COVID, который длится более 12 недель. Сейчас таких больных становится все больше

Для многих пациентов сама болезнь не так страшна, как ее «второй акт». Исследователи предложили считать пациентов с ковидом хроническими больными, если симптомы длятся более 3 месяцев

Фото: Kalhh/Pixabay

Профессор Королевского колледжа Лондона Тим Спектор в марте 2020 года запустил онлайн проект COVID Symptom Study, посвященный исследованию симптомов нового заболевания.

К началу лета его сотрудники, обработав информацию о тысячах случаев, заметили странную особенность протекания ковида примерно у 10% больных. Болезнь у них длилась много недель или даже несколько месяцев, причем разнообразные симптомы то появлялись, то исчезали.

На сайте проекта подробно описан один из таких случаев. Рейчел Поуп, преподаватель Ливерпульского университета, 3 недели страдала от симптомов гриппа, затем, после кратковременного улучшения, – от весьма тяжелых сердечно-сосудистых симптомов (у нее даже подозревали инфаркт) и в общей сложности 11 недель – от тяжелой диареи.

Сегодня, когда счет переболевших ковидом идет на миллионы, проблема помощи тем, кто месяцами страдает от самого заболевания и его последствий, становится особенно важной.

Второй акт

Триши Гринхал, профессор Оксфордского университета. Фото: medicinanarrativa.eu

В августе в Британском медицинском журнале (BMJ) была опубликована статья группы ученых под руководством профессора отделения первичной помощи Оксфордского университета Триши Гринхал. Исследователи предложили считать пациентов с ковидом хроническими больными, если симптомы длятся более 12 недель.

Профессор Гринхал отмечает еще одну черту нового коронавируса, отличающую его от хорошо изученных инфекций.

«Обычно именно пациенты с тяжелой формой заболевания страдают от продолжающихся в течение длительного времени симптомов, но с ковидом это работает иначе», – говорит она. Для многих пациентов сама болезнь не так страшна, как ее «второй акт».

Симптомы второго акта чрезвычайно разнообразны: это и изматывающая слабость, и проблемы с памятью и концентрацией внимания, и тахикардия (нарушение сердечного ритма), и проблемы с пищеварением. Добавьте к этому головные боли, скачки давления, головокружение, выпадение волос – и вы поймете, что имела в виду Рейчел Поуп, говоря о себе и своих товарищах по несчастью:

«Прекрасно, что мы не умерли, но я страдаю от серьезных симптомов вот уже 3 месяца, получая очень мало помощи».

Октябрьский обзор группы профессора Спектора, включающий более 4000 кейсов, оценивает долю хронических пациентов (у которых симптомы длятся более 12 недель) в 2,3% людей всех возрастов, однако тех, кто страдает от 8 до 12 недель, что тоже очень долго, порядка 4,5%.

10% в возрасте от 18 до 49 лет чувствовали себя больными в течение 4 недель со дня появления первых симптомов ковида.

В исследовании бельгийские и голландские ученые установили, что из 1837 амбулаторных пациентов примерно треть в течение 3 месяцев после начала болезни не могла полностью вернуться к самостоятельной жизни, нуждаясь в помощи и уходе.

В чем причина?

Медработник в отделении городской клинической больницы №3. Иваново. Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Ответ на этот вопрос чрезвычайно важен, так как от него могут зависеть медицинские подходы к помощи таким больным.

Сегодня приемлемых объяснений два.

Первым считается способность вируса SARS-CoV-2 вызывать воспалительную реакцию организма, которая продолжает воздействовать на органы и системы даже после того, как вирус гибнет.

Это подтверждается данными, полученными при обследовании пациентов с осложнениями на сердце. Результаты международного исследования (в котором принимали участие и российские ученые из Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова) свидетельствует о том, что у 60 пациентов из 100 имелись признаки воспалительных процессов в сердечной мышце.

Кроме того, установлено, что коронавирус инфицирует и повреждает клетки кишечника – отсюда длительные гастроэнтерологические симптомы.

Еще одна теория заключается в том, что у некоторых людей вирус вызывает аутоиммунную реакцию.

В июне было опубликовано исследование греческих ученых, свидетельствующее о том, что примерно у половины из 29 госпитализированных тяжелых больных присутствовал как минимум один тип аутоантител, атакующих собственные ткани организма.

К чему это может привести?

Этот механизм может лежать в основе дизавтономии – нарушении автономной нервной системы, регулирующей непроизвольные функции, такие как дыхание, сердечный ритм, пищеварение.

Предположительно, воспалительный процесс, изначально вызванный вирусом, нарушает функцию блуждающего нерва, который проводит сигналы от мозга к внутренним органам, что может объяснять такое разнообразие симптомов, длящихся неделями и месяцами.

Вторая теория заставила ученых и врачей вспомнить о диагнозе, который впервые был описан в 1993 году, но оставался до недавних пор чрезвычайно редким.

Синдром постуральной ортостатической тахикардии (ПОТ)

Фото:  Luan Rezende/Pexels

Это вид дизавтономии нервной системы, который может быть вызван разными причинами, самая частая из которых – вирусная инфекция.

Симптомы ПОТ

  • тахикардия, то есть резкое увеличение частоты сердечных сокращений (от 90 ударов в минуту и выше) при переходе тела в вертикальное положение;
  • скачки артериального давления;
  • любое физическое действие требует от больного чрезвычайных усилий;
  • головокружение, возникающее у пациента, когда он встает на ноги;
  • сильная усталость;
  • трудности с концентрацией внимания;
  • головная боль;
  • одышка;
  • мышечная боль;
  • повреждение нервных окончаний в кистях рук и ступнях, которое вызывает жжение, онемение, затекание, чувство холода;
  • желудочно-кишечные симптомы.

Хорошая новость заключается в том, что для ПОТ разработаны стандартные протоколы лечения.

Невеселая реальность, однако, пока что не позволяет ответить на вопрос, насколько эффективны эти протоколы будут для тех, кто перенес COVID-19.

Центральная часть терапии ПОТ – это постепенное восстановление физической активности, однако даже слабая попытка выполнить простейшее упражнение становится мучительной для многих больных, страдающих от последствий ковида.

46-летняя Трейси Тобишжик из Браунстауна (США) обычно проходила порядка 10 километров в день. Сейчас она испытывает сильное головокружение, даже когда просто встает на ноги.

После того, как ей поставили диагноз ПОТ, она в точности следует указаниям врача: носит компрессионные чулки и абдоминальный бандаж, принимает лекарства для поднятия давления и снижения тахикардии, а также мягкий гормональный препарат. Кроме того, ее ежедневно посещает медсестра, которая вводит ей внутривенно хлорид натрия, чтобы увеличить объем циркулирующей крови.

Трейси прошла два курса физиотерапии, но максимум чего она добилась, это то, что теперь она может дойти самостоятельно до холодильника или ванной комнаты.

Сейчас она старается выполнять упражнения при помощи тренажеров, которые придвинуты прямо к кровати, в течение десяти минут ежедневно. Трейси надеется, что ей удастся восстановить прекрасную физическую форму, в которой она была в прошлой, доковидной, жизни.

«Каждый день – это борьба», – говорит Трейси.

Как выглядит будущее?

Фото: S. Hermann & F. Richter/Pixabay 

Процесс излечения от ПОТ растягивается на месяцы и даже годы. Некоторые пациенты поправляются полностью, другие добиваются существенных улучшений, но восстановить утраченную физическую форму им удается лишь до определенной степени.

Что будет с теми, кто получил ПОТ в результате ковида, ученые и врачи точно сказать не могут.

Важно, однако, иметь в виду несколько вещей.

Врачи, работающие с постковидными пациентами в специальной клинике, предназначенной для лечения ПОТ при Университете Джона Хопкина, предупреждают: до постановки диагноза ПОТ пациент должен пройти полное обследование сердца и легких.

Это необходимо, потому что при миокардите, достаточно распространенном осложнении COVID-19, стандартное лечение ПОТ – прием растворов соли и значительного количества жидкости – может вызвать перенапряжение сердца и дальнейшее повреждение его тканей.

Миокардит

Поражение сердечной мышцы, то есть миокарда. Обычно такие поражения носят воспалительный характер.

Кроме того, необходимо установить, не является ли тахикардия результатом сгустков крови в легких, что тоже часто встречается при ковиде.

Так или иначе, даже по скромным подсчетам, число переболевших ковидом, нуждающихся в длительной помощи, составит миллионы людей во всем мире.

По словам директора реабилитационного отделения больницы Маунт Синай в Нью-Йорке Дэвида Путрино, хроническим постковидным пациентам потребуется, по-видимому, не менее шести месяцев хорошо организованной терапии.

Совершенно ясно одно: само по себе выздоровление не придет. И государственные структуры здравоохранения и социальной поддержки, и общество должны оказать этим людям помощь, на которую каждый гражданин вправе рассчитывать.

Источники:

For Covid Long-Haulers, a Little-Known Diagnosis Offers Possible Treatments—and New Challenges

How long does COVID-19 last?

Doctors Begin to Crack Covid’s Mysterious Long-Term Effects

Long haulers: Why some people experience long-term coronavirus symptoms

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.