Дачник, мигрант и полицейский: держите дверь на замке

Подмосковное отделение полиции. Мужчина интеллигентно пытается пробраться внутрь через проходную и поддержать знакомую женщину из Узбекистана, задержанную сотрудниками

5c0486159_1910789
Фото с сайта mk.ru

– Гражданин, ну что вы так волнуетесь из-за таджички. Слышали историю – такая вот голову ребенку отрезала. Ножом.
– А про русских вы никаких историй не слышали?
– Нуууу… Так до много можно дойти…

Мужчина достает карту, на которой написано «Пресса», и только после этого полицейские начинают разговаривать с задержанной более или менее уважительным тоном (хотя и продолжают обращаться к ней «ты»).

Что произошло?

well0
Фото с сайта dom.dacha-dom.ru

Участковый полицейский, объезжая вверенную ему территорию, увидел, как на одной из дач садового товарищества копают колодец. Он толкнул калитку, она оказалась открыта, зашел во двор и пошел прямо к рабочим. Те показали ему документы, они были в порядке.

Но тут полицейский заметил на другом конце участка женщину неславянской наружности и пошел к ней. Она увидела его, испугалась и пошла в дом. Он отправился за ней, зашел в дом – хотя права на это не имел – и, выяснив, что у нее просрочена регистрация, увез в отделение полиции.

К сожалению, хозяева участка в тот момент были в отъезде, но, узнав о случившемся, помчались сразу в отделение.

Сюда не пускают просто так, только потому, что ты гражданин, которому по какой-то причине нужна помощь полиции. Здесь система кордонов, ворот, замков, звонков и охраны с автоматами.

«Нельзя, режимное здание, чтобы войти, у вас должна быть доверенность на представление интересов», то есть ничего человеческого, никакого участия, ничего не может связывать тебя с преступником, просрочившим регистрацию.

Кстати, с преступником ли?

vl_vs
Фото с сайта ntv.ru

Закон «О полиции». В нем есть 15 статья, пункт 3: «Проникновение сотрудников полиции в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, допускается в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также:

<…>

2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;

3) для пресечения преступления».

Именно на этот закон ссылался участковый, которого хозяева участка, где состоялось задержание узбекской помощницы по хозяйству, спросили, по какому праву он находился на земле и даже заходил в их дом.

Преступник и правонарушитель

realty_detail_4de00dc6f3edad1010798ca08d897f94
Фото с сайта dom.lenta.ru

Он лукавил. Есть разница между преступником и правонарушителем. Мы не называем преступником того, кто пересекает сплошную, совершает неправильный обгон и паркуется там, где нельзя. Он нарушил правила, должен заплатить штраф, но все-таки преступления не совершил.

Полицейский не имел права ходить по участку и, тем более, входить в дом, если на это не было веских причин – он не слышал криков о помощи, там никто никого не бил, не оскорблял, не проявлял агрессии. Конечно, это никак не поможет теперь нарушителю регистрационного режима, но можно обратиться к начальнику отделения полиции, в прокуратуру или в суд.

Когда полицейский понимает, что мужчина, на участке которого он находился, настроен решительно, то пытается объяснить свои действия и начинает общаться совсем другим тоном.

«Сделайте сплошной забор и запирайте калитку на ключ, – говорит он. – Если бы у вас было заперто, я бы, конечно, никуда не пошел».

Он приглашает пройти в кабинет, а не стоять у входа в отделение. Тут, над рабочим столом, посетитель видит два портрета – Ленина и Сталина. Посетитель спрашивает: «А зачем у вас висят эти портреты?» «А что? – отвечает полицейский вполне доброжелательно. – Мне они нравится».

Регистрация – экзамен – патент

inx960x640
Фото с сайта kp.ru

Узбекскую тетушку отпустили на ночь домой, забрав ее паспорт, а на следующее утро ей надо было снова быть в отделении полиции – оттуда ее повезли в суд. Вчерашний посетитель отправился с ней, но в суд его не пустили. «Вы ей никто», – объяснили коротко. Спорить уже не было сил, он остался ждать внизу.

Ждать пришлось часа четыре. «Ждем узбекского переводчика, – сказал сопровождавший нарушительницу сотрудник полиции, – обязаны предоставить по закону». Переводчика так и не дождались, про слово «закон» забыли. Суд вынес постановление о том, что она должна заплатить штраф и покинуть Россию в течение 15 суток.

Тетушка плакала, ей очень нужны деньги – в Узбекистане у нее остались дети, кормить их нечем, муж несколько лет назад, поехав в Россию на заработки, пропал. Но закон она нарушила – надо отвечать. Регистрация просрочена, патент не оформлен. Теперь в Россию она сможет вернуться не раньше, чем через три года.

В отношении нее закон был справедлив (хотя и немилосерден), она должна соблюдать законы страны, в которой хочет зарабатывать деньги. Если же вдруг права ее были бы нарушены, то можно было обратиться в комитет «Гражданское содействие» (http://refugee.ru). В данном случае, эксперты, работающие в комитете, сказали, что сделать ничего нельзя, надо платить штраф и возвращаться домой.

Это история не о плохих полицейских и хороший узбеках, эта история не о хороших полицейских и плохих узбеках, это история о наших нынешних нравах – о несоблюдении законов на всех уровнях, о хамстве, о ленинах-сталинах в головах и о заборе, который должен быть высоким, сплошным, неприступным и всегда закрытым на замок.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.