Об одном из самых недооцененных предметов в школе — а так же об ошибках современных родителей, рассказывает автор учебника по ОБЖ Наталья Федоровна Виноградова.

img-2016-10-21-11-15-11

Н.Ф.Виноградова (справа) даёт интервью корреспонденту сайта Милосердие.ру Светлане Кирилловой. Скриншот с youtube.com

 Наталья Федоровна Виноградова — доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования, заведующая Центром начального общего образования Института стратегии развития образования РАО, один из авторов учебно-методического комплекса по ОБЖ (издательство «Вентана-Граф»).

Кто лучше Натальи Федоровны сможет объяснить нам, почему  необходим предмет «Охрана безопасности жизнедеятельности», и будет ли он заменен на предмет «Здоровый образ жизни».

Беслан

— Для многих было неожиданностью то, что вы, педагог и методист, вдруг обратились к такому предмету как «Основы безопасности жизнедеятельности». Почему?

— Наверное, на то были глубоко личные причины. Это случилось после захвата заложников в школе Беслана. Вы помните, как в День знаний 1 сентября 2004 года террористы захватили 1100 человек, пришедших на школьную линейку, и удерживали их два дня? Тогда погибли 334 человека, из них 186 детей. И еще 800 были ранены…

Эта школа в Беслане, недалеко от Владикавказа, была нашей экспериментальной площадкой. Ее учителя первыми получали наши новые учебники, проверяли новые педагогические технологии.

Одним словом, великолепная школа, с уникальными учителями! Особенно поражали дети: они были такие открытые окружающему миру! Через некоторое время после трагедии мы поехали в Беслан. Ходили по спортивному залу этой школы, подбирали наши учебники и тетради, на которых была кровь школьников… Эти книги до сих пор хранятся у меня. Я никогда не смогу выбросить их.

Год спустя я проводила в школе Беслана (она к тому времени переехала в новое здание) экспериментальные уроки для учителей. Урок в четвертом классе по моему учебнику «Окружающий мир» был посвящен эмоциям. Я обнаружила, что дети, пережившие захват в заложники, не могли назвать ни одной положительной эмоции! Они забыли, что это такое. Я спрашивала их: «У вас есть желания?» Их сверстники обычно мечтают об игрушках, о сладостях, о путешествиях. Но эти десятилетние «маленькие взрослые» отвечали: «Чтобы никого больше не брали в заложники», «Чтобы больше никто не стал жертвой террористов». Прошел год, но пережитый ужас не отпускал их. Они помнили и продолжали переживать ситуацию, в которой погибли их сверстники и учителя.

Я предложила разыграть во время урока ситуацию: вот чей-то день рождения, праздник, веселое путешествие. Надо поздравить одноклассника, сделать для него сувенир, воспользоваться фотоаппаратом… Дети немного оттаяли. Но со мной осталось чувство вины: наверное, доля того, что учителя и дети не справляются со своими эмоциями, лежит на мне.

Ведь подготовкой новых учебников руководила я… Что мы не предусмотрели?… То, что я наблюдала на этом уроке, еще раз убедило меня в том, что наши дети не подготовлены к чрезвычайным ситуациям.

Не только к взятию в заложники – это исключительный, крайний случай – но ко всем тем опасностям, которые поджидают их в жизни. Так появилась идея создания новых учебников ОБЖ. Кроме того, после этого опыта мы стремились усилить психологическую составляющую учебников для начальной школы «Окружающий мир».

ОБЖ и вредные советы

— Еще до катастрофы в Беслане в школе преподавали ОБЖ. Но он был самым критикуемым предметом в программе. Ошибки замечали все, а пользы никто не видел. Почему?

— Я думаю, одна из причин в том, что на уроках ОБЖ детям предлагалось обсуждать ситуации, не соответствующие их возрасту. Это же просто глупость: советовать ребенку в начальной школе: «Ударь взрослого туда-то и туда-то, если он начал приставать к тебе в лифте». Маленький ребенок не сможет этого сделать. Совет для этого возраста один: не садись с чужим человеком в лифт, начни рыться в почтовом ящике, сделай вид, что ищешь в кармане ключи, жди другого лифта… Все! Зато в 7-9 классах о самообороне можно поговорить более серьезно: подростки в этом возрасте уже способны что-то предпринять в свою защиту.

Иногда эксперты нас критикуют: почему вы в своем учебнике ОБЖ для пятого класса не говорите о техногенных катастрофах? А неактуальны эти проблемы для пятого класса! Потому что маленький ребенок – простите за эти слова – в техногенной катастрофе сразу погибает. 

А вот старших подростков эта тема уже задевает. Они смотрят фильмы, пытаются понять, как они сами будут себя вести в такой ситуации. Надо обсуждать именно те проблемы, которые актуальны для школьников в том или ином возрасте. И – приводить те примеры, которые они могут понять. Мои соавторы по учебнику ОБЖ отлично знают, как и о чем говорить с детьми. Среди них — замечательный врач-педиатр Людмила Васильевна Сидоренко, Александр Таранин, который организует в России детские центры дорожного движения, с деловыми играми для детей, Дмитрий Смирнов, президент Международной академии детско-юношеского туризма и краеведения… Все – специалисты высочайшего класса!

— Некоторые родители жалуются, что на уроках ОБЖ учитель начинает обсуждать ситуации, которые могут травмировать их детей…

— Большинство родителей сформировались частично в советское время, когда категорически запрещалось выносить в школьный учебник любой негатив. Даже Самуил Маршак и Сергей Михалков, авторы знаменитых детских стихов, не раз за это осуждались. Они любили рассказывать по этому поводу разные смешные истории. И это — классики! А уж «Вредные советы» Остера в советское время не только не читали, но и не опубликовали бы! Я думаю, что многие учителя и родители боятся: вдруг школьники прочтут, обсудят и заразятся желанием попробовать?

В моем учебнике для начальной школы «Окружающий мир», я рассказывала детям про ядовитые грибы. При этом пришлось описать симптомы отравления мухоморами. Вскоре пришло возмущенное письмо: чей-то внук, придя с урока, заявил деду: надо бы попробовать мухомор и побалдеть.

— А учебник при чем? Это же к деду вопрос – как он воспитывает внука…

— Но меня изводили долго! Я сказала: простите, нет в моем тексте никакой крамолы. Я не пропагандирую наркотики. Я рассказываю детям о том, как не отравиться грибами. И это — абсолютно нейтральный текст. В другом моем учебнике детям для обсуждения предлагалась выписка из летописи Нестора: «Руси есть веселие пити, не можем без того быти»… Какой-то ветеран труда написал на меня жалобу Президенту. Письмо переслали в министерство, министерство – издательству, издательство — мне…Я сказала: я это не сниму. Это подлинные слова из летописи, это подлинная наша история. Вы думаете, дети не видят пьянства? У нас маленькие дети сочиняют задачи: «Когда мы шли в школу, у пивного ларька лежали двое пьяных, а когда мы возвращались из школы – пять. Сколько пьяных прибавилось у ларька?…»

— Это кто такую задачу придумал?

— Ученик второго класса! Учительница задала им домашнее задание — сочинить жизненные задачки. Ей и в голову не могло прийти, что дети опишут такое! А по итогам социологических опросов, больше половины 7-8-классников не просто пробовали, а употребляли алкоголь… Пусть дети обсудят на уроке ту или иную ситуацию и решат: у нас такого порока не будет, про нас такое никто не скажет!.. Я считаю, что школьникам нужно помогать критически осмысливать самые разные жизненные проблемы. Особенно если в семье эти проблемы с ними обсудить не могут.

До 40 лет россияне не знают, что такое опасность

— Некоторые критики возражают: нельзя готовить детей к разным ужасам. Просто надо заботиться о том, чтобы ничего подобного в жизни ребенка не случилось…

— Люди, которые так говорят, отвергают даже мысль о том, что они сами попадут в экстремальную ситуацию. Знаете, почему? Они считают себя особенными: со всеми это может случиться, а со мной – нет. Давайте спросим: а почему не с тобой?..

В свое время я была поражена статистикой. Оказывается, после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний третье место по смертности россиян занимают различного рода травмы. Преимущественно, — бытовые!

Этим травмам подвержены люди от двух лет до… 41 года. Только после сорока лет до человека, наконец, доходит, что его действия могут привести к определенным последствиям.

— Может быть, это национальная традиция: притупленное чувство опасности?

— Я тоже над этим думаю. Ведь американцы совсем другие. Возможно, этому есть чисто педагогическое объяснение: в наших странах всегда были разные цели обучения. Практическая направленность – приоритет американской школы.

У нас в России детям даются теоретические знания. Специалисты по теории обучения говорят: у нас в школе ребенок все время отвечает на один вопрос: что? Что ты знаешь о том или об этом? А нужно, чтобы обучение отвечало на вопрос: как? Каков будет алгоритм твоих действий? Как ты будешь использовать это знание?

Нуроках физики можно выучить все об электричестве. Но мало ли было случаев, когда люди с высшим техническим образованием погибали от короткого замыкания!

Наверное, цивилизация притупила в нас первобытные инстинкты, связанные с чувством опасности. К тому же, в советской, а потом и в российской школе не было предмета, который учил бы подростка оценивать неожиданную ситуацию, правильно вести себя в ней. Поэтому просто необходимо сформировать у детей предчувствие опасности и осознание последствий своих поступков.

Мы говорим детям: может быть, непредвиденная ситуация не случится никогда. Но вдруг?… Как ты поступишь? Твой первый шаг? Твой второй шаг?

Ребенок должен за доли секунды осознать: что будет, если я перебегу улицу на красный свет? Что будет, если я толкну Петю, и он упадет спиной на батарею? Когда возникает опасность, алгоритм действий всплывает в памяти ребенка мгновенно. Шагнул на красный свет – и тут же сделал шаг обратно. Поднял руку на Петю, но — не толкнул его.

Не запрещайте подходить к плите, лучше объясните, как снять крышку с кастрюли

Некоторые родители возражают, что это просто глупо – тратить школьное время на курс ОБЖ, на то, чтобы объяснять ребенку, как пользоваться электроприборами или как переходить улицу. Разве такие вещи нельзя объяснить в семье?

— Иногда – да, но чаще всего – нет! Вспомните сцену, которую вы наверняка не раз видели: родители пытаются перебежать перекресток на красный свет, а ребенок удерживает их на тротуаре. Для ребенка это – часть его культуры, для его родителей – часть их культуры. Многие семьи предпочитают воспитывать детей по Жан Жаку Руссо: пусть ребенок обожжется, зато сам поймет, как это больно. Эти родители и понятия не имеют, кто такой Руссо: такое воспитание – часть их семейной традиции. Хочешь сунуть руку в огонь — суй. Хочешь залезть в воду, не умея плавать – лезь. И родителям удобно: ничего самим не надо делать!

В 18 веке один русский дворянин предъявлял претензии лично Жан Жаку Руссо за то, что воспитывал сына точно в соответствии с его знаменитой теорией, и что ничего хорошего не вышло. На что удивленный Руссо возразил: «Я не предполагал, что кто-то последует моим советам!»

— Во всем должна быть мера, норма. Между опытом (часто печальным) и полным неведением должна быть середина: обучение предвидению последствий своих поступков. А для этого у детей надо сформировать понимание того, что опасность — это не про кого-то, а про тебя самого и про тех, кто рядом с тобой.

К сожалению, педагогическая культура семей сегодня часто близка к нулю. В 70-е-80-е годы в СССР работали очень нужные для родителей учебные заведения — университеты педагогических знаний. Я в те годы участвовала в работе такого университета в Москве. В субботу-воскресенье мы собирались и обсуждали вместе с родителями самые актуальные проблемы семейного воспитания, в том числе нравственного.  А сейчас в семьях более распространен подход к делу противоположный «эффекту Руссо».

Сегодня многие родители, не зная, как рассказать ребенку о той или иной жизненной проблеме, предпочитают самый простой выход — все запрещать. Первокласснику – не смей подходить к электрической плите. Пятикласснику – не смей выворачивать лампочку из патрона, подожди взрослых. Девятикласснику – не смей носиться на скейтборде.

А у ребенка уже с трех лет начинает бурно развиваться тяга к самостоятельности: я сам! Почему мне нельзя выкручивать лампочку? Почему надо закрывать кран? Почему надо надевать шапку в холодную погоду? И ребенок начинает бунтовать. Этот бунт может быть ситуативным, когда дети скандалят и капризничают. Этот бунт может быть тихим, загнанным внутрь, но тем сильнее он проявится впоследствии. И проявится он обязательно!

— Неужели из-за того, что родители запрещали ему самому выкручивать лампочку?

— Да! Причины могут быть самыми пустяковыми…на взгляд взрослых, конечно. Но при политике семейных запретов бунт обязательно будет. Будет «назло маме отморожу уши», «назло бабушке открою кран и так оставлю». Поэтому за родительским «нельзя» должно обязательно следовать объяснение, ПОЧЕМУ нельзя это делать. Главное звено между знанием и проявлением этого знания в поведении – личностный смысл. Психологи говорят: прежде всего надо сформировать мотив, личностный смысл, то есть убеждение ребенка в том, что ему это необходимо. Запретом этого не сделать. Нужно обязательно посоветовать, что ему делать, дать разные варианты его возможных действий. Решение проблемы должно быть положительным (сделай так, веди себя так…), тогда все другие варианты останутся в области того, что делать не следует.

Вот поэтому и приходится учителям на уроке ОБЖ проводить практические занятия: детей ведут в комнату технологий, учат зажигать газ, включать электроплиту, объясняют, казалось бы, разные мелочи: как крышку с кастрюли поднять, как овощи и фрукты вымыть, как оказать себе первую помощь при ожоге, отравлении и т.д.

Элементарные приемы, скажете вы, но современные школьники их не знают!

— Они не знают, как снять крышку с кастрюли?

— Родители все чаще оставляют им обед в термосе. Это просто и удобно! Но ведь это не решение проблемы. Очевидно, что, получая обед в термосе, ребенок не научится обращаться с электроприборами… Кстати, вы знаете, что опаснее всего для человека при затоплении квартиры?

Смертерльно опасные качели

Вы же не хотите сказать, что есть риск утонуть?

— Нет, главная угроза при затоплении помещения — короткое замыкание со смертельным ударом током. Поэтому детям и взрослым важно знать, как правильно вести себя в этой ситуации. Нельзя, конечно, на собственном опыте испытать все опасности, которыми наполнена наша жизнь. Но риски можно предупреждать. Мы объясняем детям, что опасности есть, и они есть везде: дома, в школе, на улице, в лесу, на озере…

Это не значит, что все вокруг опасно. Это значит, что ситуация опасности может случится, и может случится именно с тобой.

Посмотрите в окно: видите качели на детской площадке? Опаснейший предмет, причина множества смертей! Ребенок должен твердо усвоить: прежде чем сесть на качели, надо обязательно оценить обстановку. К примеру, посмотреть, нет ли рядом малыша, которого качели могут задеть. Ледянки, велосипед, сноуборды – отдельная тема в 5-6 классах. 7-9 классы – это опасности на природе: дикие животные, водоемы, насекомые и змеи. Наконец, собаки… Да-да, собаки! В нашем учебнике ОБЖ для 5 класса мы давали ряд иллюстраций с портретами собак. Дети должны проанализировать позу каждой собаки, определить ее эмоции по разным признакам. Только оценив ее состояние, ребенок сможет понять, как с нею общаться, агрессивна ли она или просто хочет с ним поиграть.

На мой взгляд, знания, которые дает ОБЖ как учебный предмет, значительно шире, чем простые советы на все случаи жизни. Его содержание позволяет обсудить многие проблемы взаимоотношений человека с окружающим миром – природой, обществом, другими людьми… Ведь отношения с другими людьми – это главное.

В курсе ОБЖ мы объясняем школьникам, что существуют три вида чрезвычайных ситуаций: природные (извержения вулканов, землетрясения, наводнения и др.), техногенные и социальные. Причем, во всех трех случаях, (за исключением некоторых природных ситуаций – извержений вулканов, к примеру) человеческий фактор – главная причина.

Когда родители становятся врагами

— Давайте представим, что родители попросили дать им совет: какая общая опасность угрожает их детям? Что бы вы ответили?

— Это – школьные перегрузки! А самое опасное то, что родители сами требуют для своих детей ненормальной, просто чудовищной, школьной нагрузки. В психологической науке давно уже закрепилось понятие «школьный стресс». Это — одна из причин заболеваний детей. Общение детей друг с другом, с одноклассниками, учителями и родителями происходит в условиях школьного стресса. А родители, требуя увеличения учебной нагрузки для ребенка, усиливают этот стресс.

В Москве многие школы работают по системе Эльконина-Давыдова. Первые несколько недель в первом классе у них нет уроков: в это время дети знакомятся друг с другом. Учителя проводят для них игры, дети много рисуют, лепят… Они приходят домой с горящими глазами и говорят: хочу завтра в школу, в школу, в школу!

Так вот, за эти две-три недели школьной свободы возмущенные родители не жалуются разве что в администрацию Президента России. Что за безобразие, говорят они, почему дети в школе ничего не делают? Почему они играют? Почему им не задают домашних заданий?

Это ж надо так не любить своих детей, чтобы требовать для них удесятеренной нагрузки! Иногда мне кажется, что для таких семей школьная нагрузка их ребенка выступает компенсацией за собственные жизненные неудачи. «Я не смог, я не сумела, а вот ребенка мы заставим, мы нагрузим как можно больше, чтобы он «прорвался» в жизни, чтобы стал не таким, как мы…»

Дорогие родители, это не поможет! Вы не сумеете предугадать, чем захотят заниматься ваши дети и где они найдут свое призвание. Поменяйте свою точку зрения и постарайтесь не быть врагами своему ребенку.

ОБЖ или ЗОЖ?

— Говорят, что в школе отменяют предмет ОБЖ. Вместо него дети будут изучать предмет «Здоровый образ жизни». Это правда?

— Сегодня в школах преподается большая предметная область «Физическая культура, экология и основы безопасности жизнедеятельности». Ее частью и является предмет ОБЖ («Основы безопасности жизнедеятельности»). На него отводится совсем немного школьного времени: один час в неделю, или 34 часа в год.

Раньше, как требовала Примерная основная образовательная программа, школьники изучали ОБЖ с пятого класса. Сейчас его будут проходить в 8-9 классах. Я считаю это правильным.

В это время человек входит в пору юношества: приходят «распирающая» его самостоятельность, активность, желание стать взрослым. И отсюда — вредные привычки. Для нашего авторского коллектива, создавшего учебники ОБЖ для 5-6 и 7-9 классов, всегда был важен раздел, посвященный здоровому образу жизни школьника: режим дня, правильное питание, диетология, физические упражнения, работа за компьютером и многое другое… Конечно, мы никого не поучаем. Через весь учебник проходят отрывки из летописей, приводятся исторические факты, которых подростки не знают. Например, во времена Петра Великого существовала медаль, которой «награждали» пьяниц в полицейском участке. Она имела форму восьмиконечной звезды, отливалась из чугуна, была величиной с тарелку и весила почти семь килограммов. На медали была выбита надпись «За пьянство». Ее крепили на шее с помощью ошейника. Снять самому ее было невозможно, а носили ее, по некоторым данным, неделю. За это время провинившийся должен был почувствовать тяжесть пьянства…

Через курс ОБЖ проводится мысль о том, что все религии негативно относились к алкоголизму, курению, наркомании. Кстати, в курсе «Основы религиозных культур и светской этики», который читается в 4 классе, мы уже рассказывали школьникам об отношении разных религий к вредным привычкам.

В моем понимании ОБЖ – это разговор, прежде всего, о нравственных проблемах. Мы должны воспитывать в детях умение предвидеть последствия своих поступков. Это надо делать не только ради их собственной безопасности, но и ради других людей.

Недаром в экстремальных ситуациях нужно сначала обезопасить себя, чтобы иметь возможность спасти других. В самолете при угрозе разгерметизации кабины пассажиров просят надеть кислородную маску сначала на себя, а потом – на своего ребенка. Кстати, при пожаре надо сначала обезопасить себя и других, а только потом вызывать пожарных.

Еще материалы по теме:

Один в городе: главное, научиться кричать