Католическая община святого Эгидия поддерживает людей, больных СПИДом, в десяти странах Африки. Программа лечения СПИДа называется Dream. Dream – это мечта. Мечта остановить эпидемию ВИЧ-инфекции на африканском континенте

Католическая община святого Эгидия поддерживает людей, больных СПИДом, в десяти странах Африки. Программа лечения СПИДа называется Dream. Dream – это мечта. Мечта остановить эпидемию ВИЧ-инфекции на африканском континенте

Екатерина ЗАГУЛЯЕВА

От СПИДа нельзя вылечиться. Но от СПИДа можно не умирать. Больше того – можно жить полноценной жизнью, работать и помогать другим. Католическая община святого Эгидия поддерживает людей, больных СПИДом, в десяти странах Африки. Программа лечения СПИДа называется Dream. Dream – это мечта. Мечта остановить эпидемию ВИЧ-инфекции на африканском континенте.

Александро Салаконе, представитель общины св. Эгидия в Москве: Конечно, в начале больше чем мечта, это казалось утопией – лечить, потому что проблемы, конечно, были огромные. Но на самом деле проект Dream доказывает то, что христиане и верят, и молятся, и бескорыстно действуют, и могут спасать жизни людей – очень конкретно.

Екатерина Степанова: На сегодня в рамках программы уже работают 42 центра лечения и 20 современных лабораторий. Более полумиллиона человек получили бесплатную медицинскую помощь в программе Dream, и более 20 с половиной тысяч детей родились здоровыми от больных матерей.
При правильном лечении больной человек чувствует себя так же хорошо, как и здоровый. Он принимает лекарства два раза в день, сдаёт анализы раз в три месяца, а в остальном живёт обычной жизнью.

Александро Салаконе: Кажется, что 25 тысяч и 30 тысяч, миллион – это всё равно. Но вы себе представьте: через эту программу прошли 25 тысяч людей – сейчас дети, а в будущем взрослые люди – которые будут жить без этой болезни. Это значит, инвестировать в будущее этих людей, в будущее этой страны.

Екатерина Степанова: Изначально центр задумывался для беременных ВИЧ-инфицированных женщин, но потом решили помогать всем нуждающимся. Хотя детская тема по-прежнему очень актуальна, и результаты этой работы впечатляют: 97% детей рождаются сегодня здоровыми, если женщина проходит лечение во время беременности.

Всё начинается с того, что человек приходит в центр, чтобы сделать тест на ВИЧ. Результаты теста готовы через десять минут, после чего, если они положительные, с пациентом начинают работать специалисты. Рассказывают, что ВИЧ можно и нужно лечить, делают подробные анализы крови, измеряют рост, вес, температуру. В компьютерной базе заводится карта пациента, он встаёт на учёт. Врач решает, когда начинать лечение – высокоактивную антиретровирусную терапию. Всё это, конечно, делается бесплатно для пациентов.

Александро Салаконе: «Зачем помогать каким-то незнакомым людям далеко от меня, когда возле моего дома есть человек, который страдает?» Да, конечно, это справедливо. Но, по моему скромному опыту, знаю, что обычно, когда ставится этот вопрос, не помогают ни близким, ни далёким. И потом, знаете, милосердие – это не выборочно. В смысле, если я милосердный – я милосердный ко всем.

Екатерина Степанова: Первые полгода терапии, а также при низком весе, пациенты получают продовольственную помощь, фильтры для воды, москитные сетки. Во время ожидания приёма у врача – а первое время консультации назначают часто – для пациентов организуются небольшие лекции про здоровье и гигиену, а молодых матерей учат готовить для детей каши. Тех, кто шёл к врачу издалека, маленьких детей, этими кашами или супами потом и кормят.

Александро Салаконе: Община святого Эгидия в Африке – это не группа европейцев, которые переселились в Африку и которые помогают африканцам. Община святого Эгидия в Африке – это община там, где есть африканцы, бедные, как и другие африканцы, которые обнаружили, что можно что-то делать для других, несмотря на то, что они находятся в этих положениях.

Екатерина Степанова: В центрах работают специалисты – врачи, медицинские сёстры, администраторы. Все они – африканцы. Европейцы – члены общины святого Эгидия – только помогают налаживать систему, совершенствуют её. А дальше она работает сама. При необходимости дистанционные консультации по каждому конкретному случаю дают европейские врачи – через Интернет. Есть возможность зайти в электронную базу программы и увидеть информацию по всем пациентам.

Александро Салаконе: С начала конфликта в Украине во всех наших африканских общинах они молятся о мире в Украине. Они молятся о христианах, которые страдают и в Сирии, которые страдают в Ираке. Сколько причин было бы сказать: «Мы страдаем, у нас есть бедность, у нас есть гонения на христиан» – действительно, в Африке есть всё это. Но, несмотря на это, они находят силы, находят желание, чтобы молиться о тех, кто находится далеко от нас. Поэтому не только мы помогает африканцам далеко – африканцы с нами научились заботиться не только о близком вопросе, но и о далёких странах.

Екатерина Степанова: В центре также работают помощники. Активисты. Как правило, это люди ВИЧ-инфицированные, пациенты программы, которые сами лечатся и могут рассказать об этом новичкам, помочь им в самом начале. А затем – навещать и поддерживать их.

Александро Салаконе: Сегодня как мы можем оправдываться? Разве мы не видим, что есть миллионы голодающих детей в тех странах, куда можно ездить за восемь часов перелёта? Или страны рядом с теми странами, где мы отдыхаем в гостиницах, на турбазах? Никто из нас не заслужил родиться в одной стране. И, соответственно, это не наша заслуга, если мы родились в одном месте, где мы можем подключиться к Интернету, выбрать не знаю между сколькими сортами мяса, рыбы и фруктов. Есть два выхода: сказать – «вот, хорошо, мне повезло, я живу прекрасно и мне неинтересны другие», другой – это чувство какого-то долга, который не означает чувство вины, потому что, с другой стороны, я не виноват, что я родился не в Африке, а в Италии. Но это значит ощутить, что шансы, которые я получил от жизни, могут стать шансами для других.