Эксперт Татьяна Задирако – о том, зачем благотворительным организациям исследования и о двух ярких кейсах, которые помогут убедить доноров, что на сбор данных нужно давать деньги

Рисунок Дмитрия Петрова

Статистика даже самого общего характера, например, численность официально зарегистрированных в России НКО, варьируется с разницей в 50-100 тысяч организаций по данным Роскомстата и МЮ РФ. Откуда такое серьезное расхождение в цифрах – неизвестно, хотя матрица сбора информации, в том числе финансовой, у Роскомстата выглядит убедительной и логичной.

Имею дерзость предположить, что статистика стоит дорого и не находится так или иначе в фокусе государственной политики.  Поэтому у нас нет релевантных баз данных, на которые можно было бы опереться. С другой стороны, запрос на услуги — а исследования к ним относятся — формируется рынком. Нет запроса – нет услуги.

Для чего благотворительной организации необходимо проводить исследование? Прежде всего, для обеспечения качества программной деятельности. Чем больше в распоряжении НКО аналитических и статистических данных, тем точнее можно спрогнозировать результаты.

Хорошая новость в том, что спрос на аналитику в российском третьем секторе сейчас формируется. Наш фонд «Социальный навигатор» провел маркетинговое исследование среди 84 компаний, НКО и экспертов по сервисам, актуальным для рынка: 74 % опрошенных ответили утвердительно на вопрос, считают ли они нужным проводить профильные исследования и готовы ли за это платить.

Несколько благотворительных фондов в нашей стране — назову для примера «Старость в радость» и «Нужна помощь» — уже имеют аналитические отделы и «раскатывают поляну» для других, расширяя рамки донорского восприятия о том, на что нужно и можно давать деньги.

Пара примеров, как исследования работают на рынок. Национальный совет по корпоративному волонтерству провел исследование с участием Social Business Group: кто из компаний, как и в каком процентном соотношении занимается корпоративным волонтерством. Результаты помогают всем. Бизнесу показывают, что Россия двигается в рамках мировых тенденций в области привлечения сотрудников к волонтерской деятельности. Государству — говорят об экономической целесообразности привлечения сотрудников компаний к волонтерству, а НКО — очевидно демонстрируют вектор сотрудничества с бизнесом. В дальнейшем этот кейс органично вписался в план реализации Года добровольчества, каким мы его видим в 2018 году.

Второй пример – исследование рынка потребительских услуг для людей с инвалидностью, проведенное DisQuestion. Тема очень актуальная и довольно новая. Наш фонд «Социальный навигатор» использует эти данные для создания моделей взаимодействия с инвалидами как потребителями услуг и продвижения идеи инклюзии в бизнес-среде — в первую очередь, в сфере финансовых институтов, а в дальнейшем – в ритейле.

Инфографика: доступность сферы услуг для людей с инвалидностью. Из презентации исследования рынка потребительских услуг для людей с инвалидностью, проведенное DisQuestion.

Мои бывшие коллеги из США в бытность моей работы в United Way на всех конференциях с легкостью и блеском представляли стратегии развития типа «Снизим уровень заболеваний эндокринной системы, связанных с лишним весом у учеников средней школы Оранж Каунти, Калифорния, на 7% к 2025 году». Я поначалу подозревала, что подобные декларации делаются для красного словца, поэтому и сами исследователи, и аудитория, относятся к цифрам с некоторой долей допущения.

Но поскольку подобный подход повторялся по разным темам, целевым аудиториям и географическим локациям из года в год, я стала задавать вопросы. «Как вы можете прогнозировать с такой точностью? Что дает вам право утверждать, что процесс пройдет так, а не иначе и за заявленное время, а не за другое?».

Я получила простой и неожиданный для себя ответ: исследования и статистика — два краеугольных камня, на них строятся прогнозы развития проектной деятельности, оценка ее успешности. Причем в расчет берется не одно исследование, а множественные базы данных по сопредельным проблематикам — их создают и обновляют с периодичностью раз в год или раз в несколько лет.

Так, по проблеме лишнего веса делается анализ возраста, социального статуса семьи, уровня дохода, скрининга заболеваний, социального ареала проживания, качества еды в школе. С учетом этих и еще порядка десяти параметров во временном континиуме американские НКО могут себе позволить делать заявления стратегического характера – и именно они позволяют решать проблему системно.

Таким образом, мы видим, что для устойчивого развития сектора серьезные прикладные исследования становятся просто необходимыми.

В более широком контексте они работают на устойчивое развитие и повышение качества услуг, оказываемых НКО. На мой взгляд, оценка социального воздействия или эффективности программной работы НКО невозможна (либо низкокачественна) без исследований и часто идет в связке с последней, в том числе и по принципу взаимодополнения.

При этом в наших условиях с успехом можно использовать уже существующую профильную государственную статистику — Центр КСО им. PwC СПБГУ, ВШЭ (Лев Якобсон, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, и Ирина Мерсиянова, заведующая кафедрой экономики и управления в негосударственных некоммерческих организациях), Роскомстат, ЦИРКОН, Левада — центр — в сочетании с исследованиями, проведенными на частные деньги.

Татьяна Задирако — учредитель и исполнительный директор благотворительного фонда поддержки и развития соцпрограмм «Социальный навигатор». Фонд проводит оценку эффективности в интересах разных игроков третьего сектора.

Опыт работы в благотворительности – более 2О лет.

С 1996 по 2003 год – административный директор Российского Представительства организации «Врачи мира».

С 2003 по 2016 год – исполнительный директор благотворительного фонда «Дорога вместе».

С 2013 по 2015 год — председатель совета Форума доноров.