Люди всегда выигрывают у зомби. Потому что зомби туп, а человек сложен

preview_square_preview_picture-6f604af9-c918-4d97-b647-91841c221763

«Сон разума рождает чудовищ». Ф. Гойя, 1799. Фото с сайта arzamas.academy

Нашумевшая статья, обидевшая инвалидов, исчезла с сайта Комсомольской правды», но я и не вижу смысла подробно ее разбирать. Я скажу несколько слов об авторском взгляде как таковом.

Сергей Худиев, обсуждая текст Евгения Арсюхина, уже упоминал Докинза. Это логично: автор апеллирует в тексте к естественным законам, к научности, к биологии — а именно Докинз стал в наше время пророком новой научности в противовес дремучему мракобесию. Однако Докинз всё-таки человек культуры, для него исключительно важен гуманистический пафос (мракобес плох тем, что жесток, а не тем что вообще мракобес), в то время как Арсюхин рассуждает демонстративно-нигилистично, педалируя жестокость.

Собственно, текст главного редактора радио «КП» был плох не тем, что он слегка человеконенавистнический — в конце концов автор объявил это литературным приёмом. Он плох тем, что он попсовый. В нём перепутано высокое и низкое.

Под видом просвещения предлагается опрощение: «посмотрите на Ника Вуйчича как на биологический объект, и тем самым повысьте свою осознанность». Хотя обычно сознательность, научный подход и вообще прогресс предполагают обратное — всё большее усложнение.

Это не интеллигентный «новый атеизм», не способный поверить, что атеист может уничтожать памятники культуры, это попсовое издание совсем иной идеологии.

Эта идеология тоже претендует на статус научной, но куда более вульгарна. Обычно она известна под названием «этологии» и ведёт своё происхождение от зоологов, называющих этим словом науку об инстинктивно обусловленном поведении животных. Однако некоторые умы пошли немного дальше и перенесли методологию наблюдения зоологов на человеческое общество.

Грубо говоря, «этологи» сводят поведение человека к набору инстинктов, и именно их стараются высмотреть за всеми проявлениями культуры. Я помню картинку из книги по этологии, где демонстрировалось сходство усов у макаки и усов модника-индуса, что служило иллюстрацией именно для тезиса об общности корней поведения макак и людей.

Разоблачая таким образом построения иных наук об обществе, «этологи» уверены, что нашли путь к счастью, ибо удовлетворение инстинктов не может не способствовать довольству. И если раньше кульутрные наслоения заслоняли людям их истинные потребности, то теперь появилась возможность понять всё правильно.

Ведь и Евгений Арсюхин сам себя видит просветителем, и заканчивает свою заметку словами о том, что добавил читателям осознанности. Точно так же, как пропагандисты этологии рассказывают, что с их инструментарием мир станет яснее, а главное — удобнее и слаще. Потребности будут сводиться к несложным, а главное, достижимым целям — сытости, безопасности, размножению.

Не зря именно этологический словарь с его «инстинктами», «доминированием», «альфа-самцами» и «силой наглости» стал языком пикаперских курсов.

Последнее время, по причинам из области социальной психологии набрал популярность жанр «зомби-апокалипсис». В книгах и фильмах этого жанра описывается мир после катастрофы, в котором большая часть населения планеты превратилась в лишенных разума зомби, ведомых примитивным инстинктом — они хотят есть. Зомби нечувствительны к боли, лишены разума, их трудно убить. Они просто идут и жрут всех на своём пути.

И им противостоят люди, которые гораздо сложнее. Им ведомы самопожертвование, страх, отчаяние и сомнения. Они кидаются спасать своих любимых, они делятся друг с другом ресурсами, тратя время на выяснение отношений или на то, чтобы унести с собой памятную фотографию. Они совершают глупости, действуя вопреки инстинкту выживания.

В отличии от зомби, у которых кроме инстинкта ничего нет. И которые смотрят на всё именно с точки зрения инстинкта — можно ли это сожрать или нельзя.

И люди всегда выигрывают у зомби. Потому что зомби туп, а человек сложен. Человек может посмотреть на ситуацию глазами зомби, и предугадать его действия, а вот обратная операция немыслима. Хотя, несомненно, взгляд зомби более «естественный». Но этот взгляд ничем не обогатит человека, не даст ему никакой новой осознанности. Потому что он — туп, как зомби.