Как стало известно, при Минпросвещения будет создана рабочая группа для подготовки необходимых законодательных решений в области реформы органов опеки и попечительства, в нее войдут представители экспертного сообщества, профильных министерств и ведомств. О главных задачах такой работы и возможных путях их решения порталу Милосердие.ru рассказала президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

— Пока что нас не приглашали в рабочую группу по реформе деятельности органов опеки, которую, как сообщают СМИ, создает Минпрос. Подготовку реформирования системы опеки начинают не в первый раз. В прошлом году, кажется, уже обсуждали создание подобной рабочей группы. О том ,что необходима реформа НКО говорят уже как минимум десяток лет.

Казалось бы, всем очевидно, что изменения в этой системе назрели, об этом говорят постоянно.

Но до сих пор процесс серьезного реформирования не начался. Очень хочется, чтобы наконец, теперь уже в Минпросе, все стало иначе. Чтобы ответом на острые вопросы стала подготовка законодательных решений, которые соответствуют сегодняшним вызовам.

— Что бы вы предложили в первую очередь?

— Неверная логика в нынешней ситуации – пытаться выдернуть одну составляющую общих проблем, пытаться найти какую-то волшебную кнопку, на которую можно нажать, и все исправиться (например – уменьшить количество детей в приемных семьях, ввести один точный тест и т.д.). Увы, такой волшебной кнопки нет.

Надо честно признать, что по сути, надо выстраивать заново систему, куда входят органы опеки, социальная защита, КДН, профильные отделы полиции. Чтобы это было не разрозненным хаосом разных действий. У этой системы должна быть главная, понимаемая всеми участниками процесса цель: сохранить семейное проживание ребенка, в первую очередь — в кровной семье.

В случае невозможности — максимально быстро обеспечить ему семейное проживание, по возможности разместить у родственников и знакомых, если нет — у любых других людей, готовых на принятие в семью. И конечно же важно, чтобы мы могли быть уверены –в семье у ребенка будет забота и ему ничего не угрожает.

Чтобы решить эти задачи, должен выстраиваться процесс, где есть четкое понимание того, что происходит с семьей в ситуации неблагополучия, какая помощь и поддержка ей оказывается, как принимается решение о разлучении с семьей ребенка.

Сейчас у нас написано про крайние случаи, но эта крайность понимается всеми субъективно.

Поэтому нужно прописать процессы: как принимается решение о том, что разлучаются ребенок и родители. В каких случаях это должно происходить немедленно, когда — ни в коем случае, когда нужно расследование, кто обязан оказать помощь, если она нужна для восстановления детско-родительских отношений, если ребенок уже в учреждении.

Потому, что когда он попадает в детский дом — по сути, никто не отвечает за то, чтобы был организован процесс возвращения в семью. Чтобы в регламенте действий была не просто фраза о приоритете кровного устройства — а за этим стояла бы какая-то работа. И было бы понятно, кто и как должен ее выполнять.

И в ситуации, когда ребенку нужно найти другую семью, нужны специалисты, которые понимают историю ребенка, как он попал в учреждение, почему, что было дальше. Которые способны оценить его потребности, чтобы мы начали наконец подбирать семью под ребенка, а не выбирать детей в интернет-магазине.

Конечно же, чтобы это заработало, требуется в первую очередь наполнение этой сферы полноценными, грамотными кадрами. И конечно, их не хватает, особенно в сфере помощи и сопровождения, а не контроля. Главное, что такие кадры, к сожалению, нигде никто не готовит. Нет грамотной, единнообразной подготовки и переподготовки людей, которые решают вопросы о судьбах детей и взрослых.