Лев Толстой не смог ездить на велосипеде

Родиной двухколесного велосипеда принято считать Россию, а его изобретателем – уральского механика Ефима Артамонова, крепостного Пожвинского завода, Прикамье. Со средней скоростью 10 километров в час он доехал до самой Москвы

Гонки в Нью-Йорке. 1890 г. Фото: ufavelo.r

Лето совсем близко, и не удивительно, что в ближайшее время отмечается сразу два «велосипедных» праздника. 31 мая 1868 года – день рождения велоспорта. 153 года назад во Франции прошла первая в мире велогонка. Любители экзотического по тем временам способа передвижения проехали на своих двухколесках две тысячи метров. При этом седло находилось весьма далеко от земли, а переднее колесо было нечеловечески огромным, все мы представляем, как выглядели первые велосипеды.

А чуть позже, 3 июня состоится Всемирный день велосипеда. Он учрежден в 2018 году Генеральной Ассамблеей ООН по инициативе представителей Туркменистана.

Мы же, по обыкновению, вспомним, как все это начиналось.

Циклист из Прикамья

Четырехколесный транспорт. 1850 г. Фото: wikipedia

Родиной двухколесного велосипеда принято считать Россию, а его изобретателем – уральского механика Ефима Артамонова, крепостного Пожвинского завода, Прикамье. Со средней скоростью 10 километров в час он доехал до самой Москвы, поспел к коронации Александра Первого и презентовал свою изрядно пообносившуюся машину молодому царю. За что был награжден «вольной» и 25 рублями золотом.

Это было в 1801 году.

Тем не менее, прошло довольно много времени, прежде чем велосипеды стали входить в моду. Это произошло в 1880-е годы. Еще в 1880 году в Санкт-Петербурге числилась всего сотня велосипедистов. А потом произошел рывок. Особенно после 1885 года, когда изобрели дутые шины. Ездить на велосипедах стало гораздо комфортнее, и их перестали называть «костотрясами».

По всей России стали создаваться общества циклистов (так в то время часто называли велосипедистов). Двухколесные и трехколесные конструкции постепенно вытесняли лошадей из ипподромов и манежей. Открывались курсы управления новым транспортным средством.

Увы, обучение давалось не всем. Лев Толстой посещал курсы в московском манеже, но освоение «двухколески» шло с трудом. Особенно ему мешалась одна дама, столь же незадачливая ученица. Лев Николаевич писал: «У нее шляпа с перьями, и стоит мне взглянуть, как они колышутся, я чувствую – мой велосипед неотвратимо направляется к ней.

Дама издает пронзительные крики и пытается от меня удрать, но – тщетно. Если я не успеваю соскочить с велосипеда, я неизбежно на нее налетаю и опрокидываю ее. Со мной это случалось уже несколько раз. Теперь я стараюсь посещать манеж в часы, когда, я надеюсь, ее там нет».

Велоспорт как средство женской эмансипации. Фото: https://befirst.info/

А Константин Циолковский, напротив, освоил свою «двухколеску» на редкость успешно. Писал: «купил старый велосипед и в два дня научился. Было мне 45 лет… Велосипед был для моего здоровья чрезвычайно полезен… Благодаря этой машине я мог каждый день летом в хорошую погоду ездить за город в лес. Это облегчило и купание, так как Ока была далеко. В училище надо было ходить за три версты, и все стало не трудно».

У Константина Эдуардовича тогда уже были серьезные проблемы со слухом, но это не стало препятствием. Бойко катил по губернской Калуге, слушал свою тишину.

Пользовались популярностью карнавалы циклистов, в том числе благотворительные. Господа и дамы наряжались в яркие костюмы и раскатывали по манежу, а, случалось, и по бальной зале богатого особняка. Костюмы имели названия: «Русская тройка», «Английская каретка», «Цветочная беседка», «Касса клуба циклистов «Москва»» и «Походная мастерская гонки «Москва-Петербург»».

«Московский листок» сообщал об одном из подобных балов: «Все костюмированные катались почти беспрерывно на велосипедах, тут были бебе, мамки, гномы, испанцы, мефистофель, паяц, гриб-мухомор, мадам Сан-Жен в лодке, сноп, нагримированные франты, англичанин и еще несколько других невыдающихся костюмов».

Туристы с педалями

Слева – П.М. Анахов. Фото 1903 г. Справа – Луи Трусселье, известный как Тру-Тру, победитель гонки Тур де Франс 1905 года. Участник летних Олимпийских игр 1900 года. Фото: stapelia2784.livejournal.com, wikipedia

Недалеко от Москвы, на нынешнем Ленинградском проспекте действовала кофейня «Циклист». Ее держали гонщики-тандемщики братья Смирновы. От этого «Циклиста» часто стартовали велогонки – к примеру, до Серебряного бора. Рядом с Ленинградкой – в то время Старым Петербургским шоссе – тянулась специальная велоаллея, прообраз нынешних велодорожек.

Велосипедисты и местные жители могли там недорого и хорошо пообедать. Из напитков – содовая, сельтерская и фруктовая вода, а также молоко, клюквенный квас, чай, кофе, шоколад, какао.

Циклисты одним только фактом своего существования пропагандировали здоровый образ жизни.

Кстати, в Серебряном бору было еще одно велосипедное кафе – «павильон Анахыча» или «Анаховка». Содержал его циклист Петр Максимович Анахов, там же работала и веломастерская.

Про ЗОЖ очень много писали в специальных журналах «Велосипедный спорт» и «Циклист».

Император Николай II на велосипедной прогулке. Фото: cdni.rbth.com

Столичное Общество велосипедистов-туристов (оно же Русский туринг-клуб) договаривалось с гостиницами в разных городах, и члены Общества там получали весьма ощутимые скидки. Общество составляло шоссейные карты.

Наличие средств вовсе не обязательно – была возможность путешествовать бесплатно: «В число экскурсантов принимаются лица, не обладающие настолько достаточными материальными средствами, чтобы совершать образовательные экскурсии самостоятельно. Комиссия имеет в виду необеспеченный материально контингент русской интеллигенции и главным образом – учащихся народной школы и служащих в общественных (земских и городских) и других учреждениях».

Организуются экскурсии для школьников.

Очевидно, что циклисты здорово способствуют развитию внутреннего познавательного туризма, а заодно и фотолюбительства.

Владимир Короленко говорил, когда ему указывали на его цветущий вид: «Да, этим я обязан велосипеду и ежедневному душу. Раньше я мог спать всего три-четыре часа, теперь же у меня великолепный сон!»

Владимир Николаевич Ламздорф, будущий министр иностранных дел, удивлялся в 1894 году: «Иду домой через Александровский сад, где катается много велосипедистов; замечаю даже одну молодую даму, проделывающую упражнения на этом инструменте».

А еще с велосипедами фотографировали, словно с обезьянками и прочими диковинками. Литератор А.И.Кононов писал: «Пройдясь по саду, заметил фотографию, снимавшую желающих, моментально. Я также снялся с предложенным мне велосипедом, но вышел неузнаваемо плохо».

Дисциплина и благотворительность

Циклисты в России, 1910 год. Фото: wikipedia.org

Велосипедисты проявляли себя как благотворители. В 1887 году, после страшного землетрясения в Верном (ныне Алматы), когда погибли около четырех сотен человек, екатеринбургское Общество велосипедистов-любителей провело благотворительную гонку. Все средства от нее направили на помощь пострадавшим.

В 1900 году те же екатеринбургские циклисты выстроили на собственные деньги стадион-велодром. Разумеется, там занимались самыми разными видами спорта и устраивали всевозможные шоу.

А для обычных москвичей-любителей, не стремящихся к спортивным достижениям, Московский кружок велосипедной езды отстроил велотрек в Сокольниках.

Юлиус (Юлий Иванович) Блок, победитель первой русской велогонки на полторы версты, основатель Московского общества велосипедистов-любителей и автор нескольких книг о пользе велосипедной езды, вошел в историю как пионер фонографии. Он устраивал в русских столицах «фонографические вечера», где с помощью фонографа Эдиссона демонстрировал редкие аудиозаписи. В том числе из собственной коллекции – Юлий Иванович записывал и музыку, и песни, и выступления чтецов и просто голоса известных современников.

Самарское общество велосипедистов-любителей возглавлял тамошний меценат Николай Головкин, он жертвовал тамошнему музею живопись и нумизматику.

Кроме того, циклисты были образцом дисциплинированности. Им, волей-неволей приходилось соблюдать строжайшие ограничения, которые без устали придумывали власти. Притом в каждом городе – свои.

В том же Екатеринбурге действовало правило: «При встрече с крестным ходом, большими похоронными процессиями или вообще со значительным количеством пешеходов либо экипажей, велосипедист обязан сойти с велосипеда и провести его в руках или же уехать в боковую улицу».

Старт гонки на велосипедах-тандемах на Каменноостровском циклодроме в Петербурге. На тандеме слева – братья Смирновы, владельцы кофейной «Циклист», 1897 год. Фото: https://stapelia2784.livejournal.com/

А вот тверские правила: «1) Желающие ездить в г. Твери на велосипедах должны получить из городской управы нумер, с уплатою стоимости его. Полученный из управы нумер должен быть укреплен позади седла велосипеда таким образом, чтобы таковой был виден для проходящих и проезжающих.

2) Каждый велосипед, во время езды на нем по городу, должен иметь звонок или рожок, которые должны издавать звуки значительной силы, а в ночное время – красные зажженные фонари, которые укрепляются спереди велосипедов на видном месте.

3) Езда на велосипедах по городу дозволяется при средней скорости велосипеда. Велосипедисты должны ехать по правой стороне улицы: при объезде экипажей и пешеходов, а равно и при встрече с таковыми на перекрестках улиц, велосипедисты должны давать знаки звонком или рожком, которые должны быть слышны и против ветра; в ночное  же время велосипедисты обязаны предупреждать звонком или рожком и встречающихся с ними проходящих или проезжающих.

4) Езда на велосипеде по тротуарам городских улиц, бульварам и в городских садах воспрещается, а равно воспрещается в городе перегонка велосипедистов, езда в один ряд нескольких велосипедистов гуськом, без оставления перерывов; едущие один за другим велосипедисты должны соблюдать разрывы, а именно: после каждых двух велосипедистов должен быть перерыв (промежуток) не менее десяти сажень для свободного прохода пешеходов и проезда экипажей, перед которыми велосипедисты должны уменьшать скорость велосипеда».

А вот еще одно из важных правил: «В случае беспокойства лошадей велосипедист обязан умерить ход или сойти с велосипеда, и, по возможности, закрыть его собой».

Обязательными были номерные знаки – их прикручивали даже к маленьким детским велосипедикам. Эти знаки в народе называли «жестянками».

Существовали и экзамены, которые необходимо было сдать для получения циклистских прав. К тому же следовало заплатить налог.

И, что примечательно, все эти правила действовали. Вот, например, сообщение из владимирской прессы: «Кузьмин Николай Андреев, суздальский мещанин, обвинялся по 123 ст. уст. о нак. за быструю езду на велосипеде по улице, за что и оштрафован на 2 руб.»

Для суздальского мещанина – немалые деньги.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться