19 апреля – день памяти несвятого святого Серафима Тяпочкина. Материалы для рассмотрения вопроса о канонизации праведника, собранные в Белгородской митрополии, уже у Патриарха Кирилла

Архимандрит Серафим Тяпочкин. Фото с сайта pravoslavie.ru

О причислении к лику святых одного из самых известных старцев «советской эпохи» архимандрита Серафима (Тяпочкина) мы говорим с протоиереем Николаем Германским, председателем Епархиальной комиссии по канонизации святых Белгородской митрополии, автором книги об отце Серафиме «Праведник наших дней».

Отец Николай – благочинный Ракитянского округа, настоятель Свято-Никольского храма в Ракитном (Белгородская область), где много лет служил архимандрит Серафим.

Интуиции в Церкви не хватает нам

В декабре 2018 года от имени священнослужителей Белгородской митрополии было отправлено письмо на имя Святейшего Патриарха Кирилла, вместе с материалами, необходимыми для рассмотрения вопроса о канонизации архимандрита Серафима нашей Церковью.

Мы видим для этого все основания: многие чудесные случаи помощи арх. Серафима описаны в книге «Праведник наших дней».

А еще мы глубоко убеждены — главным чудом отца Серафима была его необыкновенная верность и любовь к Богу и к людям. Об этом свидетельствуют до сих пор те, кому посчастливилось хоть однажды его увидеть.

Одному Богу известно, когда наш батюшка будет причислен к лику святых. Для тех, кто его почитает, он уже свят. Мы горячо верим, что канонизация отца Серафима рано или поздно свершится.

Работа по сбору свидетельств и воспоминаний об арх. Серафиме началась еще в 1996 году комиссией по канонизации Белгородской и Староосколькой епархии. Тогда мы думали, что не сегодня-завтра он будет причислен к лику русских святых. Увы, камнем преткновения в положительном разрешении этого вопроса стало отсутствие уголовного дела, а стало быть, и протоколов допросов.

В келье архим. Серафима. Его митра, епитрахиль, поручи, книги. Фото с сайта pravlife.org

Были найдены документы «на ссыльного Дмитрия Александровича Тяпочкина» (архимандрита Серафима), но личного уголовного дела с протоколами допросов до сих пор нет.  

— Наличие уголовного дела и протоколов допросов является обязательным для рассмотрения вопроса о канонизации человека?

— Сегодня есть и другая точка зрения, основанная на опыте тех, через руки которых прошли тысячи уголовных дел. Сторонники ее считают, что протоколам можно доверять далеко не всегда, потому что они могли так или иначе фальсифицироваться, человека мучили до такой степени, что потом его дрожащей рукой ставили подпись на заранее подготовленной бумаге.

Стоит обратить внимание на слова митрополита Иллариона (Алфеева), которые он произнес на  международной богословской конференции в 2013 году:

«Кажется, что нам еще предстоит научиться смотреть на вопрос о прославлении святых с широких богословских позиций, с точки зрения особенностей исторической эпохи, а также и с точки зрения соборной интуиции Церкви».

Как раз-то интуиции нам сегодня, пожалуй, и не хватает.

Изучая жизнь отца Серафима, воспоминания и свидетельства о нем всех тех, кто встречался с ним, читая характеристики, которые давали ему правящие архиереи, отзывы о его возможной канонизации, невольно вспоминаешь слова Христа об апостоле Нафанаиле, которые произнес отец Кирилл (Павлов), вспоминая об о.Серафиме: «это был человек, в котором не было лукавства».

В одном из своих писем отец Серафим пишет о своем приговоре: «десять лет лишения свободы в лагерях и пять лет поражения в правах. Тяжелый и незаслуженный приговор!

Вопрос – за что? – меня тяготит и мучит с момента произнесения его и по настоящее время».

Словно ребенок, батюшка Серафим не может понять, почему его считают врагом, за что его посадили, как разбойника. Как здесь не вспомнить слова Христа, которые Он произнес пришедшим взять его: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня» (Мк. 14:48). А когда Его оскорбляли, Он спрашивал, если Я не сделал ничего плохого, за что бьете Меня?

«В святости архимандрита Серафима не сомневаемся»

Фото с сайта naslednick.online

— Какое впечатление о. Серафим производил на людей?

— Все, кто хоть однажды увидел, услышал батюшку Серафима, ощущали на себе прикосновение неземной любви, о которой, словно сговорившись, и свидетельствовали, той любви, которая, по слову апостола Павла, «выше всяческих чудес».

Как мы знаем, раньше причисление к лику местночтимых святых было прерогативой правящего архиерея. В этом смысле чрезвычайно интересны слова бывшего в то время архиепископом Курским и Белгородским владыки Хризостома, которые он написал в характеристике отца Серафима:

«Архимандрит Серафим Тяпочкин 60 лет достойно и праведно служит Церкви Христовой. За святость жизни любят и почитают о. Серафима не только прихожане, но и множество других людей, которые получают от него импульс для своей религиозной жизни».

Ныне приснопоминаемый владыка Никодим, почтеннейший иерарх Русской Православной Церкви, будучи митрополитом Харьковским и  Богодуховским, писал в своем отзыве на возможную канонизацию арх. Серафима:

«Лучшим документом о духовной реабилитации отца Серафима является его неимоверная исповедническая жизнь. Архимандрит Серафим (Тяпочкин) рассказывал в середине 70-х годов схиархимандриту Григорию (Давыдову) о тех трудностях, которые встречались ему, когда он служил в Днепропетровской епархии в 20-е годы XX столетия, упоминая имя Елисаветградского Архипастыря священномученика Онуфрия (Гагалюка).

Владыка Онуфрий был арестован и заключен вначале в Одесскую тюрьму, а затем был переведен в Днепропетровскую, где отец Серафим встречался с владыкой Онуфрием и просил молитв у святителя на стойкость и сохранение веры православной в это тяжелое время.

Сопереживая и анализируя жизненный путь архимандрита Серафима (Тяпочкина), которого я знал и бывал у него, исповедовался и беседовал с ним, я понял, что передо мною был воин Христов, отдававший свою жизнь за Церковь Христову.

Впечатление от общения с отцом Серафимом передать человеческим языком трудно, а может быть, и невозможно.

Это был пример для всех нас верного слуги Божьего, молитвенника и стойкого исповедника православной веры, полного благодати и истины».

А вот о чем рассказал нам митрополит Иркутский и Ангарский Вадим, духовный сын отца Серафима, знавший его с самых юных лет:

«Вся его жизнь была безупречной, и мы видели эту его святую безупречность своими глазами. Он мог воздать «кесарю кесарево», но в вопросах веры он был безукоризнен и непоколебим. Я с уважением отношусь к Комиссии по канонизации святых, и думаю, что рано или поздно вопрос прославления отца Серафима будет решен. Но для меня, как и для многих других, Старец свят, и у меня в этом нет совершенно никаких сомнений.

Однажды я зашел в алтарь. В это время запели «Херувимскую», и я, тихо стоя в сторонке, увидел вдруг отца Серафима в необыкновенном сиянии и несколько приподнятым у Престола.

Это вообще трудно описать. Это невозможно передать. И это благодатное  сияние не однажды исходило от отца Серафима, и его видел не только я».

Фото с сайта monasterium.ru

Нечто подобное повествует отец Андрей Торопов, клирик подворья Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря в Москве:

«Помню, приехали мы в Ракитное впервые, когда я еще учился в семинарии. Посадили нас в трапезной, что в домике отца Серафима на церковном дворе. Сидим, кушаем в тишине. А погода на дворе ненастная, так что в комнате было не очень светло. И вдруг появился батюшка. Я повернулся к нему и увидел лицо, сияющее необыкновенным  светом. И этот свет, я уверен, был неземного свойства.

Это воспоминание осталось у меня на всю жизнь. И вот сейчас, приехав в Ракитное более чем через 30 лет, я ощущаю ту же любовь, которая коснулась меня тогда. Верю, что это следствие действенной молитвы отца Серафима, который имеет дерзновение молится о нас у Престола Божьего».

Не менее веско звучит и свидетельство насельника Свято-Троицкой Сергиевой лавры игумена Космы (Алехина):

«Однажды я служил в Троицком со­боре у раки Преподобного Сергия. Был обычный день, молящихся мало. Слабый свет, проникающий через узкие окна, едва освещал храм. Без дополнительного освещения невозможно было читать акафист, к тому же я плохо вижу и даже в хороших очках и при сильном свете мне читать трудновато.

Фото с сайта brooklyn-church.org

С горем пополам читаю акафист и вдруг за­мечаю, что стал лучше видеть. Я даже подумал, что вклю­чили паникадило, но, посмотрев вокруг, понял, что свет исходит не от ламп. Это к преподобному Сергию пришел помолиться отец Серафим (Тяпочкин)».

Однако, хотя такие вещи знаковы, выше любви, как мы уже сегодня вспоминали, нет ничего. Архимандрит Трифон (Новиков), насельник Троице-Сергиевой лавры рассказывает:

«Я считаю себя самым счастливым челове­ком и благодарю Господа за Его милость ко мне, недостой­ному, что сподобил меня, живя на земле, видеть великого старца, знать его не по рассказам и книгам, а лично, при его жизни. На нем была несказанная благодать. Это был святой отец, о таких написано в древних патериках».

А схиархимандрит Илий (Ноз­дрин) ставит жирную точку в череде свидетельств об отце Серафиме:

«Я благодарен Го­споду, что он даровал мне общаться с дивными старца­ми, одним из которых был ар­химандрит Серафим (Тяпочкин). Батюшка потряс меня до глубины души своей лю­бовью.

«Выше любви ничего нет» — говорит апостол любви Иоанн Богослов. Я видел эту вечную любовь, воплощенную в старце Серафиме».

Хотелось бы процитировать письмо, которое написал после преставления преподобного Силуана Афонского митрополит Вениамин (Федченков) игумену Свято-Пантелеимонова монастыря Иустину: «Ваше Высокопреподобие! Получил Ваше извещение о кончине преподобного старца Силуана… Царство ему небесное!..

Могила архим. Серафима Тяпочкина у стен храма в Ракитном. Фото с сайта mapio.net

Не нам, грешникам, судить о святых людях. Сам Бог прославляет их, якоже весть. Но совершенно искренно скажу, что в последние годы я не ощущал ни от кого такой силы благодати, как от него. Трудно рассказать словами, в чем была эта сила. Как про Христа Господа говорили при жизни Его на земле, что говорил Он со властию, а не якоже книжницы… так и из писем о. Силуана совершенно явно ощущалась мною грешным такая сила, какой я не испытывал ни от кого.

Небесный Божественный дух… Убедительный без всяких доказательств… Точно голос «оттуда», от Бога… И лучше сказать не умею… И потому я храню его письма ко мне. И если бы я не знал ничего об его жизни, подвигах, молитве, послушании, то одного духа писем довольно для меня, грешного, чтобы считать его преподобным».

Кажется, эти слова  вполне применимы и к отцу Серафиму. И очень хочется верить в то, что этот небесный Божественный Дух, исходящий и от отца Серафима убедительный без всяких доказательств возьмет верх и над нашим бесчувствием и вернет к жизни и наши теплохладные сердца, а отец Серафим на радость верующим людям будет причислен к лику Святых.

Об архимандрите Серафиме Тяпочкине:

Архимандрит Серафим Тяпочкин: возрождал не храмы, а души