Стирая грань недоступности музейного пространства для инвалидов, художники используют возможности новых медиа при создании произведения искусства

Многие столичные и региональные музеи давно разрабатывают специальные программы для людей с ограниченными возможностями. И тем не менее для большинства инвалидов музей по-прежнему остается недоступной территорией.

Инвалидам по слуху доступна живопись, инвалидам по зрению — музыка. Но современное искусство работает с технологиями, позволяющими переводить ритмы и язык одних произведений в ритмы и на язык других, используя средства-медиаторы.

2 декабря в рамках Всероссийской акции «Музей для всех! День инклюзии» в ГМИИ им. Пушкина прошла дискуссия «Мультисенсорность в современном искусстве».

Пушкинский музей активно участвует в создании комфортной атмосферы для людей с теми или иными ограничениями, регулярно проводя мероприятия, позволяющие им прикоснуться к сокровищнице мировой культуры. С сентября 2016 года в ГМИИ им. А.С. Пушкина реализуется программа «Доступный музей». В рамках этой программы в музее прошла выставка «Видеть невидимое»; стал инклюзивным фестиваль «Пятницы в Пушкинском»; были выпущены специализированные аудиогиды и экскурсионные программы.

В дискуссии приняли участие Александра Данилова, куратор, старший научный сотрудник Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков;  Ирина Иванникова, медиа-художник;

Смотрите Сидура руками!

Участники дискуссии. Фото: Александр Иванов

Яна Шклярская, заведующая выставочным отделом Государственного Дарвиновского музея, рассказала о проекте «Со-творение», включающем выставку произведений выдающегося скульптора ХХ века Вадима Сидура, проходившую в конце 2016 года.

Скульптуры «экспонировались в открытом доступе для тактильного восприятия» — то есть все посетители могли их ощупывать.

Известно, что язык слепоглухих основан на тактильном контакте. Осязание для этих людей – важный способ познания мира. Скульптура не только наиболее подвластна такому восприятию, но и «нуждается» в нем. В отличие от живописи и архитектуры, к пониманию которых осязание мало что добавляет, скульптура не может быть достаточно ясно нами «усвоена» без прикосновений к ней.

Осязание формы, считывание пальцами неуловимых глазом впадин и выпуклостей – это «беседа» со скульптором, со-творение скульптуры вместе с ним и заново. Возможно, это наиболее объективный способ восприятия формы и самой сути скульптуры.

Вадим Сидур. Мать и дитя. 1965. 33 х 31 х 29, 5 см, алюминий. Одна из работ, представленных на выставке в Дарвиновском музее

Интересно, что именно лаконичные формы модернистской скульптуры хорошо понятны незрячим. В то время, как реалистическая скульптура изобилует отвлекающими деталями, скульптура модернизма, тяготеющая к обобщению, к знаку, состоит из «сигнальных точек», как их назвала одна из участниц проекта «Со-творение» Ирина Поволоцкая, слепоглухая писательница и поэтесса, актриса, художник, психолог и член Российского союза писателей. «Сигнальные точки» формы позволяют мысленно собрать её в нечто цельное.

Яна Шклярская рекомендовала всем посетителям выставки «смотреть» скульптуру Вадима Сидура руками. Способ восприятия в данном случае служил объединяющим средством, а не только механизмом реабилитации инвалидов.

Вадим Сидур на даче среди работ из цикла «женское начало». Конец 1960-х-начало 1970-х гг. Фото с сайта theartnewspaper.ru 

В Дарвиновском музее для посетителей с разной чувствительностью слуха и зрения также проходила серия мастер-классов «Чувствуй форму»: они тактильно познакомились с работами Вадима Сидура и, выбрав понравившуюся скульптуру, создали свою версию этого произведения.

Зрячеслышащие участники работали с повязкой на глазах. Участники мастер-классов общались, знакомились с формами, которые получились у других, и стали лучше понимать не только скульптуру, но и друг друга.

Версия одного из произведений Вадима Сидура, созданная участниками мастер-класс «Чувствуй форму». Фото с сайта darwinmuseum.ru

Стихотворение наощупь и на цвет

В 2016 году состоялся большой проект – «Лаборатория медиа-поэзии». За год, наблюдая за созданием новых литературных и окололитературных форм, авторы проекта осознали, что медиа-поэзия, соединяющая новейшие технологии и поэзию обычную, может  способствовать восприятию искусства людьми с ограниченными возможностями.

Особую роль здесь играет форма, материальность. Яркий пример — перформанс «Линия изгиба» Евгения Кузина и Анны Дикаревой, в котором неслышащие зрители воспринимали звуковую речь тактильно и в цвето-музыкальном переводе. Нойз-композитор Евгений считывал специальным микрофоном с тела поэта, исполняющего свои произведения, звуковые вибрации. А зритель мог «услышать» ритм стихотворного текста, чувствуя вибрацию низких частот от прикосновений сенсорной панели к коже.

«Тактильный палиндром» Екатерины Исаевой позволял людям с нарушением зрения прочитать стихотворение наощупь, прикасаясь к различным фактурам, в которых автор работы закодировал строки стихотворения.

Олег Макаров – композитор, саунд-артист, разработчик интерактивных программных комплексов, долгое время работающий над переводом, транскрипцией языков, в которых .

Тактильная панель в проекте «Хочу сказать», с помощью которой речь слышна телесно, как вибрация, передающая ритмы и обертона голоса поэта. Фото: facebook.com/oleg.makarov

Проект «Хочу сказать» саунд-артиста Олега Макарова и перформера Елены Демидовой — эксперимент, в котором графические символы и рисунки, прикосновения и жесты переводятся в звук или текст и наоборот. Произведение создается совместно с инвалидами. Их рекомендации оказывались весьма ценными, поскольку им свойственно более абстрактное восприятие произведений.

В проекте «Коммуникатор» тех же авторов зритель видел арт-реальность как две разделенные пунктиром части пространства: одна часть принадлежала миру глухих, другая – миру слышащих.

Инструмент позволял общаться на чужом языке: слышащему через движение изъясняться на языке жестов, а слабослышащему – говорить.

Некоторые части Коммуникатора. Фото: facebook.com/oleg.makarov