Проведя 20 лет в тайном постриге, она чистила хлевы, мыла крестьянских детей. стирала монахам портянки, молилась — и вышло Дивеево. Серафим Саровский называл ее «великой женой». Память 26 июня

Преподобная Александра Дивеевская. Послушница Евдокия так описывала матушкин вид: «Глаза у нее были серые, нос короткий луковичкою, ротик небольшой, волосы в молодости были светло-русые, лицо и ручки – полные». Изображение с сайта mariya-myronenko.com

Когда б вы знали, из какого сора…

Прекрасная собой женщина со средствами, оставив все ради любви к Богу, приняла постриг, ушла из родного дома в дичь и глушь, чистила хлевы, мыла крестьянских детей, стирала монашеские портянки, строила храмы, молилась и не торопилась.

Через 20 лет под ее началом возникла маленькая община женщин, стремящихся к Богу. Их поручили человеку, который в страшном сне не мечтал «руководить» монахинями. Но обещал заботиться о них по послушанию духовнику, которого очень любил, и предсмертному слову матери-основательнице, которую называл «великой святой».

Правда, он тоже не торопился. Перед тем, как воспитывать монахинь, 25 лет пробыл в затворе, воспитывая свою душу. Вышел известным старцем – Серафимом Саровским. В общине м. Александры к тому времени собралось 50 сестер.

По знаку свыше

Вид на Киево — Печерскую Лавру с другого берега Днепра. Изображение с сайта co6op.narod.ru

Агафье Семеновне Мельгуновой (1720 — 1789) не было и 20 лет, когда она осталась вдовой с грудным ребенком и немалым богатством. Она поехала в Киев, в Киево-Печерскую лавру, говорила с ее духовниками. Отцы, несмотря на ее молодость, увидели перед собой зрелого человека и благословили на монашество. Агафья приняла постриг во Флоровском  монастыре, там и хотела остаться.

Но однажды услышала слова Богородицы: «Иди на север и обходи все великорусские места обителей Моих и будет место, где Я укажу тебе, где окончить богоугодную жизнь твою, ибо в месте жительства твоего я осную обитель Мою».

Получив Богородичный наказ, могла бы сразу пойти исполнять, но мать Александра была, как и будущее покажет, очень трезвым человеком. Реалистом. О своем видении она рассказала не только духовному отцу, но и еще нескольким отцам Киево-Печерской лавры, известным своим опытом. После долгих молитв отцы признали явление Богородицы истинным.

Но так как время для Церкви было непростым, реформаторским, многие монастыри указом Екатерины II «сокращались» (было закрыто около 500 монастырей — более половины в стране, а прошения о создании новых отклонялись, «бродить» монахам строжайше запрещалось), отцы посоветовали Александре на время скрыть свое монашество и хлопотать о деле как богатой помещице Мельгуновой. Совет киевских отцов полностью оправдал себя.

А тайной монахиней м. Александра пробыла почти всю свою жизнь и именовалась Агафьей Семеновной. Только незадолго до смерти будет она пострижена в схиму с тем же именем – Александры.

В Дивеево заводы, шум и драки

Наиболее старое изображение Саровской пустыни, относящееся к середине 18 века. Изображение с сайта sarpust.ru

Несколько лет ушло у м. Александры на поиск места для обители на севере России. В 1760 году она оказалась вблизи села Дивеева. Там ей вновь явилась Пресвятая Богородица: «Вот то самое место, которое Я повелела тебе искать. Живи здесь и угождай Господу Богу, а Я всегда  буду с тобой».

М. Александра пошла в Дивеево и пришла в ужас. В селе стоял страшный шум от работы железных заводов, вечерами множество пьяных и хулиганства, драки, даже разбои. Как же строить монастырь?

И опять, как в Киеве, она нашла помощь у отцов Саровской пустыни, которая в то время считалась обителью подвижников (многие саровские отцы отказывались от священства, один даже отказался от епископского звания, только бы сохранить молитвенную жизнь в уединении).

Саровские отцы посоветовали м. Александре поселиться в деревне Осиновка в двух верстах от Дивеева. И опять совет оправдал себя: вскоре одна местная помещица отказала в нем земли под монастырь.

А потом заболела и умерла десятилетняя дочь м. Александры. Для нее это становится знаком окончательного разрыва с миром. Она едет домой, чтобы продать имение и распорядиться имуществом: отпускает на волю крестьян, обеспечивает немало бедняков.

Часть денег от продажи имения отдает на строительство церквей, вкладом в монастыри, часть оставляет на будущую обитель. На ее средства было построено и возобновлено более 12 храмов, в том числе и Успенский собор Саровской пустыни.

Работа монахини — тайная милость

В Осиновке м. Александра поселяется у приходского священника Василия Дертева (уважаемого в Сарове), выстроив себе отдельный домик. В нем она проводит следующие 20 лет. Бывшая помещица и будущая игуменья чистит хлев у о. Василия (помогая престарелому батюшке), ходит за его скотиной, стирает белье.

Когда наступала горячая пора по уборке урожая и все взрослые уходили на целые дни в поле, мать Александра шла в дома, где оставались дети без присмотра родителей, топила печки, пекла хлеб, варила еду, мыла детишек, переодевала их и стирала грязное белье.

Когда в семье была крайняя нужна – она тайно оставляла деньги. Тайно подбрасывала бедным невестам приданое.

В своей келье

В небольшом домике были две комнатки и две каморки. В одной из каморок возле печки — маленькая лежанка из кирпичей, возле которой было совсем немного места. Другая каморка была темной, без окон: она служила молельней для матушки Александры. В ней могла поместиться только сама матушка. Она здесь молилась перед большим Распятием с зажженной лампадой.

К себе м. Александра относилась строго: борясь с изнеженностью, в пику изящному воспитанию, она носила жесткую власяницу под одеждой, натиравшей кожу. У матушки часто болела голова, поэтому она всегда носила шапочку, отороченную заячим мехом. На ногах были лапти, лишь к старости одна благодетельница подарила ей легкие сапожки, и мать Александра приняла.

Пугачев недалеко от Сарова

Портрет Емельяна Пугачёва, написанный поверх портрета Екатерины Второй. Неизвестный художник, 1773 год. Изображение с сайта mediashm.ru

На том месте, где недалеко от Дивеева ей явилась Пресвятая Богородица,
матушка Александра начала строить каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

В это время в Дивеево был неурожай и голод. М. Александра привлекла к строительству храма местных детей. Она просила их подносить кирпичи кладчикам. После работы матушка кормила детей и выдавала зарплату – по пятаку.

Время постройки храма пришлось на пугачевский бунт. Гибли люди, стояла смута, беспорядки. В 1774 году Пугачев взял город Темников и был недалеко от Сарова. М. Александра просила Богородицу, чтобы Она отвела опасность от мест, где строится ее обитель. И ей опять был ответ: война минует ее селение. Спустя некоторое время пугачевские отряды остановились.

Женщина в церкви

Когда заканчивалось воскресное богослужение, матушка Александра выходила на площадь возле церкви и проповедовала. По рассказам духовных лиц из Дивеевской летописи свщм. Серафима (Чичагова),

«она была умна, как редко бывают мужчины. Знала лучше всех духовных в округе все уставы и положения церковные.

К м. Александре обращались за советами и наставлениями, и если где-то освещался храм, просили мать Александру быть распорядительницей, чтобы все шло по чину и был порядок. Народу приезжало множество и казалось невозможным обойтись без суеты и неразберихи, но м. Александра все устраивала как нельзя лучше: и саму церковную церемонию, и угощение после освещения храма, прием гостей и пр».

Начало монастыря

Только за полгода до смерти м. Александры возникло то, что стало началом Дивеевского монастыря. Одна из помещиц села Дивеева подарила м. Александре большой земельный участок рядом с храмом. М. Александра построила три кельи, обнесла оградой. В одной келье она жила сама, в другой останавливались на ночлег паломники, шедшие в Саров, а в третью она пригласила жить послушниц, среди которых были сироты и вдовы крестьянского происхождения. Так и начался будущий Дивеевский монастырь.

Сама м. Александра при жизни не увидела никакой его «славы», она не старалась сделать дело поскорее, поскорее построить, наладить, образовать, организовать, привлечь побольше сестер. Она работала и молилась, не корректируя своей волей волю Божию, которой полностью доверилась.

Община жила по строгому саровскому уставу. Кроме молитвы и милостыни, сестры вместе с матушкой шили, вязали, стирали для монахов Сарова. А с саровской трапезной сестрам каждый день привозили пищу.

Перед смертью матушка Александра приняла схиму. Она просила, чтобы о. Пахомий (Назаров), настоятель Сарова, заботился о ее сестрах. Старец Пахомий на ее просьбы ответил: «Матушка, не даю тебе слово, ибо я стар и слаб, но как же браться за то, не зная, доживу ли до этого времени. А вот иеродиакон Серафим, — духовность его тебе известна, и он молод, — доживет до этого; ему и поручи это великое дело».

Святой Серафим о матери Александре

Преподобный Серафим Саровский. Неизвестный художник, 1860-е – 1870-е годы. Изображение с сайта pinterest.es

Серафим Саровский был младше м. Александры на 30 лет. Они могли общаться в течение 11 лет, с тех пор, как в 1778 году святой пришел в Саров и до смерти матушки в 1789 году. Он знал ее, еще когда был послушником, знал, как к ней относится саровский игумен о. Пахомий и понимал, что она – человек Божий. Позже сестрам Дивеевским он говорил:

«Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на ве­ли­кая же­на и всем нам бла­го­тво­ри­тель­ни­ца бы­ла и столь изоби­ло­ва­ла бла­го­да­тию Бо­жи­ею, ска­жу вам, что удо­сто­и­лась да­ра ду­хов­но­го, имея слез ис­точ­ник непре­стан­ный та­кой, что в быт­ность ее здесь, в Са­ро­ве, во вре­мя служб цер­ков­ных, ко­гда она ста­но­ви­лась в теп­лом со­бо­ре, про­тив чу­до­твор­ной ико­ны Жи­во­нос­но­го Ис­точ­ни­ка, из глаз ее тек­ли не сле­зы, а ис­точ­ни­ки слез, точ­но она са­ма со­де­лы­ва­лась то­гда бла­го­дат­ным ис­точ­ни­ком этих слез! Ве­ли­кая и свя­тая же­на бы­ла она, ма­туш­ка Агафия Си­мео­нов­на, вель­ми ве­ли­кая и свя­тая!»

Отец Се­ра­фим говорил, что со вре­ме­нем, по Бо­жи­ей воле, мощи м. Александры будут открыты и наказывал своим сестрам каж­дый день утром и ве­че­ром хо­дить и кла­нять­ся ее мо­ги­ле, про­из­но­ся при этом: «Гос­по­жа наша и мать, про­сти ме­ня и бла­го­сло­ви! По­мо­лись, чтобы и мне бы­ло про­щено, как ты про­ще­на, и по­мя­ни ме­ня у Пре­сто­ла Бо­жия!»

Старик со старушкой

Прп. Александра поручает сестер прп. Серафиму. Настенная роспись Казанской церкви Дивеевской обители. Изображение с сайта nne.ru

Святая мать Александра преставилась 26 июня, около 60 лет от роду. По ее просьбе в гроб к ней на грудь была положена Казанская икона Пресвятой Богородицы: «Чтобы Царица Небесная была при мне во время отхода моего».

После того, как в 1927 году закрыли Дивеевский монастырь, келью матушки Александры и ее могилу уничтожили, а их место залили асфальтом. В 1991 году археологи нашли могилу матушки Александры. В 2000 году были обретены мощи святой, в день Воздвижения Креста Господня. Их перенесли в церковь Рождества Пресвятой Богородицы, где они и находятся сегодня.

Схимонахиня Александра нередко приходит на помощь со своим земляком, святым Серафимом Саровским:

«Один купец по фамилии Иконников возвращался из Сарова домой. Застряли в снегу недалеко от Дивеева. Ночь, мороз, волки, пурга. Почти упали духом.

Тогда Иконников воскликнул: «Мы же были на поклонении о. Серафиму, что ж мы ему не молимся? Давайте попросим его!» Все встали на колени, молились Богу и просили помощи у о. Серафима.

Не успели кончится молитвы, как услышали, что позади саней кто-то шаркает по снегу: «Эй, что засели? Ну, ступайтеза нами, мы вас проводим!» Смотрят – мимо них старичок со старушкой везут сани, оставляя глубокий след. Поехали за ними, и чудно, что след виден, провожатых видно, а вот догнать их никак не получается.

Вскоре показались огни селения, и старик со старушкой пропали. Когда купец приезжал потом в Дивеево благодарить «провожатых», блаженная Мария Ивановна подтвердила, кто были эти старик со старушкой.