В американских государственных школах дети с аутизмом обучаются как в специальных, так и в инклюзивных классах. Как это происходит, «Милосердию.ru» рассказала Алла Бруттер из Нью-Джерси

Алла Бруттер приехала в США из Кишинева. Работает логопедом с 1995 года, в настоящее время – в государственной школе № 1 города Форт Ли, штат Нью-Джерси.

– В каких классах обучаются дети с аутизмом?

– В нашем школьном округе есть отдельные программы для детей с различными степенями аутизма. Ребенок может учиться как в специальном, так и в инклюзивном классе.

Для детей с классическим аутизмом открыты три специальных класса при школе № 2. В каждом из них должно быть не более восьми учеников. Вместе с учителем работают помощники – по одному взрослому на двух-трех детей. Здесь используется метод обучения, известный как ABA (Applied behavior analysis). Занятия проходят не в основном школьном здании, а в удобных домиках, похожих на вагончики.

В школе № 1, где я работаю, учится много детей с расстройствами аутистического спектра. Их состояние не вписывается в классический аутизм, но у них есть проблемы с общением, с поведением. Они ходят в инклюзивные классы, которые есть при любой государственной школе на каждом уровне – в детском саду, в первом классе, втором, третьем и так далее.

В инклюзивном классе есть обыкновенный учитель, учитель-дефектолог, плюс еще помощник учителя. Кроме того, к тем детям, у которых дефицит внимания, и они вообще не могут концентрироваться, приставляется индивидуальный помощник учителя, то есть человек, который работает только с этим ребенком. В крайнем случае берут на двоих детей одного помощника.

Обычно мы начинаем с очень интенсивной помощи, когда сотрудник просто сидит рядом и контролирует малыша. По мере взросления ребенка мы стараемся эту помощь «отодвигать», делая ее минимальной.

Дети с легкой степенью аутизма обучаются в инклюзивных классах по модифицированным программам.

– Как именно модифицируется школьная программа для детей с аутизмом?

– Для каждого ребенка с проблемами развития составляется индивидуальный план, по которому он обучается. В составлении плана участвует вся команда, которая работает с ним. Например, я как логопед записываю свои цели и задачи, дефектолог записывает свои задачи, специалисты по лечебной физкультуре и мелкой моторике – свои. То есть с такими детьми работает целая команда.

Модификации в учебной программе зависят от умственного развития ребенка. Он может заканчивать первый класс, а его уровень чтения будет соответствовать началу первого класса, и тогда он будет заниматься на своем уровне.

Дети с аутизмом, которые обучаются в инклюзивных классах, вместе со всеми проходят обязательное тестирование. Но когда обрабатываются данные, то учитывается, что это ребенок «особый», что у него есть специальный план, и он не получает такую оценку, как другие дети.

Чаще всего модификации заключаются в повышенном индивидуальном внимании и в том, что учебное время ребенка разбито на маленькие периоды, ему даже разрешают выходить с урока.

Кроме того, используются специальные средства. Например, гиперактивным детям с неконтролируемыми движениями даются особые сидения – резиновые мячи. Кроме того, на них надевают специальные тяжелые жилеточки, чтобы они были более спокойными и организованными.

Что касается детей с высокой степенью аутизма, которые учатся в специальных классах, то такие предметы, как музыка, физкультура и рисование, они проходят вместе с другими детьми. Помощники учителя приводят их для этого в обычный класс.

Помимо школьных уроков дети с аутизмом получают дополнительные образовательные услуги. Например, я с ними занимаюсь по два-три раза в неделю по 30 минут – индивидуально или в маленькой группе. Стараемся помочь им как можно больше.

– Как детей с аутизмом готовят к школе?

– У нас очень хорошо поставлена система раннего сопровождения (early intervention services), она спонсируется государством. Для детей до трех лет – министерством здравоохранения, затем – министерством образования.

В ее рамках дети с любыми проблемами, если они показывают отставание минимум на 33% в определенной области развития, получают определенные услуги. Но это не всегда бесплатно, все зависит от дохода семьи.

В штате Нью-Джерси во многих государственных школах действует программа для детей дошкольного возраста с ограниченными возможностями, но пока что не во всех школьных округах. Дети с трех до пяти лет – с аутизмом, синдромом Дауна, дефицитом внимания или значительной задержкой речи – могут получать образовательные услуги по программе, которая называется preschool disabled. В нашем городе есть несколько таких классов.

– Как обыкновенные дети относятся к детям с аутизмом?

– К детям с проблемами тут относятся с необыкновенной нежностью и любовью. Мы учим тому, что дети бывают разными, и детство бывает разным. Никто никого не обижает, наоборот, все помогают этим детям. У нас и школьникам, и учителям специально каждый год объясняют, как обращаться с ними.

Другие дети с ними возятся, к малышам с аутизмом даже приставляются buddy (дружок) – это дети более старшего возраста, которые учатся в обычных классах. Они помогают своим «подшефным» во время перерывов на ланч.

– Как родители относятся к тому, что их дети обучаются вместе с детьми с аутизмом?

– Если честно, отношение двойственное. Но никто вслух не выражает недовольство. Если кто и задает вопросы, то это в основном люди, которые не так давно приехали в нашу страну. Коренные американцы считают своим долгом помочь этим детям и их семьям.

– Школьные специалисты консультируют родителей аутичных детей?

– Конечно, мы консультируем родителей, даем им советы. К сожалению, не в наших силах знать, что происходит у них дома. Следуют ли они нашим советам, за этим уследить невозможно.

Между тем, такие дети могут абсолютно выходить из-под контроля. С ними нужна очень жесткая система поощрений, а систему наказаний мы здесь не используем.

– Какие поощрения используются?

– Разные, это может быть и просто похвала. Но чаще всего мы даем детям стикеры – яркие наклеечки или какие-то маленькие игрушки. Когда мы в первый раз встречаемся с родителями, то спрашиваем у них, что ребенок любит. Детям с тяжелой формой аутизма могут давать маленькие печенья, крекеры. Система действует так: ты сделал, ты получил. Возможно, это похоже на дрессировку. Но этому надо следовать очень скрупулезно. Родителям это тяжело, но в школе мы делаем это успешно.

Например, я работаю с не очень «тяжелыми» детьми, они получают домашние задания. Если они не сделали домашнее задание, они не получают стикер. А если они пять стикеров получают, я им даю приз – какую-нибудь игрушечку, которую они сами выбирают.

– Родители участвуют в жизни школы?

– Очень разные бывают родители. Есть определенная группа неработающих мам, они более или менее вовлечены в жизнь школы. Но на самом деле таких немного. Здесь очень многонациональное население. Постоянно приезжают какие-то новые люди из новых стран. Некоторые родители даже по-английски плохо говорят, они сами должны учиться.

Есть такие родители, которые всегда недовольны. Они пытаются добиться для своих детей как можно большего.

Например, есть всевозможные частные организации со своими программами помощи детям, у которых есть проблемы с социализацией, общением, которым трудно заводить себе друзей. Это частные программы, но родители хотят, чтобы за все платила школа.

– Насколько хорошо работает система обучения в инклюзивных классах?

– На мой взгляд, 50 на 50. Очень часто дети оказываются в таких классах по требованию родителей. Как только появились инклюзивные классы, все родители уцепились за них, как за соломинку: «Мой ребенок такой же, как все, и я хочу, чтобы он был вместе со всеми».

Есть дети, которые действительно в конечном итоге перестают быть «особыми» и становятся обычными, и мы для них даже не готовим специальный план, не добавляем модификации в программу. Но бывает, что ребенок явно «не тянет», у него проблемы везде – и с речью, и умственные, но мать настаивает. Таких детей довольно много, для которых система не работает. Так что это не панацея.

294d

Алла Бруттер. Фото с сайта mdnpi.com

– Дети попадают в вашу школу по территориальному признаку?

– Да, у нас с этим строго. Есть маленький процент детей с очень серьезными отклонениями, которые необучаемы здесь у нас. Когда-то мы всех детей с отклонениями в развитии посылали в специальные школы – либо частные, либо государственные. Сейчас мы имеем возможность предоставить ребенку специальную программу обучения у нас в Форте Ли. Но совсем «тяжелых» детей мы по-прежнему отправляем в специализированные учебные заведения. За это платит город.