Общественники спорят с чиновниками об устройстве сопровождаемого проживания инвалидов

Минтруду поручили подготовить «дорожную карту» по жизнеустройству инвалидов с психическими расстройствами и расстройствами поведения (ментальными нарушениями). В Попечительском совете при правительстве указывают, что в министерстве не совсем понимают задачи и возможные методы организации сопровождаемого проживания – оно должно быть максимально приближено к домашним условиям, и возможность им воспользоваться должна быть у всех инвалидов, а не только у некоторых.

Поручение о подготовке плана действий по жизнеустройству людей с психическими и ментальными расстройствами было дано Минтруду по итогам заседания Попечительского совета, прошедшего 30 апреля. Какие конкретно меры имелись в виду в поручении, рассказала руководитель секции Попечительского совета «Взрослые и дети с ОВЗ и инвалидностью», председатель Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) Елена Клочко.

 «У секции и министерства есть некоторая разница в понимании того, какова целевая группа сопровождаемого проживания, – пояснила она Милосердию.ru.

– Минтруда полагает, что это – люди с нетяжелыми нарушениями, а мы полагаем, что это – все, вопрос  в объеме требуемого сопровождения. Существует успешный опыт сопровождаемого проживания, и зарубежный, и российский, для маломобильных людей, для людей с сочетанными нарушениями, и для людей с нарушениями интеллекта, которое в России организуют НКО». 

 Само устройство сопровождаемого проживания, с точки зрения общественных организаций и министерства, по словам Елены Клочко, выглядит по-разному: «Министерство представляет себе, что «сопровождаемое проживание» может выглядеть даже как миниинтернат. Там будут проживать люди с тяжелыми нарушениями, а те, кто полегче, способен жить максимально самостоятельно с каким-то объёмом дополнительных услуг».

Уход за людьми с тяжелыми нарушениями, по версии министерства, будет проводиться в рамках системы долговременного ухода (СДУ). А вот кто и как будет заниматься сопровождаемым проживанием, в нынешних законах не прописано.

«Проблема в том, что система СДУ направлена, в первую очередь на обеспечение домашнего ухода, – говорит председатель совета ВОРДИ. – В то же время людям с особенностями нужны вспомогательные или ассистивные услуги, которые могли бы максимально социализировать человека с инвалидностью и дать ему максимальную самостоятельность в связи с имеющимися у него возможностями и потребностями.

 Если у человека есть физические нарушения, существуют услуги и средства технической реабилитации, которые позволяют эти нарушения компенсировать. Есть тифлопереводчики для слепых, есть пандусы и подъемники для маломобильных и так далее. При интеллектуальных, сочетанных и психических расстройствах человек нуждается во внешней помощи, начиная от коммуникации и принятия решений и до ориентирования в пространстве и жизни. Вопрос в том, как эти нарушения будут компенсироваться».

 Кроме того, в нынешних законах, по словам эксперта, нет многих определений и понятий, разработать правовой статус которых и собирались в ходе реформы интернатов. Однако министерство труда вести такую юридическую работу не спешит.

 «Цель реформы состояла в том, чтобы разработать «дорожную карту», как все изменения будут входить в законодательство, – отмечает Елена Клочко. – Например, сейчас на выходе «Закон о реабилитации и абилитации». В нем нам очень важно обозначить, где заканчивается реабилитация и начинается просто жизнь. Потому что сопровождаемое проживание, по мнению общественников, «реабилитацией» быть не может, а учебно-тренировочная квартира – может, ведь проживание в ней – это временный, подготовительный период. 

 В ближайшее время законодателям нужно, как минимум, увязать комплекс законов о реабилитации с законами о социальном обслуживании. Необходимо определить, что такое «сопровождение», «сопровождаемое проживание», «сопровождаемая трудовая деятельность» и чем она отличается от «трудовой занятости», а также «социальная дневная занятость»».

 «Сложности начинаются с того, что у нас в законодательном поле нет понятия «ментальный инвалид». А понятие «инвалид вследствие психических расстройств» описывает группу, которая нуждается в сопровождении, неполно», – говорит руководитель секции Попечительского совета.

Она отмечает, что нет в законах и термина «жизнеустройство», хотя он присутствует в «Концепции развития системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов и детей-инвалидов». Это – не только сопровождение в процессе проживания, но и сопровождение в процессе труда или социальной занятости. То есть, в устройстве жизни человека вне стационарных организаций должны присутствовать самые разные элементы – общение, занятость, спорт, досуг; «сопровождаемое проживание» – это только его часть.

 Ассистивные и вспомогательные услуги, по словам Елены Клочко – это «не физическое сопровождение вроде перевода через дорогу или помощи в передвижении на коляске, а постоянная или регулярная помощь в бытовых вопросах, или любая другая, в которой человек нуждается. Пока не определено, как они будут определяться и тарифицироваться, как определять, в каком объёме подобных услуг человек нуждается».

Необходимость этих изменений в Министерстве понимают. Другое дело, что, по словам эксперта, в рамках тех пилотных проектов, которые сейчас ведутся в Нижнем Новгороде и Воронеже, больше занимаются вопросами выхода из интернатов. Но сопровождение, сопровождаемое проживание нужны и тем, кто выходит из интерната, и тем, кто воспитывается в семьях, чтобы в интернат не попасть.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться