В 2019 году в Москве вернули из приемных семей 436 ранее взятых туда  детей, сообщила на днях в Мосгордуме столичный уполномоченный по правам человека в регионе Татьяна Потяева. Годом ранее таких случаев было лишь 119, рассказала она со ссылкой на данные департамента труда и соцзащиты. Мы попросили чиновников и экспертов рассказать о возможных причинах столь резкого роста количества возвратов.

Большинство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по
которым в 2019 году в Москве были отменены решения о передаче в семьи, уже воспитываются в других семьях: родных или приемных. Только 32% возвращенных детей по итогам 2019 года помещены в организации Департамента труда и социальной защиты, рассказали Милосердию.ru представители департамента.

«Одной из основных причин отмены решений стало возвращение детей в их
родные семьи к биологическим родителям. В этом году этот показатель составил 33,3%, что на 20% больше, чем в 2018 году», говорится в официальном ответе ведомства. Там подчеркнули, что проводится значительная работа по психологической поддержке и семейному устройству детдомовцев, и сопровождению приемных семей.

«Мы считаем, что увеличение числа возвратов не такое катастрофическое — в статистике за последний год, скорее всего, учтены возвраты из приемных в кровные семьи, — рассказала Милосердию.ru руководитель проекта «Близкие люди» БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Алена Синкевич.

— Но определенное увеличение числа возвратов в учреждения действительно есть. На мой взгляд, оно может быть связано с выгоранием приемных родителей. Заметно, как изменилось за последнее время общественное отношение к ним. Я руковожу проектом по семейному устройству детей с ОВЗ, и вижу, как непросто приходится тем, кто их взял.

У большинства наших подопечных — инвалидность, нарушения здоровья, плюс еще последствия долгого нахождения в больницах, депривация. Для принимающих их в семью очень важно, чтобы социум понимал общественную значимость этого поступка, чтобы они получали одобрение.

А маятник общественного мнения качнулся довольно безжалостно от «Все вы герои» до «Все вы хотите наживаться на детях, и ничего святого у вас нет». Практически всем нашим семьям горько из-за этого, у кого-то эта горечь проявляется более, у кого-то менее явно.

Очень обидно за них, потому что на самом деле они делают общественно важное и очень нужное дело. Не они родили этих детей с проблемами, но если бы они их не взяли, состояние этих детей становилось бы еще тяжелее. Эти дети были бы незаметны, и большинству из так было бы, наверное, гораздо проще: нет детей — нет проблемы.

На самом деле, если мы их не видим — это не значит, что их нет. Они повзрослеют, и все равно выйдут из учреждений к нам. Но сейчас и детский сад, и школа, и люди в общественных местах, реагируют на наших детей очень плохо.

К сожалению, в этой области далеко не всегда и не все делается профессионально. Так, непрофессиональна сама постановка задачи «пусть возвратов не будет». Гораздо грамотнее было бы сказать «Давайте постараемся, чтобы возвратов было как можно меньше». Ведь пока существуют приемные семьи — будут и возвраты, в любом случае.

А ложная задача ведет за собой и ложные действия, направленные на ее решение. Если возвратов вообще не должно быть — давайте исказим статистику, чтобы их не было заметно. Давайте добьемся, чтобы семья, собравшаяся вернуть ребенка, держала его у себя и дальше, пока всем не станет совсем невмоготу. И не будем ей помогать, а будем делать вид, что проблемы нет.

Если задача поставлена правильно — семья сможет обратиться в опеку и сказать: у нас есть риск возврата. И им предложат увеличить их ресурс, поработать с ребенком, поговорить с учителями, с воспитателями, изучить ситуацию. Им попробуют помочь.

Когда мы говорим, что проблемы нет, или ее быть не должно, мы утрачиваем алгоритмы работы с ней. Когда мы ее признаем — мы можем ее решать. И вот это умение видеть проблемы и задавать вопросы на государственном уровне, на мой взгляд, провалено.

Сейчас много служб сопровождения. Но если бы у нас была гибкая система образования и адекватная система здравоохранения — наша задача была бы намного проще.

Очень важен социальный престиж усыновителей. Не восхваление за сам факт устройства в семью, а признание тяжелого труда приемных родителей. Важно, чтобы в обществе возрастала толерантность. Чтобы у каждой семьи было профессиональное сопровождение. Не карательный орган, в которое оно вместе с опекой превратилось сейчас, когда вместо помощи — только контроль. Нужно, чтобы сопровождение помогало».

«В регионах также есть проблема вторичного сиротства, то есть возврата приемных детей в сиротские учреждения. Причины везде похожи, — отметила в комментарии для Милосердия.ru руководитель программы помощи кризисным семьям «Не разлей вода» БФ «Дети наши» Диана Зевина.

— В первую очередь это нехватка подготовки и профессионального сопровождения для замещающих родителей.

Практически все дети-сироты имеют психологические проблемы, связанные с депривацией, и приемных родителей надо долго готовить поддерживать на их непростом пути, иногда вплоть до совершеннолетия детей. А службы поддержки есть далеко не в каждом городе, и их совсем нет в деревнях. Поэтому за консультацией иногда надо ехать за 100 км от дома, конечно, это под силу далеко не всем родителям.

Также часто мы сталкиваемся с возвратом детей подросткового возраста, которых взяли в семью маленькими. Это легко объяснить, подростковый возраст и у кровных детей проходит тяжело, а уж у приемных, опять-таки в связи с опытом сиротства, депривацией, проблемами со здоровьем, которые есть у большинства сирот и часто обостряются из-за гормональных скачков, намного сложнее.

Замещающие родители (как и кровные) несут уголовную ответственность за детей и, если подростки угрожают сбежать из дома или причинить себе вред, многие родители из-за страха принимают тяжелое решение и возвращают детей в учреждения.

Органы опеки при этом часто сами рекомендуют отказаться от детей, если видят, что в семье есть проблемы. Также как опека рекомендует отказаться в роддоме от детей с особенностями развития».

«Чтобы возвратов не было, надо, чтобы родители проходили длительную специальную подготовку, а потом семьи могли вовремя получать квалифицированную поддержку на всем пути приемного родительства, чтобы помощь была доступной, а не карательной, как часто бывает», — подчеркнула эксперт.