Позволяют ли законы принудительную вакцинацию в России, рассказала юрист

В связи с эпидемией коронавирусной инфекции в России планируется проведение массовой прививочной кампании – вакцину для нее в экстренном порядке готовят ученые. Недавно опубликованный проект нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), и вступивший в силу с апреля закон о крупных штрафах за невыполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий и предписаний санитарных властей встревожили многих: не грозят ли санкции гражданам, которые откажутся от вакцинации? В Роспотребнадзоре заверяют, что в проекте КоАП говорится лишь о случаях, когда прививаться должны работники определенных профессий, связанных с риском заражения.

Позволяют ли действующие в России законы принуждать граждан к вакцинации и наказывать за отказ от прививок, и вводятся ли такие наказания в новом административном кодексе, мы спросили у адвоката, учредителя юридической компании “Факультет медицинского права” Полины Габай. Портал Милосердие.ru публикует подробный ответ эксперта.

“Определения «принудительная вакцинация» на законодательном уровне не существует, – отметила Полина Габай.

– На сегодняшний день проведение профилактических прививок входит в число санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, правила организации которых установлены Федеральным законом от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее – ФЗ № 157), а также Приказом Минздрава России от 21.03.2014 № 125н «Об утверждении Национального календаря профилактических прививок и Календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (далее – Национальный календарь прививок).

При этом ни один из указанных актов не устанавливает обязанность лиц, в том числе лиц, входящих в профессиональную группу риска (например, медицинских работников), на проведение профилактических прививок.

Более того, следует заметить, что вакцинация является медицинским вмешательством, к ней применяются положения Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 323). Как известно, для проведения медицинского вмешательства согласно ч. 1 ст. 20 ФЗ № 323 требуется информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. А в случае нежелания такого вмешательства пациент имеет право на отказ от него.

Данные нормы вполне понятны, поскольку медицинское вмешательство корреспондирует конституционному праву каждого на свободу и личную неприкосновенность, в том числе и на физическую свободу, информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство является одной из форм реализации данного конституционного права.

Напомним, что основополагающий постулат о праве на свободу и личную неприкосновенность зафиксирован не только в Конституции РФ (ст. 22), но и во Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 (ст.3), Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (ч. 1 ст.5).

Право на отказ от медицинского вмешательства предусмотрено в первую очередь статьей 26 ФЗ № 323.

Кроме того, право на отказ от профилактической прививки предоставлено гражданину ст. 5 ФЗ № 157. При этом ФЗ № 157 такое право предоставляет всем лицам, которые подлежат вакцинации в соответствии с Национальным календарем прививок. Это касается и профессиональных групп риска, в частности медицинских работников. Таким образом, лицам, в том числе работникам, которые относятся к профессиональным группам риска (Постановление Правительства РФ от 15.07.1999 № 825), не может быть принудительно навязано проведение профилактической прививки.

В то же время право на отказ от медицинского вмешательства не является абсолютным.

В частности, возможны случаи, когда допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя. Эти случаи регулируются п. 9 ст. 20 ФЗ № 323.

Теоретически можно предположить, что в ситуации с распространением инфекционного заболевания, в частности COVID-19, возможно применить исключительный случай, разрешающий медицинское вмешательство без согласия в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, предусмотренный пп. 2 ч. 9 ст. 20 ФЗ № 323.

Между тем в действительности, по моему мнению, данная норма не имеет отношения к профилактическим прививкам при COVID-19, поскольку касается только лиц, страдающих указанным заболеванием. Для ее применения в первую очередь нужно установить диагноз, а вакцинирование от заболевания, в том числе от коронавирусной инфекции, предполагает, что заболевания нет.

Таким образом, по моему мнению, отказ от вакцинации не может повлечь наступления ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее- КоАП), поскольку лицам, в том числе входящим в профессиональную группу риска, законом предоставлено право отказаться от медицинского вмешательства, в частности от профилактической прививки.

В то же время последствия отказа от вакцинации для работников имеются.

Таковым является отказ в приеме граждан на работу или отстранение граждан от работы, выполнение которой связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями. Следовательно, в случае отказа медицинского работника от вакцинации работодатель должен принять соответствующие меры по его отстранению от работы.

И если, например, медицинская организация таких мер не предпримет, это будет свидетельствовать о нарушениях противоэпидемических мероприятий, в частности, невыполнение требований ч. 2 ст. 5 ФЗ-157, и Постановления Правительства РФ от 15.07.1999 № 825, согласно которому утвержден Перечень работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок.

Проектом Кодекса об административных правонарушениях предлагается установить отдельную ответственность за нарушения санитарно–противоэпидемических (профилактических) мероприятий (часть 4 статьи 10.1 проекта КоАП). По моему мнению, в соответствии с указанной нормой административная ответственность будет наступать за нарушение порядка организации санитарно–противоэпидемических (профилактических) мероприятий, и непосредственно за нарушение указанных мероприятий.

Например, ответственность по части 4 статьи 10.1 проекта КоАП для граждан может наступить в случае ненадлежащего оформления отказа от проведения профилактической прививки. Согласно части 3 статьи 5 ФЗ от 17.09.1998 № 157-ФЗ при осуществлении иммунопрофилактики граждане обязаны в письменной форме подтверждать отказ от профилактических прививок.

Также разработчики предлагают увеличить размеры административных штрафов и смягчить наказание в виде административного запрета деятельности (до 30 суток).

Однако по сути ничего не меняется. И отказ от вакцинации по-прежнему не повлечет ответственности по ч.4 ст. 10.1 проекта КоАП, по тем же причинам, о которых я говорила ранее.

Что же на самом деле будет происходить в реальности, будут ли привлекать медицинских работников за отказ от вакцинации, неизвестно.

Тем более, опасения вызывают комментарии Роспотребнадзора, который отметил, что штрафовать за отказ от вакцинации будут только профессиональные группы риска. Однако я полагаю, что для воплощения идеи об ответственности за отказ от вакцинации, требуется внести изменения в ФЗ № 323 и другие нормативные правовые акты”.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться