Восемь сирот с инвалидностью были изъяты у опекуна Маъмусат Насибовой в дагестанском селе Хвартикуни. Причиной стали выявленные прокурорской проверкой нарушения, допущенные при устройстве детей в семью бывшей сотрудницы интерната, отсутствие чеков за покупки и документов, подтверждающих посещение детьми врачей, передает RT.

«Изъять детей из семьи — это крайний шаг. Можно было обсудить, как выйти из положения. Ведь большинство замечаний прокуратуры не так сложно исправить. Но районные власти пошли своим путем: приехали домой к детям, посадили их в полицейские машины и увезли в интернат», — рассказала корреспондентам уполномоченный при главе республики Дагестан по защите семьи, материнства и прав ребенка Марина Ежова.

«Во время проверки были обнаружены опекуны с судимостями. Муниципальные органы опеки, посчитав, что нарушения существенные, приняли решение об изъятии детей из семьи. Детей в их собственных интересах распределили по социальным учреждениям. Дальнейшая судьба сирот будет решаться органами опеки. Мы отреагировали, потому что запрещено передавать детей усыновителям с судимостью», — сообщила представитель прокуратуры Дагестана Татьяна Голубова.

По сведениям агентства, женщина брала детей-инвалидов в семью, начиная с 2014 года — среди ее подопечных были дети с ДЦП, умственной отсталостью, синдромом Дауна. При оформлении опекунства она предоставила справку о погашенной судимости за сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей- 11 лет назад в магазине, где она работала, были найдены просроченные продукты. Тогда эта справка не вызвала возражений у чиновников. Приемная семья Насибовой считалась образцовой, ее награждали грамотами руководители республики, а когда у нее сгорел дом, новое здание построил за свой счет местный депутат.

Теперь, помимо вопроса о судимости, основанием для отстранения от опекунских обязанностей стало отсутствие ряда необходимых документов. Как выяснилось, чеки за покупки не сохраняла ни одна приемная семья в районе. «Я вначале пробовала собирать чеки, но в органах опеки мне сказали: не надо. Достаточно писать раз в год отчет о трате средств, а то за год у муниципалов набирается много чеков и они потом не знают, куда их девать», — рассказала Маъмусат Насибова.

Также она утверждает, что никто не говорил ей, что нужно передавать в опеку справки о посещении врачей. «Ни разу за четыре с половиной года у меня их не попросили. Конечно, я показывала детей врачам, я регулярно их вожу в Махачкалу к окулисту, на лечебный массаж, к невропатологам. В районной больнице нужных узких специалистов все равно нет. У меня целая пачка заключений, написанных врачами после прохождения лечения», — подчеркнула опекун.

В районе не только Насибова оформила опеку над сиротами-инвалидами, прокомментировала эту ситуацию Марина Ежова. «Нашлось много семей, готовых принять детей из интерната, — пояснила она. — Мне кажется, чиновники теперь об этом жалеют. Каждый ребенок — это куча отчетности. А в районе таких 93. Надо собирать бумажки, следить за состоянием детей, помогать опекунам, контролировать расходование средств. Чем меньше детей, тем проще администрации. Мне кажется, поэтому муниципальные власти даже не попытались найти альтернативное решение».

Дети, помещенные в специнтернат, просят вернуть их бывшей приемной матери, та ежедневно посещает их и приносит продукты, сообщает RT. «Лучше бы мне никогда не давали этих детей, — рассказала Маъмусат Насибова. — Я же их полюбила, как своих. Я 12 лет проработала в интернате, ни одного замечания к моей работе не было. А теперь на старости лет такой позор и трагедия».

«Сейчас будем добиваться, чтобы опеку на восьмерых сирот оформил кто-то из семьи Насибовой. Дети привыкли быть вместе, но вряд ли кто-то захочет взять себе всех восьмерых. А разбивать семью очень не хочется», — подчеркнула Марина Ежова. Также среди возможных вариантов возвращения детей — обжалование действий органов опеки в суде.

Бабушку-опекуна осудили на 2,5 года условно — она не сохраняла чеки на еду