Богадельня. Слово из прошлого

В нашей стране богаделен почти нет, меньше сорока. И одна из них уникальна. Она находится… в обычной московской квартире. Фоторепортаж из Свято-Спиридоньевской богадельни опубликовал в своем живом журнале популярный блоггер ottenki_serogo

В нашей стране богаделен почти нет, меньше сорока. И одна из них уникальна. Она находится… в обычной московской квартире. Фоторепортаж из Свято-Спиридоньевской богадельни опубликовал в своем живом журнале популярный блоггер ottenki_serogo

Смена начинается с 8 утра. Сестры приходят чуть раньше, чтобы переодеться и принять дела у ночной сестры. Она рассказывает кто как себя чувствовал, какие таблетки давались, были ли экстренные случаи. Точно так же дневные сестры передают ночным, что произошло в течение дня, какие новые назначения и коррекции были.

Раз в неделю у каждого из насельников банный день. Его пересаживают из кровати в кресло и везут в ванную, в ней специально сделан слив в полу. Эта процедура самая тяжелая и она бывает каждый день у кого-нибудь. Раздеть, взять на руки в охапку, пересадить в кресло — это все делает одна сестра, вдвоем неудобно. В ванной — стрижка ногтей и обработка проблемных мест. В это время другая сестра меняет постельное белье и моет кровать специальным раствором. К этому моменту привозят уже помытую бабушку.

Бывает, больные ссорятся между собой. Но их же не расселишь. Кто в здравом уме — понимает безвыходность ситуации, смиряется. Это же не больница, откуда через два-три месяца можно вернуться домой. Здесь все знают, что останутся тут до конца своих дней. Сестры стараются устраивать какие-то мелкие радости: праздники, дни рождения, концерт на рождество, иногда готовят спектакли.

Это очень большое физическое напряжение, после смены сил уже нет ни на что. Если сестра работает через два дня, то первый день приходит в себя, а во второй уже может чем-то заниматься. Совмещать эту работу еще с какой-то нереально. Все сестры работают только в богадельне. Зарплаты мальенькие — 130 рублей в час. Но трудятся здесь совсем не из-за денег.

От хорошей жизни сюда никто не попадает. Это всегда очень тяжелые случаи о которых можно сообщить, оставив заявление храме царевича Димитрия за свечным ящиком. Старшая сестра Ольга Геннадьевна и врач Маргарита Витальевна ездят по домам, смотрят на ситуацию. Прежде всего забирают тех, кто просто погибает в самых безвыходных случаях. С остальными разговаривают, кто-то сам осознает, что положение с их родственником не такое критичное, как у других. Для них остается вариант патронажа на дому. Сорок сестер приходят к таким беспомощным людям с утра, а уходят вечером. Они делают все: кормят, ухаживают, проводят гигиенические процедуры и выполняют врачебные назначения.

Насельников стараются как-то активизировать. Чем человек активней, тем дольше он живет и тем легче с ним сестрам. У сестер нет возможности выводить насельников на улицу, они гуляют только с добровольцами или друзьями. Это всегда для них большая радость и событие, но случается оно очень редко.

Если в гости пришел один человек, то насельника сажают в коляску и две сестры, перекинув ремни, которыми пользуются грузчики, через себя и коляску, вместе с гостем спускаются по лестнице. Точно так же обратно. Если мужчин нет, тягяют вчетвером. Как-то пытались что-то предпринять, чтобы оборудовали пандус, но это ничем это не кончилось. Купили раскладные рельсы, но поднимать и спускать больных не получалось — лестницы крутые, боялись уронить.

У Игоря Либеровича немощь, контрактура, не держат ноги. Начались отклонения с головой. С пожилыми людьми очень сложно работать. Они считают, что свою жизнь оттрудились и теперь имеют право на капризы. Еще старческая деменция (слабоумие) начинается.

Володя самый молодой, ему 44 года. У него перелом шейных позвонков, ниже груди ничего не двигается. Но, к счастью, он может одной рукой как-то двигать и одним пальцем нажимать на мышку. Вся его жизнь в интернете, его оплачивает богадельня. Володя только читает, набивать на клавиатуре у него не получается.

Диагнозы у всех разные. У Юлии Гавриловны — инсульт. У Раисы Ивановны — инсульт, перелом руки, ноги и трепанация черепа после опухоли. Она одной рукой более-менее двигает и на одну ногу может опираться. За счет этого ее можно перетащить, она 160 килограммов весит. Если бы не нога, ее бы вообще нельзя было поднять.

Сейчас здесь 12 насельников, 10 бабушек, дедушка и парализованный мужчина сорока лет, все тяжелые и лежачие. Уход им требуется профессиональный: смотреть за пролежнями, исполнять медицинские назначения, обеспечивать гигиенический уход. Лежачие не могут сами ни поесть, ни умыться, ни сходить в туалет. А поскольку каждый человек делает все это несколько раз в день, то и сестры крутятся с утра до вечера. Влажная уборка всех помещений тоже лежит на них.

В богадельне трудятся пятнадцать постоянных сестер, еще около десяти человек приходят как волонтеры. В одной из квартир — повар, он готовит на два этажа. В другой кухне устроена прачечная.

Юлия Гавриловна, почти глухая. Она в свое время была учителем английского и немецкого. Очень любила читать, а потом начала слепнуть. Это стало трагедией для нее, она потеряла то, чем ей можно жить. Но одна из сестер догадалась надеть ей наушники, в них она еще слышит. Теперь с утра до вечера Юлия Гавриловна слушает аудиокниги и никто никому не мешает.

Очередь в богадельню есть почти всегда. Но в ожидании случается всякое, все мы не вечные. Бывает, умирает бабушка, освобождается место, а очереди и нет. Кто-то уже умер, кого-то пристроили…

Фото Сергея Мухамедова

Свято-Спиридоньевская богадельня является проектом Православной службы помощи «Милосердие». Поддержать его вы можете, став Другом милосердия.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.