве отец не улыбаются тому, что их дитя радуется какому-то подарку: кукле, зверю, игрушке? Да, потому что в этой детской радости вся душа изливается, и этот подарок — не предмет, этот подарок — воплощение родительской любви.

Так же и Господь принимает нашу радость, какова бы она ни была: тихая или пламенная; так же Он воспринимает наши скорби:

как бы они ни были перед вечностью незначительны, во времени они могут разрывать наше сердце до боли. И Господь все на Себя взял: всю скорбь земли Он понес на Своих плечах, и от этой скорби земли, потому что Он захотел с нами ее разделить, Он умер на кресте.

И умер Христос на кресте не только за тех, которые Его посильно любили, не только за тех, которые надеялись, что Он не будет убит на кресте, но и за тех самых людей, которые Его засудили на смерть и пригвоздили ко кресту: прости им, Отче! они не знают, что творят (Лк 23:34).

Вот мера любви Божией — не к друзьям, а к врагам; вернее: Бог не знает врагов, есть люди, которые к Нему враждебно относятся, но Он всех любит одинаковой, ласковой и крестной, любовью.

Икона «Христос Лоза Истинная (Христос Виноградная Лоза)»; Греция. Крит; XV в.

Апостол Павел нам об этом говорит: о том, как дивно, что Бог нас возлюбил, когда мы еще были Его врагами, чужими для Него (Рим 5:8), и любовью Своей сделал нас Своими, родными.

А после крестной смерти — победа; и мы должны помнить,

мы должны помнить, что после каждой скорби, каждой трагедии приходит момент, когда Бог дает нам новую глубину души, новые силы, новое понимание жизни, новую способность нести крест, для того чтобы другие могли ожить и тоже возрадоваться о Боге.

Если мы научимся любить Его всем сердцем, то однажды сможем увидеть, что любимых нами по-человечески мы теперь начинаем любить, как Бог их любит: не только нашим сердцем, а Божественной любовью.

Каждый наш поступок должен стать таков, чтобы он мог войти в вечную жизнь после нашей смерти и еще до нее, ни одно наше слово не должно быть гнилым словом, каждая мысль должна быть чиста, каждое движение сердца-достойно того, что Бог нас любит.

Человеческими силами этого не сделать, но Господь сказал апостолу Павлу: Довольно тебе Моей благодати, Моя сила в немощи совершается (2 Кор 12:9). И для нас это тоже возможно, если только мы так откроемся Богу и дадим Ему просто любить через нас, действовать через нас, быть посредством нас среди людей обездоленных, как Царство Божие, уже пришедшее в силе.

Христос Воскресе!