Верховный суд указал границы прав суррогатных матерей

Пленум Верховного суда РФ призвал российские суды не занимать однозначно сторону суррогатной матери в спорах о воспитании родившегося ребенка, передает РИА Новости.

Семейный кодекс РФ гарантирует, что семейная пара, передавшая эмбриона другой женщине для его вынашивания, может быть признана родителями ребенка только с согласия суррогатной матери. «Вместе с тем, судам следует иметь в виду, что в случае, если суррогатная мать отказалась дать согласие на запись родителями «заказчиков», то данное обстоятельство не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание», — отметил Верховный суд.

Пленум рекомендует судам проверять наличие между суррогатной матерью и потенциальными родителями договора, условия этого документа, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, а также причины, по которым суррогатная мать не дала согласия на запись заказчиков в качестве родителей ребенка. «Суды должны разрешать спор в интересах ребенка», — подчеркнул пленум ВС РФ.

Верховный суд также пояснил, что доноры генетических материалов не имеют никаких обязательств перед родившимся с их помощью ребенком. Они не должны платить алименты или заниматься его воспитанием. Также и выросший ребенок не будет иметь обязанностей по содержанию донора. Родители, усыновители или опекуны ребенка не могут требовать в суде установить отцовство донора.

Мужчина имеет право оспорить свое отцовство, если ребенок рожден с помощью искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона. «Нормы закона, по которым супруг, давший согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства, не содержат запрета на оспаривание им записи об отцовстве по иным основаниям», — указал Верховный суд.

Он порекомендовал судам проверять, добровольно ли отец дал согласие на этот метод, и на какой срок было дано это согласие, не имелось ли со стороны матери ребенка злоупотребления своими правами. «Например, зачатие ребенка с применением названных методов было проведено ответчиком по собственному усмотрению после прекращения семейных отношений с истцом», — пояснил Верховный суд.

Еще один спорный вопрос, рассмотренный пленумом, – установление отцовства до рождения ребенка и право несовершеннолетних записывать себя родителями.

Отцом появившегося на свет в течение 300 дней после развода ребенка признается бывший супруг, если он не может доказать, что не является его родителем, разъяснил Верховный суд. При этом отцовство ребенка нельзя оспаривать до его рождения, суды должны отказывать в принятии таких исковых заявлений.

Что касается несовершеннолетних родителей, то они «имеют право признавать и оспаривать свое отцовство и материнство на общих основаниях, то есть согласия родителей (лиц, их заменяющих) несовершеннолетних отца и матери на регистрацию рождения ребенка и установление материнства и отцовства не требуется. По достижении возраста 14 лет несовершеннолетние родители вправе самостоятельно обратиться в суд с иском об установлении отцовства (материнства) в отношении своих детей», — отметил Верховный суд.

Пленумы Верховного суда РФ трактуют российским судам нормы законов, они носят рекомендательный характер.

Ранее Верховный суд указывал на недостаточное правовое регулирование вопросов, связанных с суррогатным материнством и ЭКО. Дела об установлении родительских прав в связи с суррогатным материнством, манипуляциями с человеческими эмбрионами и донорскими клетками не раз рассматривались в российских судах.
Так, в ноябре 2015 года Мосгорсуд подтвердил решение об изъятии полугодовалой девочки у родившей ее суррогатной матери, жительницы Крыма Светланы Безпятой, и передаче 51-летней москвичке Ольге Миримской, председателю совета директоров одного из московских банков, оплатившей рождение ребенка.
21 февраля 2017 года после подтверждения Петербургским городским судом вступило в силу решение, признающее супругов Сергея и Марину Фроловых родителями близнецов, выношенных из предоставленных ими эмбрионов 35-летней Светланой Суздалевой.
«Во многих европейских странах суррогатное материнство запрещено. В последнее время и у нас растет количество тех, кто считает, что это – своего рода торговля детьми. К сожалению, ситуация лишний раз подтверждает эту точку зрения. И, скорее всего, пока в законодательстве нет четких норм, такие печальные истории будут повторяться», — заявила, комментируя один из таких конфликтов, уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова.
О необходимости запрета или существенного ограничения использования суррогатного материнства неоднократно заявляли политики, общественные и религиозные деятели.
В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (ОСК) осуждается суррогатное материнство. Искусственное оплодотворение половыми клетками мужа ОСК считают допустимым, «поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений». При этом осуждаются манипуляции, связанные с донорством половых клеток.
В конце марта в Госдуму был внесен законопроект о запрете суррогатного материнства. Его автор – сенатор Антон Беляков.

Патриарх предложил исключить аборты из системы ОМС и осудил суррогатное материнство

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться