Епископ Пантелеимон: «Помогайте и тайно, и явно!»

Когда в храме особо помянуть друзей, как подготовить родного ребенка к тому, что вы хотите усыновить сироту, как рассчитать свои силы в добрых делах, об этом и многом другом рассказал друзьям милосердия епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. ВИДЕО

Когда в храме особо помянуть друзей, как подготовить родного ребенка к тому, что вы хотите усыновить сироту, как рассчитать свои силы в добрых делах, об этом и многом другом рассказал друзьям милосердия епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Екатерина ЗАГУЛЯЕВА

Когда в храме особо помянуть друзей, как подготовить родного ребенка к тому, что вы хотите усыновить сироту, как рассчитать свои силы в добрых делах, об этом и многом другом рассказал друзьям милосердия епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

— Как научить детей делам милосердия?
— Для того, чтобы научить ребенка делам милосердия, нужно помочь ему ощутить радость этих дел. Если он когда-нибудь это почувствует, тогда, я думаю, он будет сам искать возможности совершать эти дела. Пригласить его в больницу на праздник Рождества, попросить сделать подарок для кого-то, вместе с ним сходить к какой-нибудь бабушке домой, попросить его убраться в квартире, помочь помыть посуду, сделать что-то доброе и хорошее, то, что посильно будет ребенку в зависимости от его возраста, в зависимости от его расположения. Наверное, нельзя слишком много времени заставлять его проводить за этим занятием, но дать ему почувствовать это очень важно. Ну, и кроме того, конечно же, если вы сами участвуете в делах милосердия, это ребенок запомнит и для него это будет неким ориентиром во всей его последующей жизни.

— Как определить границы своих возможностей?
— Границы своих сил и возможностей определяются опытом и, кроме того, советом духовника или опытного взрослого человека, который подскажет вам, где лень, а где, может быть, излишнее желание что-то сделать, излишняя ревность, может быть. Но, еще раз повторяю, что, конечно же, эти границы определяются опытом.

— Как поминать друзей в храме?
— Друзей в храме поминают на молитве. Можно написать записочку, а можно самому молиться о них в особые моменты богослужения, на ектении, в то время, когда поют «Досто́йно есть я́ко вои́стину блажи́ти Тя, Богоро́дицу», в это время священник молится о живых и усопших – в это время тоже можно молиться о своих друзьях. Можно помолиться о них после Причастия – отойти куда-нибудь в стороночку, встать в уголочек и вспомнить всех своих друзей, помолиться о них. Эта молитва после причастия все равно как на ухо попросить какого-то близкого человека о каком-то важном деле.

— Допустимо ли православной девушке ходить зимой в теплых брюках?
— Конечно, нужно носить ту одежду, которая соответствует той или другой деятельности. Если вы лезете по лестнице, стремянке наверх, наверное, неудобно быть в юбке. Если вы катаетесь на лыжах или на велосипеде, наверное, удобнее надеть брюки. В этом, я думаю, нет ничего страшного.

— Как добиться молитвенного настроя?
— Есть настроение – а есть устроение. Есть настроение души – а есть устроение души. Настроение может меняться – а устроение остается тем же самым. Есть глубина моря, где тишина, и есть поверхность, где бывает и шторм там в десять баллов, а бывает и штиль, когда ни ветра, ничего нет, и гладь моря совершенно тиха и спокойна. Какое бы не было настроение, нужно молиться, и этой самой молитвой достигается устроение души. Мы должны себя заставлять делать доброе и хорошее, должны заставлять себя исполнять заповеди Божьи, церковные правила, заставлять, потому что наше устроение греховно и неправильно. Именно через это усилие изменится наше внутреннее устроение.

— Можно ли вместо правила молиться своими словами?
— Правило есть правило. Можно правило сократить и сделать вот таким всегда. Но все-таки день ото дня должно быть какое-то одно и то же правило. Иначе будет уловка в какой-то день не помолиться совсем, либо помолиться слишком кратко. Я бы советовал держаться все-таки определенного правила.

— Хотим взять ребенка из детского дома. Младшие дети рады, а старшая девочка против. Как ее убедить?
— Если эту девочку познакомить с тем ребенком, которого вы хотите взять, если помочь ей этого ребенка полюбить, рассказать о нем, чтобы она пожалела его, чтобы ей тоже было интересно с ним, тогда ее желание может измениться. Но я думаю, что без согласия старшей девочки брать еще одного ребенка в семью будет неправильно, потому что ребенку самому будет тяжело в этой семье, где его не любит старшая сестра… которая должна быть ему сестрой, и девочке старшей, вашей родной дочери, будет тоже неуютно с неизвестно откуда взявшимся ребенком. Я думаю, что можно это сделать постепенно, не брать ребенка в приемную семью, а брать его, скажем, на воскресенье, на субботу, пойти с ним погулять, и так делать до тех пор, пока дочь не изменится. Трудно будет подобрать какие-то слова, но нужно приучить как-то ребеночка своего старшего, старшую девочку, приучить к другому существу маленькому, которое, конечно, заслуживает любви, снисхождения, внимания и заботы.

— Оставаться другом милосердия тайно все труднее. Нужно ли жертвователю быть анонимным?
— Я думаю, что, конечно же, можно и нужно быть не только другом милосердия, жертвуя сотую часть от того, что у тебя есть, но и тайно помогать тем людям, которые тебя окружают в жизни: купить еду бездомному, помочь соседке бедной, пенсионерке, у которой нет денег, может быть, на лекарства, может быть, выручить своего друга, у которого кризис и у которого серьезные финансовые проблемы, и сделать это так, чтобы об этом никто и не знал. Это очень на самом деле радует душу – так вот мне рассказывали люди, которые делали такое. Так что, помимо того, чтобы быть другом «Милосердия» – не бросайте только нас, очень просим вас, потому что, особенно сейчас ваши средства, ваши пожертвования очень вам важны и нужны, но все-таки, кроме этого, делайте что-то другое. И не только деньгами стараться помогать, но и втайне, может быть, совершать другие добрые дела.

— Как благими намерениями о спасении близких не навредить им и себе? Как не оставить стремления жить во Христе после того, как это уже разрушило семью?
— Очень трудный вопрос. Очень сложный. Не зная вас и вашего близкого человека, очень трудно на него ответить. Может быть, Вы были в чем-то виноваты, что слишком жестко и силой пытались человека принудить к исполнению евангельских заповедей, что совершенно недопустимо. Может быть, было мало в вас любви, а, может быть, делали все правильно, а человек не выдержал этого. Ведь в Евангелии же говорится, что «будут двое на одной постели, один возьмется, другой оставится», и Господь говорит, что он принес не мир на Землю, но меч, разделения, который разделяет людей – кто-то следует за Христом, а кто-то не имеет сил следовать за Богом, кто-то следует за Христом, а кто-то – нет. Чтобы этого не случилось, конечно, нельзя лишать других людей свободы. Можно показывать им пример своей жизнью, но даже не то, что показывать пример, не говорить вот – «смотри на меня» – а просто жить во Христе, жить радостно и молиться за других. Молитва очень многое может сделать. Молитва может переменить настроение человека, может его призвать к вере. Очень важно за других людей молиться.

— Всех жалко, но всем помочь невозможно. Как выбрать, кому помогать?
— Я думаю, что помогать нужно самым нуждающимся и здесь следовать голосу своей совести.

— Как найти Христа в своей жизни, если я – обычный человек с бесконечной офисной работой?
— Он – там, где двое или трое собираются ради Него. Он – при совершении Евхаристии. Он – в ночной тишине, когда мы обращаемся к Нему с молитвой. Он – и тогда, когда вы приходите в свое учреждение зарабатывать деньги. Он – в тех людях, которые вас окружают. Никто из нас с вами не работает в одиночной камере, не видя других людей. Мы едем в метро, идем по улицам, на работе нас окружают наши сотрудники, начальники, подчиненные. Относиться к ним с любовью, с вниманием, молиться о них, заботиться о них, стараться им помочь, стараться их порадовать – это тоже служение Христу.

— Чем блаженство отличается от удовольствия?
— Я недавно подумал, что блаженство отличается от удовольствия тем, что, когда мы приносим, доставляем себе удовольствие, мы удовлетворяем себя. А блаженство дарует нам Бог. Блаженство – это свобода от всех привязанностей. Блаженство – это радость любви, радость сопричастности Богу и всему доброму, что есть в мире, радость сопричастности к каждому человеку. Вот это – блаженство и счастье. А удовольствие – ну, съесть там бутерброд с черной икрой, сходить в ресторан там, не знаю, с чем-то там… Но это – не блаженство.

Блаженство ощутимо здесь, на земле, ощутимо в тишине, в спокойствии совести, ощутимо в таком, особом каком-то поднятом духовном настроении, ощутимо, когда тебе открывается смысл того, что с тобой происходит и того, что происходит вокруг. Вот это, конечно, блаженство. Оно здесь, на Земле уже являет себя во всей полноте; конечно, наверное, откроется в конце жизни; не всегда, но открывается в течение всего жизненного пути, потому что в жизни бывают и искушения, бывают и утешения, от Бога посланные. Господь когда-то покрылся кровавым потом и просил, чтобы чаша, которую нужно было ему испить, была пронесена мимо – а когда-то видел красоту лилий и говорил об этой красоте тем ученикам, которые были рядом с ним, когда-то спал на корме во время бури, утомленный общением с людьми, а когда-то призывал бодрствовать своих учеников в глубине и черноте Гефсиманской ночи. Разные бывают моменты в жизни, но, конечно же, блаженство – это не только радость после смерти, это – вечная радость, которая открывается во время земной жизни.

— В Песни песней есть такая фраза: «Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презрением». Как это соотнести с притчей про купца, продавшего все за жемчужину?»
— Мне кажется, что слова Песни песней не противоречат с притчей. Как в Песни песней говорится о том, что любовь – она больше всего богатство, так и Евангелие говорит, что Царство Небесное подобно жемчужине, ради которой продают все остальное. Царство Небесное есть любовь, и жемчужина есть та радость любви, которую нельзя сравнить со всем домашним нашим богатством.

— Определить искренность просящих трудно. Согрешаю ли я, проходя мимо и не подавая милостыню просящим, если при этом регулярно жертвую через нашу службу?
— Мне кажется, нам с вами нужно определить, общаясь с этими людьми, чего мы хотим. Хотим помочь правительству Москвы ликвидировать бездомность? Хотим других людей научить работать? Хотим помочь им избавиться от тунеядства? Хотим помочь им бросить пить? Или мы хотим научиться отзываться на все просьбы, с которыми к нам обращаются наши ближние и хотим научиться любви? Мне кажется, вторая задача важнее, чем первая. Как бы мы ни старались, вряд ли мы сумеем, правительство Москвы, сделать то, что оно все равно не сможет никогда исполнить, и вряд ли мы сумеем другого человека отстоять от алкоголизма. Мы, конечно же, если мы даем ему денег на бутылку, мы, наверное, будем отвечать, что мы потворствовали какой-то его слабости. Но ведь человеку же можно оказать любовь в другом каком-то виде, не обязательно дать ему денег – можно купить ему поесть, можно поговорить с ним, предложить ему обратиться в нашу службу помощи бездомным, можно уделить ему внимание, можно о нем помолиться – но не отстраняться от него. Поэтому каждый такой раз нужно обязательно подумать, как быть в этой ситуации. Если это какая-то бабушка нищая, которая работает, очевидно, на каких-то бандитов, которые поставили ее собирать деньги, а потом отбирают у нее большую часть этих денег – ну, она работает как бы, и можно дать ей десять рублей… Потом – зависит от того, в каком состоянии находится ваша душа. Если вы осуждаете этих людей, или если вы стесняетесь подать им на виду у всех, или, наоборот, вы хотите выглядеть хорошим, чтобы помочь им – каждый раз нужно смотреть на мотив своих действий и действовать так, чтобы это помогало вам стать лучше. Если вы хотите выглядеть хорошим, тогда не надо ничего давать напоказ. Если, наоборот, вы стесняетесь того, что осудят другие, что вы помогли там какому-то бездомному, наоборот, сделайте это. Если вам трудно бывает отзываться на просьбы ваших ближних, вы не всегда готовы отозваться по-доброму на чью-то просьбу – ну, носите с собой мелочь и каждому давайте по десять рублей там, скажем, кто вас просит. Это же не так много все-таки, я не думаю, что пройдя от работы до дома, вы раздадите больше там пятидесяти рублей. Ну, если для вас это – большая сумма, давайте по пятьдесят копеек. Если это цыгане, которые требуют денег, может, они вам эти пятьдесят копеек бросят обратно – ну хорошо, тоже для смирения полезно. В общем, как бы надо понять, чего вы хотите здесь и, исходя из этого, уже действовать.

— Как молиться за крестников?
— Конечно, можно обязательно и нужно молиться за крестников. Утром и вечером и на Литургии обязательно их нужно вспоминать.

— Как не начать ненавидеть всю современную Украину? Как помочь пострадавшим?
— Страшная беда эта война. Страшная рана у каждого из нас в сердце. Страшная боль за тех наших братьев и сестер, которые находятся в тяжелой, непримиримой вражде друг с другом. Зачем же ненавидеть всю современную Украину? Вообще христианин призван всех любить, даже врагов. Он может жалеть этих людей, может им снисходить. Господь молился о своих распинателях, говорил: «Прости им, Господи, они не ведают, что творят». Человек, который делает зло, не ведает, что он творит. И он, конечно, заслуживает того, чтобы о нем помолились. Как помочь? Молиться и помогать тем людям, которые оказались на территории России – они оказались в очень тяжелом положении – нашим беженцам. Вот это, мне кажется, нужно обязательно делать.

— Каким должен быть православный христианин, чтобы своим примером он вызывал у окружающих желание быть со Христом?
— Православный христианин должен помнить о том, к чему нас призывает Христос. Он призывает нас к жертвенной любви. Современные люди думают так: «Ну, полюбил – значит, хорошо. Ну, а вдруг разлюбил – ну, и ничего. Вот я этого люблю – и я ему помогаю, а этого не люблю, и не буду ему помогать». А Господь призывает нас любить всех. И нашим ближним является каждый, кто нуждается в помощи. И вот когда человек так живет – ну, не обязательно кого-то спасать от смерти, а кого-то поддержать, кому-то помочь, кого-то порадовать. Если он так живет, тогда он являет образ Христа.

— 10 лет я ходила в храм, но сейчас что-то надломилось. Как вернуть стремление ко Христу?
— Ничего страшного. Ничего страшного здесь нет. Это просто искушение, это просто… ну, есть разные периоды такой церковной жизни, духовного роста. Есть периоды быстрого такого роста, когда человеку открывается вдруг истина, он этим загорается – такое неофитство – а есть время трудного ежедневного будничного подвига. Вот этим подвигом нужно обязательно заниматься и нужно обязательно продолжать жить с Христом и во Христе, как вот в жизни – дождик на улице, солнышко светит – но, если надо идти, надо идти вперед, невзирая на встречный ветер или на попутный, как корабль. Когда плывет корабль – раньше были парусные корабли – они старались плыть при любом ветре. Нет ветра – ну, на веслах. Ветер какой-нибудь противный – они идут галсами, корабли. Вот надо использовать все вот эти настроения свои для того, чтобы все-таки вот идти ко Христу, не бояться этого, как вот искушения – нужно подныривать под них, как под волны подныривают пловцы опытные – и нужно во всех случаях этих все-таки продолжать свой путь.

— Как помочь пьяному замерзающему человеку на улице? Сердце сжимается, а силы не всегда есть…
— Ну, в Москве есть телефоны, по которым можно позвонить, когда ты видишь нуждающегося человека. Есть у нас люди, которые помогают таким бездомным, несчастным, оказавшимся на улицах. Поэтому можно всегда к этим людям обратиться за такой помощью. Можно об этом человеке помолиться. Можно позвать вот наших друзей, добровольцев, которые помогают бездомным. И с этой ситуацией, в принципе, можно справиться – позвонить друзьям, чтобы они помогли вам этого несчастного, пьяного, замерзающего на улице, отвести куда-то, помочь ему. Но помочь обязательно нужно.

— Что в вашем понимании творчество? Евангельские таланты – это какие таланты?
— В евангельской притче подразумевается, конечно, не талант – талантом называется не то, что называется талантом сейчас – талант писать стихи, талант писать прозу, талант петь, талант рисовать хорошо… Там имеется в виду вообще все, что человеку дается Богом. Есть талант времени, есть талант физических сил, есть талант духовных каких-то сил у человека, есть таланты, как деньги у человека, какие-то влияния, власть – есть талант, тоже данный как-то от Бога, иногда бывает. Все это нужно использовать во благо. А как развивать творческие способности? Ну, знаете, мне кажется, что все-таки особенно об этом заботиться не надо. Ну, можно попробовать писать стихи, рисовать картины, петь в хоре, но, если тебе регент сказал: «Вы знаете, вам, мне кажется, медведь на ухо наступил», ну, можно тогда оставить это. Я, помню, тоже думал, что у меня талант, я пытался однажды нарисовать икону. Скопировал икону Знамения – вот сегодня как раз праздник Знамения… Икону Знамения, помню, скопировал – и мне показалось, что я так замечательно это сделал, что я решил себя посвятить иконописи, хотя был уже священником. Я служил в деревне, там времени было много свободного… Я сделал такой карандашный набросок, мне он казался верхом совершенства – у меня так легко и быстро это получилось… Я пришел к опытному художнику, показал ему, ожидая услышать: «Ну, вообще первый опыт – и вообще вы талант, батюшка, вы вообще, надо же – почти Андрей Рублев!». И вдруг он мне говорит: «Да, конечно, для первого раза, можно сказать, неплохо. Но вот смотрите – видите, у вас круг-то – не круг, а какой-то овал». Я смотрю – действительно, овал. Как-то раньше не замечал. «Потом смотрите: вот видите – здесь лик такой у вас, какой-то на сторону какой-то скособоченный немножко». Я смотрю – действительно скособоченный. «А вот здесь вы что же недописали?» И я смотрю, что это просто какой-то ужасный совершенно рисунок, я это увидел вдруг… И я с тех пор не пишу иконы, не пытаюсь уже этим заниматься. Так что тут нужно рассмотреть, какой будет результат…

— Как вы относитесь к программам «12 шагов» и «Анонимные алкоголики»?
— Я отношусь к этим программам нормально, потому что эти программы помогают некоторым людям избавиться от алкогольной или наркотической зависимости, если только к этим программам не примешивается неправильная молитва, неправильное понимание того, что с человеком происходит, и если люди, которые этим занимаются, не причастны к какой-то секте, или если они не исповедуют какую-нибудь ересь. А так, в принципе, как такое терапевтическое сообщество – мне кажется, эти программы вполне допустимы.

— Как понять, насколько благое дело ты делаешь? Мне сказали, что я делаю людей счастливыми насильно.
— Может быть, конечно, и так, может быть, благое дело делается из каких-то неблагих побуждений, не из благих каких-то мотивов. Как это определить? Нужно критически относиться к себе, но здесь тоже есть некая грань – можно себя так засудить, что считать себя вообще за ничто, и тогда вообще все бросить – это неправильно. Доверять тому, что вам говорят вокруг – не надо всем доверять, должен быть один какой-то советник, один человек, которому вы доверяете, который вас знает, чьи высказывания в отношении вас вы проверили, который помогает вам что-то исправить, и во всем так сомневаться из-за того, что ты что-то сказал, не стоит.

— Я профессионально занимаюсь благотворительностью. В какой-то момент оказалось, что я отказываю в помощи чаще, чем помогаю. Как не опустить руки?
— Ну, это неправильно. Потому что запросов о помощи поступает огромное количество, и мы все, конечно, удовлетворить не можем. Но нужно хотя бы кому-то помочь, настолько, насколько вы можете, и благодарить Бога за то, что у вас есть такая возможность.

— Как выбрать духовника? Какими качествами он должен обладать? Что входит в его компетенцию? Нужно ли жить где-то рядом?
— Наверное, вы ходите в храм, где духовничество не поощряется. Потому что во многих храмах заранее известно, кто и когда будет исповедовать народ. И, наверное, такой храм нужно найти. Поменять квартиру, чтобы жить рядом с храмом, где служит духовник, мне кажется, если вы живете в Москве, не обязательно. Все-таки мы в Москве преодолеваем большое расстояние за достаточно короткое время, и в основном в храм приходим в субботу или в воскресенье, когда нет пробок все-таки на дорогах, может, в отличие там от декабря, когда будем готовиться к Новому Году. Но все-таки доехать можно до храма. Так что, конечно, жить рядом с храмом совершенно не обязательно. Поскольку у вас никогда не было духовника, вы представляете себе, что с духовником нужно будет постоянно очень много общаться и разговаривать. Это не так. Достаточно попробовать один раз поговорить подробно – и вы поймете, что совсем не так много вы можете сказать и не так много нужно сказать.

Я тоже очень часто с этим сталкиваюсь – ко мне приходит человек и говорит: «Батющка, вы знаете – я хочу первый раз поисповедоваться, но боюсь, у нас с вами времени не хватит на наш разговор». Я говорю: «Давайте попробуем, начнем, а там – как получится». И когда мы с ним там говорим по пятнадцать минут – и все, оказывается, ему больше нечего сказать. Поэтому, конечно, бояться этого не нужно, но все-таки, мне кажется, нужно выбрать духовника. А как его выбрать? Ну, я бы советовал сделать так – я уже как-то рассказывал об этом нашим друзьям милосердия – нужно выписать на страничку всех известных вам священников – хороших – поспрашивать у знакомых, есть ли хорошие духовники. Могу вам рекомендовать в этот список духовников нашего больничного храма царевича Димитрия, духовников храма Святителя Николая в Кузнецах. Хорошие очень духовники есть в Марфо-Мариинской обители, там есть такой отец Тихон, скажем… И – подумать-посмотреть, какой вам священник подойдет. И выбрать самого хорошего, но того… может быть, если есть выбор между двумя хорошими священниками, пойти к тому, кто живет рядом с вашим домом, подумать – может, так будет проще для вас? – и начать исповедоваться только у одного этого священника. И исповедуясь у одного священника, вы поймете… не надо сразу решать: «Вот это – мой духовник», как, знаете, бывает любовь с первого взгляда – а потом люди разводятся. Надо походить к нему какое-то время, послушать, поспрашивать его, рассказать ему что-то о себе и понять, насколько то, что он будет вам советовать, вам помогает. И молиться, конечно, Богу, потому что священник не сам по себе отвечает на ваши вопросы, а через него с вами говорит Бог. И, если вы будете с верой относиться к нему, тогда через него Бог сможет вам помочь.

— Как не впасть в грех человекоугодия, помогая ближним? Что делать, если к тебе начинают относиться потребительски?
— Нужно помогать тем людям, которые с вами ничем не связаны. Не только тем, кто вам нравится, но и тем, кто вам совсем, может быть, не нравится. Вот это будет доброе дело для ближнего, того ближнего, который нуждается в помощи, но не может вам ничем ответить на вашу доброту. Если человек относится потребительски, если он требует помощи или подарков, если есть возможность – надо ему помочь, если нет возможности – не надо помогать. Мне кажется, все просто, не надо особенно на этот счет волноваться и переживать.

— Давать ли денег, если сомнительный нищий просит «на водку»?
— Если вы не верите человеку, если он просит деньги на водку честно, то, конечно, давать деньги, мне кажется, не стоит. Можно помолиться о нем, можно ему купить еду, но давать ему деньги, которые он потратит на выпивку, наверное, не стоит.

— Бог знает все наши просьбы. Нужно ли их снова перечислять в молитве?
— Я думаю, что можно говорить Богу все, что вы считаете нужным. Но нужно брать за основу молитву «Отче наш». В этой молитве – все наши просьбы о насущном сводятся к просьбе о насущном хлебе. Когда мы просим насущного хлеба, мы просим у Бога не только хлеба, но и воды, и одежду, и крышу над головой – все, что потребно для нашей жизни. Поэтому лучше об этом особенно так много не говорить – в многословии мы не будем услышаны Богом – а нужно свою просьбу сводить как-то в что-то одно. Бог же слышит наши мысли, даже не сформулированные, может быть, какие-то наши просьбы Бог тоже слышит. Молитвы – это не просто такой разговор, как с другим человеком – Бог же понимает нас. Тут не обязательно много говорить, главное – усердно просить Бога о милости, о прощении грехов, просить его о наших близких, о том, чтобы Господь им помог. Вот с чувством, с усилием, с верой – вот такая молитва, конечно, будет Богом услышана, и нам тоже поможет.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.