Корреспондент «Милосердия RU» отправился на детский тренинг «Один в городе», где его учили громко кричать и правильно бояться

u6

Занятие проводит Роберт Туйкин,глава тренинговой компании «Вершитель» и детский психолог

Роберт Туйкин, глава тренинговой компании «Вершитель» и детский психолог, организовал тренинги для детей, на которых ребят учат правильно поступать в различных стрессовых ситуациях. Оказывается, такие курсы очень востребованы, их невозможно найти, а объем знаний, дающихся в школе, не охватывает весь спектр опасностей. И не охватывает те возрастные периоды, в которые дети особенно уязвимы — скажем, младшие классы (по федеральному базисному плану школа обязана обеспечить уроки ОБЖ только в 8, 10 и 11 классах).

К тому же, по мнению Роберта, обычно детей учат бояться: «нельзя», «не надо», «не ходи». А вот что можно и нужно делать в опасных ситуациях — этому ребенку негде научиться.

Своего рода фирменная идея Роберта: дети не должны чувствовать, что взрослые их «пасут», но должны верить, что в нужные момент взрослые их спасут.

Не «ужас-ужас», а «что нужно сделать»

У Роберта Туйкина большой опыт детских «робинзонад» — такие детские выездные программы его компания проводит уже пару десятилетий, и ребята с удовольствием учатся самостоятельности и дисциплине, отрабатывая свои навыки даже на необитаемых островах. Но готовы ли те же дети к опасностям, подстерегающим их на обычных наших улицах? Роберт сам работал спасателем, и когда-то вел подобные курсы оказания первой помощи и поведения в сложных ситуациях – в основном, для взрослых, но и для школьников тоже. А нынешняя жизнь сама подсказала: такой курс давно уже востребован, и детей нужно обязательно учить базовым навыкам «повседневного выживания». Сейчас к Туйкину приходят учиться младшие школьники и даже дошколята, а после Нового года курсы заработают и для подростков.

«Когда-то моя старшая дочь, еще в 90-х годах (когда ей было 13 лет), прошла у меня такой курс безопасности и первой помощи. У нас тогда он назывался «Первая помощь и готовность к ЧС». Потом она спорила в школе на курсе ОБЖ: там не все советы были правильные. Скажем, дают совет при пожаре разбить стекло, открыть окна. Это очень опасный совет — при возникновении обратной тяги может появиться открытое пламя и человек сгорит» — говорит Роберт Туйкин.

В итоге, рассказывает Роберт, Маша за три года спасла человек десять. «Например, она ехала в школу, и в автобус, в котором она была, въехала машина. Водитель получил перелом основания черепа, люди высыпали из автобуса, мужчину вытащили и положили на спину на землю. И только она догадалась подойти и выдвинуть ему челюсть, — рассказывает Роберт. — Конечно, когда примчалась скорая, ее отодвинули со словами «Девочка, не мешайся», а ведь она помогла человеку не задохнуться. При таком положении через четыре минуты человек может умереть от нехватки воздуха, подавившись собственным языком.

В другом случае при ДТП мужчина ударился грудиной о руль и перестал дышать, и Маша с подружкой делали ему искусственное дыхание. В школе их этому не учили».

В школах, сетует Роберт Туйкин, почему-то автомат учат разбирать-собирать, но не тренируют на манекенах оказывать помощь: «Может, боятся травмировать? Но это же не дает пользы. От чего оберегают детей? В итоге же дети думают, что боль или смерть это игра. А надо их учить переживать, сопереживать, помогать.

Их же или запугивают. Или о серьезных вещах говорят несерьезно – взять всякие обучающие мультики. К тому же ОБЖ нет в младших классах. Обучать же надо не в режиме «Ужас-ужас», а в режиме «Что нужно делать». А вот сексуальное просвещение я бы убрал из курса, оставив это на откуп родителям».

Есть родители, которые сами учат детей безопасности. Роберт тоже договаривается со своими детьми: «Могут ли мои дети гулять одни? Могут. Но у нас есть отработанная система безопасности. У них с собой всегда заряженный телефон. Не для того, чтобы играть. А чтобы если что – послать зов, позвонить мне. Если вышло контрольное время, на которое мы договорились, они обязаны позвонить, сообщить, где они находятся, что с ними. Такое правило действовало для старших дочерей – им уже 28 и 22 года, сейчас работает для 13-летней дочери, потом будет действовать для сына, которому пока 2 года».
Ведущий тренинга признается, что и у него, как у папы, есть страх: мир проверяет его детей на прочность, они оказываются в сложных ситуациях, но готовы ли они к этому? «У меня есть ощущение, что все, что мы защищаем, мы ослабляем: то есть все, что мы решаем за ребенка, — предупреждаем его, отслеживаем безопасность — мешает ему научиться всему самому», — считает Роберт Туйкин.

«Я решил организовать курсы, потому что увидел, что страхов родительских становится все больше. Мои друзья пишут в Фейсбуке — то у одного ребенок потерялся, то у другого подходил к ребенку незнакомец. Я понял, что нужно учить этому детей. Есть много информации о потерявшихся детях. Терялись они во все времена, но, конечно, лучше предупреждать такие ситуации.

Сложность еще и в том, что детей пугают — но не дают инструкции к действию, — рассказал корреспонденту «Милосердия.RU» основатель тренинга. — Я в свои 6 лет с 7-летней сестрой ездил в бассейн «Москва» через весь город. Полчаса на автобусе, три пересадки на метро. Искупались — поехали обратно, для меня это было нормально! Я доверяю своим детям. Просто прошу соблюдать правила. А они, когда понимают, что их не пасут, и они находятся в реальности самостоятельно, они включают мозги».

Ребенок и реальность

В группе, которая в этот раз постигала науку жизненной безопасности, было 15 ребят, в возрасте от 6 до 11 лет. На белом экране Роберт Туйкин пишет для юных слушателей шпаргалки, кто как может записывает азы поведения в свои блокноты, хотя некоторые могут это делать пока только большими печатными буквами.

В первую очередь девчонки и мальчишки усваивают два главных правила, которые работают в любой ситуации — будь то пожар, столкновение с незнакомцем или попадание в незнакомое место. «Остановись и oсмотрись» и «Пошли зов» — вот эти правила. Тренер рекомендует детям сначала прекратить всякое движение и оглядеться по сторонам, быстро оценить обстановку, а потом — срочно сообщить о случившемся по телефону или же голосом. Проще говоря — закричать. И это немаловажное умение. Не каждый решится завопить в незнакомой толпе, призывая к всеобщему вниманию. Поэтому дети тренируются побеждать свое смущение, и хором кричат: «Помогите, человеку плохо!».

Кстати, именно так, рекомендует Роберт Туйкин, нужно звать на помощь. Не нужно кричать, что к вам пристает подозрительный тип или использовать крик-уловку «Пожар!». Про «Пожар!» как идеальный способ привлечь внимание уже все знают, и, сейчас, поясняет психолог, на такой сигнал люди перестали реагировать. Могут посчитать, что вы в игре или шутите. И, могут, наоборот, не захотеть спешить на помощь.

«Начинаем с самых азов. Что делать, если вы едете в машине и попадаете в ДТП? Папа или мама, сидевшие за рулем, пострадали, и действовать можете только вы», — такую ситуацию моделирует преподаватель. Оказывается, не все дети знают, по какому телефону нынче нужно вызывать пожарных, скорую помощь, не говоря уже о службе газа. Не все даже знают, когда ее нужно вызывать. Вот версии: «Если газовая атака!»; или: «Если в доме нет газа!».

u5

Дети учатся, как правильно вызвать спасателей или скорую помощь

 

u2

Кто как может записывает азы поведения в свои блокноты, хотя некоторые могут это делать пока только большими печатными буквами

 

Роберт объясняет маленьким слушателям, в каких случаях вызывают ту или иную экстренную службу, а также знакомит их с общим важным телефоном службы спасения – 112. Ребята старательно выписывают цифры в блокнотах.

А что нужно сказать оператору, когда тот снимет трубку? Эта ситуация отрабатывается на практике, каждый слушатель тренинга «звонит по телефону» спасателям, а Роберт-«оператор» задает вопросы и ждет ответов. Кто пострадал — мужчина или женщина? Сколько пострадавшему лет? Что случилось? По какому адресу вы находитесь?

Тут выясняется второй важный момент: не все дети могут четко назвать адрес. У некоторых это буквально отлетает от зубов, а другие — в сомнениях. А вот ситуации вызова спасателей или скорой помощи ребята придумывают сами: кто-то вызывает врача для заболевшей мамы, кто-то — чтобы помочь незнакомому прохожему, у которого «стало плохо с сердцем». Кстати, Роберт спрашивает ребят, которые во время перерывов и отдыха смело общаются со своими телефонами, а знают ли они, есть ли в их гаджетах диктофон и как им пользоваться? Преподаватель советует попрактиковаться с этой важной функцией: на диктофон очень полезно записать слова пострадавшего, пока он еще находится в сознании, чтобы потом передать информацию спасателям.

Вообще, умение общаться с незнакомым человеком, задать ему нужные вопросы очень важно для оказания помощи вовремя. Например, нужно узнать, нет ли у пострадавшего аллергии на лекарства, попробовать выяснить, не проявляются ли у человека признаки инсульта. Даже ребенок в такой ситуации должен действовать уверенно и осознанно, а значит, такие навыки стоит отработать до автоматизма.

Дети узнали и как вести себя в толпе, чтобы не быть задавленным, побегали гуськом по лестницам, чтобы знать, как выходить из помещений в экстренной ситуации и не затоптать друг друга. В разговорах выяснилось, что в школах обучающие учения — «сигнал тревоги» и «эвакуация» — проводятся, но как себя при этом вести, детей не учат. Вышли дети из школы с учительницей вместе — и хорошо.

Отдельно поработали над темой пожара. Ребятам рассказали, что в этой ситуации как раз нужно открывать дверь любым «незнакомым людям» — ведь это могут быть спасатели, и пожарные; и объяснили, как по возможности обезопасить себя.

Как отключить электричество (почти никто из ребят не знал, как это сделать в своей квартире), взять документы (мало кто был в курсе, где они хранятся дома), окна ни в коем случае не открывать, послушать звук огня за дверью, защититься мокрой тканью от дыма, двигаться на корточках, чтобы не задохнуться. Помнить правило «левой руки» – именно так, вдоль левой стены, двигаются пожарные, проверяя помещение. Идти им навстречу — повысить шанс на спасение.

u1

Следующее практическое задание : научиться правильно покидать помещение

u3

Жесткая сцепка и замыкающий

u8

Роберт показывает, как действовать при пожаре: ребята учатся правильно открыть дверь и выйти наружу

u9

Операция «Эвакуация» : нужно безопасно и быстро спуститься по лестнице

u10

Операция «Эвакуация» : нужно безопасно и быстро спуститься по лестнице

 

 

 

 

 

Каждая семья получила домашнее задание — поиграть дома в игру «спасение при пожаре», много раз проработать действия каждого — до автоматизма. Нужно, кстати, договориться, кто за что отвечает в экстренной ситуации: один хватает документы, другой одевает самого младшего, третий берет в охапку кота.

Потеряшки

А что делать, если ты потерял ключи (а может быть, их украли?), а еще при этом у тебя сел телефон? Вдруг в квартиру заберутся злоумышленники? При этом ты недоступен для связи, родители тебя потеряли. Как быть? Роберт ждет версий от ребят.

«Надо подойти к женщине с детьми! И попросить у нее телефон, чтобы позвонить домой! — серьезно отвечает 8-летняя Марго, — к мужчине подходить нельзя, он тебя украдет!».
«Идея классная, — парирует Роберт, — но что ты будешь делать, если вокруг одни мужчины? Пока ты будешь искать женщину с детьми, потеряешь время».
Тренер советует вспомнить два первых важных правила — и послать зов, на этот раз стоит кричать «Помогите, ребенку плохо!». Просить телефон у незнакомых не стоит — нужно, наоборот, продиктовать номер родителей или соседей, знакомых, может быть, консьержа — чтобы связаться с любым знающим ребенка взрослым и сообщить ему о случившемся.

А кстати, знают ли ребята номер телефона папы или мамы? Знают наизусть, выясняется, немногие, руки поднимают только 4-5 человек. У всех в телефоне записано!
Роберт рекомендует иметь при себе записку с нужными телефонами, и, кстати, это одно из домашних заданий, которые получают не только дети, но и их родители. Важно, чтобы в экстренной ситуации ребенок мог позвонить не только маме и папе — они могут быть далеко, но и тем, кто рядом — соседу, родителям своего одноклассника, учительнице.

Дети научились и тому, как себя вести в магазине или метро, если ты потерялся. В торговом центре, парке, игровом комплексе нужно обязательно заранее договориться о контрольной точке: если ты потеряешься, встречаться с родителями нужно там. Проводить тебя к месту встречи могут сотрудники центра.

Как выяснилось из общения с ребятами, некоторые из них уже испытали страх, потерявшись именно в таких местах. Самая неприятная история, пожалуй, у восьмилетнего Димы: «Мне тогда было четыре года, мама меня оставила в торговом центре у игровой детской площадки, сказала не уходить. А я ушел. И потерялся. Кричать и звать на помощь я тогда испугался, застеснялся. И пошел искать ту площадку. Мама к этому времени, наверное, пришла, меня нет, и она пошла меня искать. Я пришел – мамы нет. Но потом она наконец снова пришла. Я помню, мама потом дома долго плакала».

«Я не знаю этого человека!»

Все мы помним кадр из кинофильма «Детсадовский полицейский», где герой Арнольда Шварценеггера учил детсадовцев поведению в экстренных ситуациях. Дети четко усвоили: когда их пытается куда-то увести незнакомый человек, нужно немедленно и громко закричать, показывая на него пальцем «Незнакомец!!!». Почти так же советует детям вести себя и Роберт Туйкин.

«Что вы будете делать, если к вам подойдет посторонний человек и куда-то позовет вас? Может быть, показать смешных щенят, прокатить на мотоцикле или угостить конфетой?», — спрашивает преподаватель ребят. С тем, что такая ситуация опасна, дети ознакомлены. «Конфета может быть отравлена!», «Он тебя может убить!» — кричат, перебивая друг друга, юные слушатели, сообщая, что ни за что не пойдут с этим человеком.

Хорошо, мы знаем, что нельзя делать. А что же нужно делать? Вот тут заминка. Роберт объясняет. Итак, ни в коем случае нельзя кричать «Меня хотят украсть, спасите!». Это бесполезно, окружающие могут подумать, что это просто шутка, с тобой играет папа. Нужно сразу же подбежать к любому прохожему и громко сообщить: «Этот человек хочет куда-то увести меня, я его не знаю! Проводите меня, пожалуйста!».

А что будет делать любой воспитанный малыш, если к нему подойдет человек с особенностями, человек, жалующийся на плохое самочувствие, и попросит помочь?? Конечно, первое побуждение – исполнить просьбу!
Но на тренинге детям не советуют так поступать. Помощь нужно оказать опосредованно. Нужно громко закричать заветную фразу «Помогите, человеку плохо!» и попросить окружающих помочь обратившемуся. «А если человек слепой? И по-настоящему нуждается в помощи?» — волновался 7-летний Герман. Но тренеры все же советуют ребятам позвать на помощь кого-то из взрослых.

Еще одна популярная уловка всяческих злоумышленников — позвать ребенка на помощь его маме. Итак, ситуация: вы сидите в кафе за столиком с вещами, мама отлучилась. Что делать, если незнакомец взволнованно тянет тебя куда-то, говоря, что «маме плохо и она срочно просила тебя позвать»?
«Берем все сумки и бежим к маме!», — выдает ответ одна из слушательниц. Но ответ неверный. «Нет. Нужно срочно кричать: «Помогите, моей маме плохо!», и потом пояснить окружающим: «Этот человек говорит, что моей маме плохо, и говорит, что знает, где она, сходите с ним, пожалуйста!»», — советует ребятам Роберт Туйкин. Ну, а вещи действительно не стоит упускать из вида.

«Это похищение!»

Самые большие волнения у слушателей вызвала беседа о возможном похищении на улице. Преподаватель советует ребятам не сопротивляться, не драться: агрессия вызовет у похитителя еще большую агрессию.

«Идея бороться будет неэффективна, могут применить и ответные меры — например, связать, заклеить рот», — поясняет Роберт. Лучше всего использовать ситуацию в своих интересах. В кармане нужно держать телефон, на котором вслепую можно набрать 112 или секретный номер — это нужно уметь делать легко, лучше тренироваться между делом. И телефон этот должен быть обычный кнопочный, запасной. Первый, хороший, бандиты скорее всего отберут — а запасной останется.

Оператор будет слышать все, что происходит, поэтому полезно по ходу дела комментировать происходящее громко и вслух: «Зачем вы меня куда-то тащите? Я вас не знаю. Интересно, мы идем сейчас по улице Чаплыгина, а куда? А что в этом доме номер 6?», и так далее. Дети волновались, как же можно выполнять требования бандитов, и делились своими страхами, но психолог советует им не запугивать себя: от страха можно впасть в ступор и перестать действовать. Именно спокойствие и перечисленные действия повысят шансы на выживание.

«Мы слишком опекаем детей»

Родители, которые привели на тренинг своих детей, поддерживают идею обучения школьников столь важным правилам поведения. Вот мнение нескольких мам и пап.

Елена, мама Германа 7,5 лет:
«Наш сын встает сам, и идет один в школу через две дороги, возвращается тоже самостоятельно. Это наш сознательный выбор. Мы это поколение детей очень сильно ограждаем — от всего, что может произойти, и от того, что не может произойти. Нужно, чтобы они выросли самостоятельны, знали, когда и что делать. То, что я контролирую ситуацию в семье, — этого не хватает.

К сожалению, дети не воспринимают родителей как учителей. Поэтому важно, чтобы этому их научили взрослые авторитетные люди вне периметра семьи. Поэтому я была обрадовалась, когда моя подруга предложила мне этот курс. Мы уже отправляли Германа в лагерь, где развивают самоконтроль. Чем раньше дети запомнят все эти правила, тем лучше. Кто-то из ребят во сейчас в этот тренинг как бы «играет», и воспринимает информацию со смехом, но это не страшно. Думаю, большую часть знаний они усвоят.

Эля, мама Евы 10 лет:
«Дома у нас две настольные книги: «Что делать, если…» — несколько лет я купила первую, а потом вторую часть. Это важные знания. Я долго думала, приводить ли сюда дочь, сумма для меня не маленькая. Но все же решилась.

Все эти навыки мы отрабатывали в семье, сначала с первым ребенком. Обязательно рассказывали детям, что если к тебе в школе кто-то подходит, называет имя мамы-папы-бабушки, говорит, что кому-то из близких плохо, и нужно срочно к ним бежать, — нужно всегда говорить «нет», и никуда с посторонними не идти. И даже не ходить с посторонними по школе, исполняя просьбу: «покажи, где кабинет директора».

Какова реакция дочери? Есть ли результат? Да, безусловно. Мы думали даже некоторые ситуации отработать на практике, хотели, чтобы кто-то подошел и спровоцировал стрессовую ситуацию. Пока так не сделали, а вот со старшим мы проверили эти навыки чисто случайно. Одна моя клиентка — сыну было тогда лет 11 — увидела его по пути из школы, и предложила подвезти. Но он не знал ее и отказался; шел домой пешком под дождем, но не сел в чужую машину. Или как-то сын ехал со своим другом домой, и они сели не в тот автобус и уехали совсем в другое место. Мы их держали на телефоне и вывели на правильный маршрут, и они благополучно вернулись. С дочерью в такой же ситуации, наверное, была бы истерика. Все дети разные.

u7

Доска с фотографиями клуба «Вершитель»

 

Я думаю, такие курсы полезны при любом психотипе ребенка. Дочь моя осторожная и тревожная, у нее самой постоянно возникают разные вопросы, наподобие: «что делать, если кто-то будет ломиться в квартиру», сын был более самостоятельный. Ева очень обрадовалась, что мы идем на эти курсы, для нее это был подарок. Ну а для бесшабашного ребенка, думаю, еще более важно научиться вести себя в разных необычных ситуациях».

Андрей, папа Ульяны 6 лет:
«Информация от родного человека не всегда воспринимается объективно, часто в одно ухо влетело — в другое вылетело. А здесь им интересно. Любая дополнительная кроха знаний по поведению может быть решающей в какой-то ситуации. У меня три дочери, Ульяна старшая. В саду такой информации им не дают, например. Но многие основы можно уже давать с трех лет. А учить, как себя вести на улице с точки зрения безопасности, полезно, наверное, для детей постарше».

Фото: Евгений Лепин