Фандрайзинг событий: как НКО привлекать деньги через аукционы, розыгрыши, марафоны, не нарушая закон

Задача фондов – суметь сохранить баланс между легитимностью и эффективностью сборов. Разбираемся, как НКО организовать сбор пожертвований с максимальной эффективностью и одновременно соблюсти все нюансы российского законодательства

Благотворительный марафон «Бегущие сердца» в Москве, 2018 г. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Спортивное событие – не программная деятельность НКО. Жертвовать должен организатор

Один из любимых инструментов фандрайзеров – спортивные мероприятия, в частности благотворительные беговые марафоны. Забеги пользуются популярностью, а для НКО это хорошая возможность собрать деньги участников в обмен на позитивные эмоции.

Раньше пожертвования на таких мероприятиях принимались оффлайн и это было проблематично. Ящики для пожертвований можно было ставить не на всех мероприятиях, люди приносили деньги в день мероприятия, и принимать их НКО не могли.

С цифровизацией все стало гораздо проще – доноры покупают билет на благотворительном забеге на специальных площадках. А НКО с этой площадкой заключает агентский договор, платит комиссию и потом от юрлица получает эти деньги в качестве пожертвования. Эта форма юридически наиболее прозрачна и понятна.

Эта форма удобна для сборов, потому что спортивное мероприятие для НКО – не программная благотворительная деятельность. Делая взнос за участие в спортивном забеге, человек не жертвует, а покупает товар. Товаром в данном случае выступает право на забег, стартовый пакет с номером или медаль – так называемый слот.

– Если мы хотим, чтобы НКО могла учесть эти деньги как пожертвование и не платить с него налог, то ничего в обмен на них она отдавать не может, включая право на участие в мероприятии, – подчеркивает Анастасия Дергачева, партнер московского офиса юридической компании «Morgan & Lewis».

Важно помнить: так как фонд не может тратить деньги на организацию спортивных мероприятий, для этого нужно найти генерального партнера, который возьмет расходы на себя.

Если передачи права собственности не происходит, то это событие не аукцион

Фото: VBlock/pixabay.com

В 2018 году Анастасия Ложкина, основатель Клуба фандрайзеров, тогда директор по развитию и привлечению средств благотворительного фонда «Арифметика добра», решила провести благотворительный аукцион в партнерстве с компанией Virgin Group Ричарда Брэнсона. Специально для этого иностранный партнер подготовил лот – книги с автографом Брэнсона.

– Международная компания тщательно взвешивает все риски – мы нашли множество причин, почему не можем провести онлайн-аукцион на территории РФ. Было непонятно, как Virgin Group может передать нам лот, который не стоит у них на балансе. Вторая проблема – выбор площадки и необходимость заключить договор купли-продажи с тем, кто приобретет лот. Когда мы оценили, сколько времени понадобится на решение всех спорных вопросов, обе стороны приняли решение, что с экономической точки зрения проводить аукцион нецелесообразно, – рассказала Анастасия Ложкина.

Проведение аукциона становится проблемой, в первую очередь, для фонда. Даже если кто-то безвозмездно передает ему, например, картину Пикассо, именно НКО нужно сначала поставить это имущество на свой баланс и потом его продать.

– В этом случае мы предлагаем оформлять отношения между тремя участниками процесса – собственника, фонда и покупателя – в виде следующей схемы. Тот, у кого есть, что продать, то есть владелец, публично объявляет награду. Например, обещает картину Пикассо тому, кто сделает наибольшее пожертвование в благотворительный фонд. При этом картина не уходит из владения ее собственника, фонд не должен ставить ее на баланс.

Дальше происходит аукцион, его предметом становится не цена картины, а сумма пожертвования. Тот, кто делает самый большой взнос, выполняет условия для получения публичной награды, получает награду. Владелец картины передает ее этому человеку – исполняет свое публичное обещание награды, – говорит Анастасия Дергачева.

Людмила Савкова, генеральный директор ООО «Мета-консалтинг», считает, что при выборе альтернативной формы проведения аукциона логичнее будет придумать этому событию другое название.

– Мы должны понимать, что аукцион – это когда кто-то кому-то что-то продает. Если передачи права собственности на лот не происходит – это совсем другое, – говорит Савкова.

Вопрос и в том, как оформить право собственности на картину – от этого будет зависеть, придется ли получателю «награды» платить подоходный налог. На этом акцентируют внимание аудиторы. По российскому законодательству награда НДФЛ не облагается. Исключением служит только недвижимость.

Анастасия Дергачева предлагает НКО самостоятельно выбирать из трех вариантов при организации благотворительного аукциона.

Первый – владелец жертвует, фонд продает. В этом случае фонд платит налог – вариант не самый лучший.

Второй – владелец продает получателю, а сумму или часть жертвует фонду.

И третий вариант – публичная оферта (обещание награды). По идее, она не требует никаких дополнительных оформлений. Но чтобы избежать налога при покупке дорогостоящей вещи, лучше всего зафиксировать передачу собственности как сделку дарения.

За цену на товаре на благоярмарках придется выдавать кассовый чек

Ярмарка благотворительного праздника «Белый цветок», 2019 г. Фото: Татьяна Ильина

При организации благотворительных ярмарок НКО сталкиваются с общей проблемой event-фандрайзинга – когда за пожертвование предлагается что-то приобрести.

Павел Гамольский, президент Ассоциации «Клуб бухгалтеров и аудиторов некоммерческих организаций», директор проекта «Информационная поддержка НКО: налогообложение и бухгалтерский учет», отмечает, что очень многие НКО в России к 2021 году так и не усвоили простую вещь – продажа это продажа, а дарение это дарение.

– В декабре 2019 года я на «Душевном базаре» с инспекционной, в том числе, целью обошел все точки. Все они предлагали замечательные вещи – и все были оформлены как пожертвование, никто не применял контрольно-кассовые аппараты. В единичных случаях были терминалы для приема пожертвований, это же назначение платежа указывалось в чеке. При этом в большинстве случаев на товары была указана конкретная, вполне рыночная цена.

Но надо понимать: если условием передачи вещи является уплата суммы обговоренной величины, значит, это продажа и должна быть контрольно-кассовая техника. Если человеку говорят, что это ничего не стоит, но он может пожертвовать любую сумму – от копейки до миллиона (и не пожертвовать вообще ничего), то рисков говорить о пожертвовании нет, – говорит Гамольский.

Аудиторы отмечают: если деятельность по продаже на благоярмарках идет регулярно, нужно регистрировать ИП на волонтера, покупать кассовую технику и платить налог 6%. Возможны варианты – оформить юрлицо (в этом случае готовьтесь к ведению массы документации, налоговым расходам). Еще один способ – зарегистрировать продавца как самозанятого. Но в этом случае есть ограничения – продавать можно будет только товары и услуги собственного производства.

По мнению экспертов, соблюдение перечисленных юридических тонкостей при организации событийных фандрайзинговых проектов позволит добиться главного – соблюсти свои интересы, при этом не навредив партнерам.

– Всегда нужно думать о рентабельности отношений, это не только деньги. Создавать общественное благо нужно, не причиняя никому проблем. Кроме того, мы живем во время гибридных форматов – нужно дружить междисциплинарно. Профессиональные люди есть в каждой дисциплине.

Важно при этом уважительно относиться к донору – как к партнеру, а не как к кошельку. Если доноры готовы делиться средствами, важно создавать возможность для институциональных решений и ответственности со стороны всех участников процесса. Процесс рисков есть всегда – важно их знать, уметь их оценивать и принимать соответствующие решения, – считает Юлия Богданова, старший менеджер Группы корпоративной социальной ответственности фонда КПМГ.

Несовершеннолетние продавцы – участники благотворительных ярмарок

С 14 лет у каждого есть право на совершение небольших бытовых сделок. К таким относится право продать или передать (подарить, пообещать награду) кому-то вещь, которую несовершеннолетний сделал своими руками. На продажу дорогих товаров потребуется согласие взрослых.

– Если речь идет о чем-то более существенном, например об интеллектуальной собственности, то этим тоже может распоряжаться гражданин с 14 лет. Но вопрос заключается в соблюдении закона о защите персональных данных. В этом случае мы всегда рекомендуем перестраховаться и получить соответствующее согласие у законных представителей ребенка. Если такой возможности нет, лучше удерживаться в рамках небольших бытовых сделок, – отмечает Савкова.

Публикация подготовлена по материалам Этического клуба НКО

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться