В чопорной Англии викторианской эпохи профессия медицинской сестры считалась почти неприличной. Флоренс приходилось скрывать даже от семьи, что мечта всей ее жизни – оказывать помощь больным

Флоренс Найтингейл, фото Гудмана, 1858

Мы уже писали о Даше Севастопольской, медицинской сестре, помогавшей русским воинам во время обороны Севастополя 1854–1855 годов. В то же самое время на противоположной, британской стороне трудилась другая сестра милосердия, Флоренс Найтингейл. Но девушки не были врагами. Более того, они служили одной цели – человеколюбивому отношению к раненому, вне зависимости от того, за кого он воюет.

Трудно стать медицинской сестрой

Флоренс Найтингейл родилась в 1820 году во Флоренции, в семье богатых англичан. Так что имя ей дали в честь родного города. Ни много, ни мало.

Семья была интеллигентная и благородная, образование барышня получила превосходное. Одних только языков она знала пять штук – латынь, дневнегреческий, французский, итальянский и испанский. Ну и английский, конечно.

Математика, музыка, живопись. Правда, с двадцатилетнего возраста Флоренс мечтала о профессии, в которой эти знания вряд ли будут востребованы. Она хотела стать медицинской сестрой.

Правда, к этому было препятствие, и довольно серьезное – ее положение в обществе. Родители, при всем своем образовании и человеколюбии, были категорически против. Участвовать в благотворительных мероприятиях – да, пожалуйста. Но выносить за больными мужиками горшки – совершенно другое дело. А девушка привыкла слушаться своих родителей.

Больше того, в чопорной Англии викторианской эпохи профессия медицинской сестры считалась почти неприличной. Конечно, образованная Флоренс понимала, что это всего лишь игрища недалекого разума городских кумушек. Но нравственная чистота, пусть даже в преломлении обывательской системы кривых зеркал, была для нее очень важна.

Внутренняя борьба длилась 13 лет. За это время в жизни Флоренс было многое. Путешествие по Италии, Греции и Египту. Но не с увеселительной целью, а для изучения сестринского дела. Поездка в Дюссельдорф, в тамошний Институт диаконисс. Обучение в общине сестер пастора Флендера. Чтение медицинской литературы.

Сначала все скрывалось от семьи. Когда это стало невозможным, сама семья стала скрывать увлечение дочери от друзей. Объясняла, например, ее отсутствие тем, что молодая женщина отдыхает на водах.

Конспирация была, как у разведчиков.

И только в 1853 году Флоренс, наконец, получает должность суперинтенданта небольшой частной клиники в Лондоне. У нее наконец-то появилась реальная возможность заниматься любимым делом – оказывать помощь больным.

Правда, родители были весьма недовольны. Но Флоренс стала уже взрослой, могла решать свою судьбу сама.

Леди со светильником

«Леди с лампой», плакат, хромолитография, 1854 год.

В 1854 году госпожа Найтингейл, собрав команду из 38 помощниц, отправляется на Крымскую войну. В этой кампании Великобритания воюет против России, но это ничего не значит. В руках у Флоренс и ее помощниц нет оружия, они приехали не убивать, а, наоборот, возвращать к жизни.

Начала с безопасного места, с тыла, с Турции. С казарм Селимие, которые на время войны были предоставлены британской армии турецким правительством. Этот гигантский больничный комплекс существует и сегодня. Там в войну лежали тысячи раненых и холерных англичан. Увы, эпидемии – неизбежные спутники героических ратных подвигов.

В результате за полгода смертность в казармах снизилась с 43 до 2 процентов. А всего и надо было уделять достойное внимание гигиене, асептике и антисептике.

Оборудовать нормальные кухни с горячими обедами. Устроить прачечные. Звонки для вызова сиделок. И, разумеется, чаще проветривать.

Но в 1855 году Флоренс вместе со своей верной командой перебралась в Крым, на передовую. Почетный титул первой военной медсестры ей не достался – Даша Севастопольская уже несколько месяцев ходила по окопам, помогая русским воинам.

Зато ее британская коллега еще в госпитале получила по-английски романтическое прозвище – «Леди со светильником». Дело в том, что Флоренс, не щадя себя, работала круглые сутки, а в темное время пользовалась лампой.

Газета «Таймс» писала: «Она «ангел-хранитель на службе», без всякого преувеличения, в этих госпиталях, когда ее тонкая фигурка тихо скользит по коридорам, и лицо каждого бедолаги светится от благодарности только от одного ее вида.

Когда все медицинские офицеры и врачи отправляются ночью на покой, и темнота опускается на огромное количество раненых, лежащих в забытьи на протяжении чуть ли не километров, можно увидеть ее одну, без спутников, с маленькой лампой в руке, обходящую все залы госпиталя».

Бесправная женщина побеждает министра

Флоренс Найтингейл в лазарете. Иллюстрация из биографии 1913 года

По окончании войны британцы покидают Балаклаву – город, в котором базировались английская армия и флот. Прежде чем уйти, Флоренс на собственные деньги устанавливает здесь огромный беломраморный крест – в память о воинах, врачах и медсестрах, погибших в кампанию.

Балаклава с этого момента развивается не как британская база, а как русский курорт. А Флоренс Найтингейл приступает к реорганизации всей английской военной медицинской службы.

Возможности для этого – пресловутый административный ресурс – у нее были. После крымских событий, несмотря на поражение союзников (к чему она, собственно, не имела никакого отношения), в ней видели национального героя.

Трудностей, впрочем, хватало. Постоянное сопротивление военного ведомства – консервативным британским генералам эта девушка была, что называется, как кость в горле.

Ей пришлось даже шантажировать военного министра: «Если я в течение трех месяцев не получу четкого подтверждения тому, что реформы будут проведены, я расскажу публике обо всем, с чем мне пришлось столкнуться во время Крымской войны, и заодно изложу план реформ, которые необходимо провести внутри армии».

Отсталое, опять-таки вследствие национального консерватизма, законодательство. Женщины не могли участвовать в правительственных комиссиях, и на работу созданной ее стараниями Комиссии по проблемам здоровья в армии, сама Флоренс могла влиять лишь опосредовано, в основном, через предоставляемую информацию.

Стараниями Найтингейл в госпиталях появляются вентиляционные системы, обустраивается канализация, реализуются и прочие достижения прогресса. Появляется единая система больничного делопроизводства и статистики. Открывается военно-медицинская школа.

Флоренс – своего рода серый кардинал реорганизации британской военной медицины.

Одно из крупнейших ее дел – Найтингельская школа для сестер милосердия, открытая в 1860 году в Лондоне при больнице Святого Фомы. Деньги на это начинание собраны были по подписке – авторитет основательницы был высок, и обыватели охотно жертвовали.

После первого же выпуска школа превратилась в настоящую сеть образовательных медицинских учреждений, многие выпускницы открывали аналоги этой школы по всей стране, и даже за ее пределами. География росла – Европа, Америка.

Между тем, Флоренс пишет книги. «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии», «Как нужно ухаживать за больными». Впрочем, насчет последнего названия у Флоренс было особое мнение: «Ухаживать надо за здоровыми, чтобы они не стали больными».

Она прекрасно понимала пользу профилактики.

А начиналась эта книга так: «Каждая женщина от природы сиделка – таково убеждение огромного большинства людей. На самом же деле большая часть даже профессиональных сиделок не знает азбуки ухода за больными.

Что же касается бабушек, тетушек и маменек, то сплошь и рядом даже в образованных семьях они при уходе за больными творят величайшие несообразности – совершенно противоположное тому, что следовало бы делать».

Книга же «Заметки о госпиталях» начиналась с фразы: «Самое первое необходимое требование: госпиталь не должен причинять вреда никому из больных».

Флоренс явно был присущ тонкий английский юмор.

Ее главный труд – восьмисотстраничные «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии» – вошел в историю, помимо прочего, как первое статистическое пособие, в котором использовалась инфографика.

Кстати, Флоренс приписывается афоризм: «Нельзя стать хорошим солдатом без некоторой доли глупости».

* * *

Флоренс Найтингейл прожила 90 лет и скончалась в Лондоне в 1910 году. В историю вошли ее слова: «Когда я более не буду воспоминанием, а только именем, надеюсь, мой голос сможет продолжать работу всей моей жизни».

День рождения Флоренс – 12 мая – отмечается во всем мире как Международный день медицинской сестры. О ней снято несколько фильмов, ее портрет был одно время изображен на британских банкнотах, а в Германии в честь нее выпустили почтовую марку. Именем Найтингейл названы астероид и один из венцов на Венере. В честь нее назван и психологический синдром.

Действуют два музея Флоренс – в Лондоне и в северной башне турецких казарм Селимие. А в Лондоне и во Флоренции ей установлено множество памятников.