Эльдар Рязанов снимал здесь фильм «Невероятные приключения итальянцев в России». Но немногие знают, что эту старинную усадьбу занимала община сестёр милосердия, основанная великой княгиней Елизаветой Федоровной. О деятельности общины и истории этих мест наш очередной рассказ

В 1973 году Эльдар Рязанов снимал здесь фильм «Невероятные приключения итальянцев в России». Но немногие знают, что эту старинную усадьбу графа Александра Безбородко, с 1896 года занимала община сестёр милосердия Красного Креста, основанная великой княгиней Елизаветой Федоровной, сестрой императрицы Александры Федоровны. О деятельности Елизаветинской общины и истории этих мест наш очередной рассказ.


Кадр из фильма Э.Рязанова: герои стоят у ограды усадьбы, рядом с изваяниями львов, поддерживающих цепи. На другом берегу Невы виден ансамбль Смольного монастыря

До основания города

Этот старинный и очень интересный дом расположен в той части Санкт-Петербурга, которую была заселена ещё до основания города.

В 1698 году, за два года до начала Северной войны, шведский генерал барон Абрахам Крониорт, живший в городе Ниен (Ниеншанц), составил план местности от реки Охты до дельты Невы. На том месте, где сейчас располагается дом №40 по Свердловской набережной, на плане шведского генерала обозначена мыза (имение), принадлежавшая шведскому офицеру, коменданту гарнизона Ниеншанца. Здесь был создана система подземных ходов, которыми мог бы воспользоваться комендант в случае неожиданного появления русских войск. К территории мызы примыкал госпиталь для престарелых солдат.
В ходе Северной войны со Швецией (1700 -1721 гг.) территория эта была присоединена к России. А вскоре после основания Санкт-Петербурга Пётр Первый подарил опустевшую шведскую усадьбу своей жене Екатерине.

Полюстрово

Особую известность эта территория приобрела благодаря источникам минеральных вод, обнаруженным в 1718 г. на располагающихся неподалёку казачьих огородах. Зимой 1719 г. водами лечился Пётр Первый, и признал их не хуже бельгийских. Благодаря латинскую слову «poluster», то есть «болотистый», местные минеральные воды стали называться Полюстровскими.

Во времена правления Екатерины Второй владельцем земель стал Григорий Николаевич Теплов. В 1760-х гг. Канцелярия от строений предложила приобрести желающим земли с казачьим огородом; действительный тайный советник Григорий Николаевич Теплов, знавший о целебных свойствах местных источников (Теплов был болен и должен был отправиться за границу на лечение), ради экономии решил воспользоваться полюстровской водой, и приобрел участок.
Так на месте казачьего огорода появилась мыза Полюстрово. В 1773 -1777 гг. архитектором Василием Баженовым здесь был построен усадебный дом в готическом стиле. Предполагается, что Баженов возобновил уже существовавшие подземные коммуникации. При каменном доме имелись оранжереи, где выращивались фрукты, овощи, цветы, табак.

На набережной была сооружена двухъярусная парадная терраса-пристань. По обе стороны от пристани располагались пушки для сигналов и салютов. Боковые лестницы и грот были облицованы гранитом, а терраса декорирована вазами и четырьмя скульптурами сфинксов: одна пара на верхней площадке, другая на нижней.

Удалось ли вылечиться Теплову полюстровской водой достоверно неизвестно. Его современники утверждали, что Григорий Николаевич поправился не выезжая из усадьбы. А вот историк П. Н. Столпянский ссылается на признание Теплова о том, что в 1771 г. минеральная вода его чуть было не погубила.

В 1782 году, после смерти Теплова, его сын продал мызу за 22 500 рублей. Новым владельцем Полюстрово стал канцлер Александр Андреевич Безбородко. Для него в 1783-1784 гг. по проекту Джакомо Кваренги на месте старого усадебного дома был построен новый особняк. Кваренги не строил дом заново, а максимально использовал уже имевшееся здание. Таким образом, особняк хранит не только остатки баженовской постройки, но, возможно, и следы шведской усадьбы. Дача Безбородко – одна из немногих загородных работ знаменитого зодчего.


Канцлер Российской империи князь А.А. Безбородко; портрет кисти Иоганна Баптиста Старшего (1794 г.)

В начале 19 века. усадьбу украсила знаменитая, состоящая из скульптурных изображений 29 львов, ограда. Её создателем мог быть Николай Александрович Львов.
Граф Безбородко, незадолго до смерти получивший титул князя, скончался в 1799 г., просив употребить его состояние на богоугодные дела.


Дача И. А. Безбородко в Полюстрово. Акварель Г. С. Сергеева (1800 г.)

Владения его перешли к брату, Ивану Андреевичу. После смерти бездетного И.А. Безбородко здесь жила его племянница, княгиня К. И. Лобанова-Ростовская, воспитывавшая сына Александра Григорьевича Кушелева. В 1816 г. к его фамилии добавилась фамилия Безбородко. С тех пор он стал графом Кушелевым-Безбородко, а усадьба приобрела известное ныне название – дача Кушелева-Безбородко.

Граф Александр Григорьевич Кушелёв-Безбородко, меценат, почётный член Петербургской Академии наук, постоянно следил за всем, что появлялось замечательного в области науки и литературы.


А.Г.Кушелев-Безбородко, Государственный контролёр Российской империи; портрет кисти Франца Крюгера (1851 г.)


План усадьбы; эскиз Дж.Кваренги

Именно при Александре Григорьевиче усадьба Полюстрово стала знаменита как лечебный курорт. В 1840-1850 гг. здесь существовал популярный курзал полюстровских минеральных вод. Для исследования воды граф приглашал известных медиков, аптекарей, которые в разное время дали положительные отзывы. Аптекарь Фишер на одном из участков, сдаваемых графом в аренду, открыл купальни с комнатами для проживающих.


«Вид на Неву и Смольный монастырь от ограды дачи Кушелевых-Безбородко»; неизвестный художник сер. 19 в.

Следующим владельцем Полюстрово в 1855 — 1870 гг. был литератор и меценат граф Григорий Александрович Кушелев — Безбородко.
На его даче бывали А. Н. Радищев, Н. Н. Новиков, Д. И. Фонвизин. А на его средства издавались книги стихов А. Н. Майкова, первое собрание сочинений А. Н. Островского, сочинения Л. А. Мея. В 1861 г. он посетил в Лондоне А. И. Герцена, а в 1863 г. внес значительный вклад в «Общий фонд», созданный для помощи нуждающимся молодым эмигрантам.


Граф Григорий Александрович Кушелев-Безбородко (1832—1870), статский советник; фотография 1856 г.

Произведения самого Г.А. Кушелева-Безбородко публиковались и в журналах, и отдельными изданиями. В 1857 г. в Петербурге под псевдонимом Грицко Григоренко вышли его «очерки и рассказы», также были изданы в двух томах «Очерки, рассказы и путевые заметки».
В 1858 г. Г.А. Кушелев-Безбородко пригласил Александра Дюма — отца совершить путешествие по России и принимал его на своей даче в Полюстрове. С французским писателем он познакомился в Париже. Дюма давно испытывал интерес к России, но приехал сюда только после смерти Николая Первого.
Император не мог простить Дюма написания романа «Записки учителя фехтования», героями которого под вымышленными именами стали декабрист И. А. Анненков и француженка Полина Гебль, последовавшая за ним в сибирскую ссылку.

«Мы остановились перед большой виллой, два крыла которой полукругом отходили от главного корпуса. На ступеньках подъезда выстроились слуги графа в парадных ливреях. Граф и графиня вышли из кареты, и началось целование рук. Потом поднялись по лестнице на второй этаж в церковь. Как граф и графиня переступили порог, началась обедня в честь «благополучного возвращения», которую достопочтенному священнику хватило ума не затягивать. По окончании все обнялись, невзирая на ранги, и по распоряжению графа нас проводили каждого в свое помещение. Мои апартаменты были устроены на первом этаже и выходили в сад. Они примыкали к большому прекрасному залу, используемому как театр, и состояли из прихожей, маленького салона, бильярдной, спальни для Муане (художника и переводчика, сопровождавшего Дюма в поездке по России) и меня. После завтрака я отправился на балкон. Передо мной открылся чудесный вид – к реке от набережной спускаются большие гранитные лестницы, над которыми воздвигнут шест футов пятьдесят высотой. На вершине шеста развевается знамя с графским гербом. Это – пристань графа, куда ступила Великая Екатерина, когда оказала милость Безбородко и приняла участие в празднике, устроенном в ее честь» (из писем и воспоминаний А.Дюма-отца)

Г. А. Кушелев-Безбородко был крупным благотворителем, членом Императорского человеколюбивого общества, содержал Дом призрения пожилых женщин на Охте (позже названный его именем), помогал другим учреждениям.


Попечители и призреваемые у здания Дома призрения престарелых бедных женщин в память графа Г. А. Кушелева-Безбородко и К. К. Злобина (второго крупного жертвователя) Императорского человеколюбивого общества (Малоохтинской богадельни); 1913 г., фотоателье К. К. Буллы

Вместе с тем, граф был большой чудак, в окружении которого находилось место разным случайным людям.

«Странный вид имел в то время этот дом, или, скорее, общество, которое в нем находилось. Оно придавало ему характер караван-сарая, или, скорее, большой гостиницы для приезжающих. Сюда по старой памяти являлись родственники и рядом с ними сброд чужестранных и русских пришлецов, игроков, мелких журналистов, их жен, приятелей и т.д. Все это размещалось по разным отделениям обширного, когда-то барского дома, жило, ело, пило, играло в карты, предпринимало прогулки в экипажах графа, нимало не стесняясь хозяином, который, по бесконечной слабости характера и от части болезненности, ни во что не вмешивался, предоставляя каждому свободу делать что угодно». Д.В. Григорович «Литературные воспоминания».

Последний представитель богатейшего рода скончался в 1870 г. в возрасте 38 лет. Источники он завещал своим крестьянам. Имение унаследовала его сестра Л. А. Мусина-Пушкина, которая сдавала дачу в аренду.


Портрет Любови Александровны Мусиной -Пушкиной, урождённой Кушелевой (1833 – 1913 гг.), фрейлины, статс-дамы, кисти Карла Иоганна Лаша (1856 г.)

В 1873 г. имение разделили на участки, и часть из них была куплена, в том числе для постройки фабрик.
За год до смерти графа пожар уничтожил значительную часть курорта, который уже не восстанавливался. И пейзажный парк, окружающий дачу постепенно сокращался, так как на его территории строились различные промышленные предприятия. Здесь стал работать пивной завод «Новая Бавария», ныне известный как выпускающее Советское шампанское ЗАО «Игристые вина».

Елизаветинская община

Многим православным людям великая княгиня Елизавета Федоровна известна как основательница Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве, но малоизвестным фактом ее биографии является то, что по ее инициативе 9 декабря 1896 г. была основана община сестер милосердия в Санкт-Петербурге. По распоряжению императрицы Марии Федоровны община была названа Елизаветинской.

В 1896 г. заброшенное здание усадьбы Безбородко и часть парка площадью в 9 гектар перешли в собственность Общества Красного Креста: были выкуплены для общины на средства Императорской семьи.


Фото начала 20 в.

На первом этаже главного здания разместились амбулатория и кухня, на втором комнаты сестер милосердия и квартира начальницы общины. На третьем этаже были комнаты испытуемых, которые жили по несколько человек вместе.
В особняке также разместились аптека и квартиры служащих, а за домом в бывшем графском парке началось строительство хирургических и лечебных павильонов, дома причта и сестер милосердия. Все здания были снабжены крестами на фасадах – символикой Красного Креста


Современный отреставрированный вид одного из этих зданий

Несколько фрейлин великой княгини Елизаветы Федоровны приняли участие в деятельности общины. Первой настоятельницей была баронесса А. А. фон Дрейлинг. Одним из организаторов Елизаветинской общины являлась княгиня М. С. Голицына. По инициативе Елизаветы Федоровны в 1898 г. был создан Комитет для усиления средств общины, председательницей правления которого стала фрейлина М. А. Васильчикова. Комитет включал в себя жертвователей без различия сословий и вероисповеданий. Почетным членом этого комитета состоял отец Иоанн Кронштадтский. В Таврическом дворце в 1901 г. Комитету было предоставлено помещение, на освящении которого присутствовала Елизавета Федоровна. Именно деятельность Комитета позволила общине выстроить в саду за главным зданием новые больничные корпуса и храм.


Великая княгиня Елизавета Федоровна, в иночестве Марфа; фото после 1909 г.

«Дальнейшее существование общины без храма Божия немыслимо: он необходим сестрам для укрепления их в подвиге служения страждущим, и только тогда я сочту создание общины готовым, когда раздастся благовест с колокольни храма» (из рескрипта великой княгини Елизаветы Федоровны от 26 августа 1900 г. на имя председательницы комитета правления фрейлине М. А. Васильчиковой)

В парке за главным зданием по проекту архитектора Н. Ф. Пащенко была построена церковь во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона. Церковь освятил Санкт-Петербургский митрополит Антоний (Вадковский) 14 июня 1901 г. в присутствии Елизаветы Федоровны.


Церковь во имя вмч. Пантелеимона при Елизаветинской общине сестер милосердия (фото 1900-х гг.)

Храм имел форму базилики с тремя золочеными главками, фасад украшали красные кресты.
Красные кресты украшали также все решетки в храме. Иконостас из искусственного мрамора выполнил М. М. Попов, иконы написал академик А. В. Троицкий.

После революции храм стал приходским. В 1918 г. освятили придел во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радости».

Елизавета Федоровна управляла этой общиной из Москвы. Но, несмотря на это, все важнейшие события происходили не без ее участия. Она присутствовала на освящении всех новых зданий строившихся в общине, принимала доклады правления общины, писала распоряжения. Управление именно этой общиной было для Елизаветы Федоровны важным опытом, предшествовавшим созданию Марфо-Мариинской обители. Она не забывала созданную ею Елизаветинскую общину и тогда, когда уже была настоятельницей Марфо-Мариинской Обители Милосердия.
Источником средств для общины служили доходы от благотворительных балов и лотерей, а также пожертвования, за которые выдавались памятные жетоны.


Такие жетоны выдавались тем, кто единовременно внес не менее 10 рублей, а также способствовавшим деятельности общины личным трудом

Елизаветинская община была одной из немногих, при которой существовало детское и гинекологическое отделения; другие общины преимущественно ориентировались на помощь раненым воинам. Елизавета Федоровна считала, что сестры милосердия должны уметь оказывать медицинскую помощь и женщинам и детям. Кроме амбулаторного приема сестры осуществляли уход за больными и в Мариинской барачной лечебнице ( какая находилась на содержании общины), и главным врачом которой являлся С.С. Боткин.


Карета у входа в усадебный дом; фото 1910 гг.

Елизаветинская община сестер милосердия являлась одним из немногих медицинских учреждений для 50-тысячного населения полюстровского рабочего предместья. Главным образом здесь осуществлялся амбулаторный прием. Так, количество посещений хирургического отделения больницы Общины в 1900 г. достигло 11 тысяч. Хирургическое отделение наполнялось больными без выбора – то есть, как говорилось в отчете Общины: «несть Эллин и Иудей».
Рабочий день сестры Елизаветинской общины начинался в 8 часов утра и продолжался до 8 часов вечера. Единственный час, отпущенный для отдыха, – с 4 до 5 часов дня: «В 4 часа сестры пьют чай, до 5 часов отдыхают, а после 5 до 7 слушают теоретические курсы по медицине, производят спевки и т. д.» (из отчёта Общины).

Амбулаторный прием продолжался с 13 до 16 часов пополудни. К 1904 г. в связи с большим наплывом посетителей прием продолжался до 17, 18 и даже 19 часов, лишая сестер даже небольшого отдыха. Приходили жители окрестных деревень, в том числе финны. В летнее время деятельность Общины сокращалась – производился ремонт помещений. В течение года сестры иногда посылались в частные дома на дежурство или для перевязок, массажа, физиотерапии (электризации, как тогда говорили), трудились во время эпидемий.


Группа братьев милосердия у входа в здание Елизаветинской общины; 1912 г., фото Карла Буллы

Во время русско-японской войны сёстры общины и санитары – братья милосердия, будучи в харбинском госпитале-лазарете, принимали участие в судьбе раненых.


На русско-японскую войну от общины отправилось 6 врачей, 40 сестер милосердия и 35 санитаров; в Харбине; фото 1904 г.

Ближайшая к общине улица получила название Елизаветинская улица – по названию общины. Точная дата закрытия Елизаветинской общины неизвестна.

До наших дней

После Октябрьской революции в корпусах общины находилась туберкулезная больница имени Карла Либнехта. А Община продолжала работать, но, как и у других сестричеств, у нее был отобран больничный комплекс. На базе Общины в 1920 г. была открыта Нормальная школа сестер им. Розы Люксембург. Храм закрыли 6 апреля 1923 году.После Великой Отечественной войны в храме находился родильный дом.
Дачу Кушелева-Безбородко до 2011года занимал противотуберкулёзный диспансер.
В 1959 -1960 гг. была произведена реставрация разрушенной в годы войны террасы-пристани, с воссозданием утраченных скульптур. При сооружении современной Свердловской набережной подземный ход к берегу Невы был уничтожен, вход из усадьбы замурован.


Один из четырех сфинксов на пристани. За решёткой – замурованный подземный ход, ведущий в усадьбу (на фото позади видна башенка и скат фронтона здания)

Знаменитая ограда с фигурами двадцати девяти сидящих львов была отреставрирована в 1999 году.


Современный вид здания и ограды

После переезда туберкулёзного диспансера из усадьбы в новое здание, местные жители ожидали, что в здании разместится Дворец бракосочетаний. Но нет; несколько лет здание простояло закрытым, и ходили разные слухи о его дальнейшей судьбе.

В 2014 г. деятели культуры и представители украинской диаспоры Петербурга написали властям письмо с просьбой, в память о малороссийском происхождении владельца – графа Кушелева-Безбородко, а также в связи с ухудшением межгосударственных и межнациональных отношений, передать здание усадьбы под украинский культурный центр. Получили отказ.
Ныне здание сдано в аренду досуговому центр азербайджанской диаспоры Петербурга. Арендаторы первым делом (в начале января 2015 года) снесли четырёхэтажный дом причта при общине сестёр милосердия.


Снесенный дом причта Елизаветинской общины сестер милосердия; фото 2013 г.


Здание бывшей церкви вмч. Пантелеимона Целителя при Елизаветинской общине сестер милосердия; фото 2009 г.


Старый дуб в саду дачи Безбородко; фото 2013 г.

Адрес: Санкт-Петербург, Свердловская набережная, 40.

Использованы материалы сайтов: saint-petersburg.ru; citywalls.ru; mikle1.livejournal.com; rusarchives.ru; encblago.lfond.spb.ru; blagotvoritelnost-spb.ru; sestr-elizaveta.narod.ru; kabinet-auktion.com; blagotvoritelnost-spb.ru; babs71.livejournal.com.