29 декабря 2015 года в городской больнице Белгорода хирург ударил пациента, после чего тот скончался. Дело вызвало большой резонанс. Мы собрали мнения врачей по поводу ситуации

11178290_869798233058276_9004355499521844437_n

Максим Осипов. Фото: facebook.com

«Порог чувствительности врача должен быть много выше»

Врач Тарусской центральной районной больницы и писатель Максим Осипов в своем аккаунте в социальной сети пишет, что врач ни в коем случае не должен распускать руки.

«Когда мы находимся «при исполнении», порог нашей чувствительности должен быть много выше, чем в быту. Кое-что нам разрешается особенное (задавать вопросы, которые пациент нам задавать не вправе, ощупывать и осматривать его), но кое-что и запрещено: например, использовать обсценную лексику, даже когда ею пользуется пациент, и уж ни в коем случае нельзя распускать руки».

«Страшно читать сообщения коллег-врачей, — пишет Максим Александрович, — в которых они говорят о себе и больных в терминах «мы» и «они». Врач и пациент должны быть “одной стороной”. “Другая сторона” — это болезнь, смерть. Но поскольку врачи ощущают себя частью государственной системы, то и больницы встраиваются в ряд школа—армия—тюрьма, отсюда и непускание родственников в реанимации, и гастроскопия без седации, и многое другое репрессивное, что ассоциируется с государством.

Самое для меня зловещее в этой истории — потеря веры в слово, снижение его веса. Видео, все решает видео. Как у Орвелла: за человеком надо наблюдать непрерывно. Человек так плох, что если не поставить камеры, он натворит страшных бед. Ведь если б не видеокамера, мы бы и не узнали об этой истории».

«Обычная мужская драка»  

Московский нейрохирург Алексей Кащеев полагает, что «принадлежность подозреваемого к амплуа врача, а потерпевшего к амплуа пациента, не имеет никакого значения. …Посмотрите внимательно видео. Это обычная мужская драка на фоне алкогольного опьянения как минимум одного из участников, драка, которая закончилась непреднамеренным убийством. Так ежедневно погибают люди в России: погибают в кабаках, на улицах, в собственных жилищах, в гостях и на дискотеках — так что нет ничего удивительного, что они погибают и в больницах. Общий уровень алкоголизации и криминализации в стране таков, что погибнуть так, пожалуй, можно, и придя забирать ребенка из детского садика. Это, конечно, ничуть не оправдывает виновного».

При этом Алексей пишет о нехватке охраны для врачей: «Любой практикующий врач отлично представляет себе, что такое приемное отделение российской скоропомощной больницы вечером 29 декабря. Поток пьяных, зачастую агрессивных людей с травмами и обострениями хронических заболеваний на фоне запоя или абстиненции.

Как известно, вытрезвители из системы МВД вывели, поэтому скорая везет в стационары и просто сильно пьяных, даже не больных: чтобы провести экспертизу опьянения, чтобы человек не замерз насмерть и т.д. Охрана на больницу из 150-200 коек может представлять собой пару пенсионного возраста дедушек или мутного ЧОПовца с афганским прошлым, зато одного. Как правило, эта охрана никого защитить не может.

Медицинского персонала недостаточно, он постоянно находится во взвинченном психологическом состоянии из-за избытка работы (включая несвойственную для медиков общего стационара, например, вытрезвление) и угрозы своему здоровью, а иногда и жизни от пациентов. Заметим, что, в отличие от нападения на полицейского при исполнении должностных обязанностей, за которую УК предполагает совершенно отдельное, суровое наказание, подобное нападение на медика при исполнении не влечет никаких дополнительных статей виновному. Все врачи знают, что медицинскому персоналу очень часто приходится защищать себя и своих коллег при помощи собственных кулаков. Историй, подобной белгородской, когда травмы или смерть причиняются больному или самому медику, достаточно. Второе, кстати, встречается много чаще.

Еще раз, если кто пропустил, повторяю: я не оправдываю врача за его поступок, он должен отвечать по закону. Но вся система сделана так, что подобные трагедии были и непременно будут».

Наказание за агрессию в адрес врача должно быть жестче

Врач-кардиолог Алексей Эрлих также предлагает ужесточить наказания за нападения на врачей.

«Я писал про то, что наказание за агрессию в адрес медиков должно быть жестче… Я не помню ни одного случая, когда были наказаны те, кто оскорблял, угрожал, нападал на медиков. Я не буду душить его фонендоскопом. И драться не буду. Я просто откажусь от лечения такого человека (есть у меня такое право, если нет прямой угрозы жизни). Но я хочу, чтобы наказание для таких людей было неотвратимым».

Неосторожность в медицине — это нечто иное

Врач-травматолог Андрей Волна в своем блоге пишет: «Необходимо ужесточить наказание нападающим на медиков. А в связи с последним случаем в Белгороде — незамедлительно. Необходимо ужесточить наказание нападающим на учителей. Также незамедлительно… Необходимо ужесточить наказание нападающим на пациентов. А в связи с последним случаем в Белгороде — незамедлительно. Необходимо ужесточить наказание за нападение на читателей. И чем быстрее, тем лучше… Продолжим? Нет?

Честно говоря, не хотел комментировать этот последний случай. Случай «причинения смерти по неосторожности» (по этой статье возбуждено дело). Правда, всегда думал, что неосторожность в медицине – это нечто иное. Вот выполняет неопытный хирург остеотомию бедра. По неосторожности у него соскользнуло с кости долото — и в бедренную артерию. Не справился с кровотечением, опять же по неопытности… Вот такой гипотетический случай, мне кажется, и есть собственно неосторожность. А когда здоровый детина, волею судеб одетый в хирургическую форму, врывается в смотровую и избивает полуобнаженного пациента, которого в тот момент осматривает другой врач? Какая это… неосторожность?! По пути еще и сопровождающему прилетает не по-детски. Впрочем, сами можете посмотреть и сделать выводы.

При этом, подчеркну, абсолютно не имеет значения, что этот, убитый хирургом пациент, сделал до того. До осмотра. Обматерил сестру. Избил родную мать. Избил жену хирурга. Убил кого-либо. Не имеет АБСОЛЮТНО никакого значения. Сколько раз приходилось и осматривать, и оперировать и насильников, и убийц. Особенно в начале пути, когда я работал в Сибири. Не можешь? Не хочешь? Сними халат и иди домой. Подменись, в конце концов.

…Я категорически против наделения врачей какой-то особенной защитой.

…я за то, чтобы каждый из нас, из врачей, кто может, и кто хочет, кто не боится, в конце концов, нес и гуманистическую миссию. Уж простите за высокий слог. Не примыкать к силовикам и требовать особенной защиты, а делать и то, что профессией нам определено, и то, что власти и пресса зачастую не делают и делать не хотят. Объяснять. Просвещать. Учить. Быть гражданином. Лечить. И не бить. Не убивать. И не оправдывать убийство. Как-то так».

5233_267858023353860_1714718368_n

Александр Саверский. Фото: facebook.com

Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов, анализируя комментарии и мнения разных врачей на случившееся в Белгороде, говорит:

«Реакция многих врачей на сообщения в СМИ об убийстве пациента врачом прежняя: презумпция невиновности; врачи — не убийцы; начинается дело врачей; при таких зарплатах, чего вы ждали. И все это, вместо того, чтобы сказать: мы примем меры к тому, чтобы этого больше не было. А, да, и еще одно должно быть хотя бы одно слово со стороны сообщества: извините!..

Значит, снова будут такие статьи и такие смерти. Ну, смерти-то будут все равно, а вот статьи могут стать и другими, как и отношения между обществом и врачебным сообществом. Надо научиться признавать ошибки (тем более, преступления) и не только свои, но и цеха. Это и есть важнейший признак профессионального сообщества. Ау! Где оно?»

Напомним, что  29 декабря 2015 года хирург городской больницы № 2 Белгорода Илья Зелендинов насмерть забил экстренно поступившего пациента Евгения Вахтина. Врач в приступе ярости напал на потерпевшего и сопровождавшего его мужчину.

Евгений Вахтин жаловался на желудочное кровотечение, но во время эндоскопии якобы ударил медсестру, за которую заступился Зелендинов. Врач ударил пациента по голове, после чего тот скончался.

Региональное управление СКР расследует уголовное дело в отношении Ильи Зелендинова по статье «причинение смерти по неосторожности» (ст. 109 УК РФ). Хирург уволен и находится под подпиской о невыезде. По словам представляющих его интересы юристов, подозреваемый раскаивается в содеянном и уже выплатил семье погибшего 100 тыс. руб. на компенсацию организации похорон.

Также освобожден от занимаемой должности и главный врач белгородской больницы № 2 Владимир Луценко.

Между тем случаются и нападения пациентов на медиков. Тремя месяцами ранее в Симферополе на станции скорой помощи «Спутник» были убиты два врача. По заявлению следственных органов, 35-летний подозреваемый в нападении на медиков, мог сделать это после конфликта с сотрудниками скорой помощи.