12 ноября суд в Ростове-на-Дону приговорил к четырем годам колонии строгого режима врача-нарколога и психиатра, православного активиста и эксперта по реабилитации наркозависимых Николая Каклюгина. Отец осужденного, Владимир Борисович Каклюгин рассказал порталу Милосердие.ru о том, как выносился приговор, и какие действия намерена теперь предпринять защита.

Гособвинение предлагало признать подсудимого виновным в приготовлении к сбыту наркотиков и приговорить к 10 годам тюрьмы. Сам врач и его многочисленные сторонники утверждают, что он стал жертвой провокации, подстроенной по заказу. Николай Каклюгин был задержан 19 октября 2018 г. в Ростове-на Дону. Перед этим он был приглашен на встречу в кафе для малозначительного разговора, причем его куртка на некоторое время оставалась без присмотра. При задержании из кармана куртки полицейские извлекли пакеты с расфасованными наркотиками шести разных видов в количестве, достаточном для осуждения на срок до 20 лет. Возможной причиной случившегося коллеги и защита Николая Каклюгина называют его общественную деятельность, в том числе – активное противодействие внедрению в сферу борьбы с наркоманией сект, организующих псевдореабилитационные центры.

По его словам, с начала заседания возле суда, как и на всех последних заседаниях, стояла скорая помощь, из-за того, что у Николая сейчас обострение болезни, выходят камни из почек. Врачи ему сделали уколы, после чего судья заявил, что лишит подсудимого последнего слова, если тот не сможет произнести его на заседании.

«Николай говорил около полутора часов, — рассказал его отец. — Комната для заседаний устроена так, что он стоял прямо перед прокурором, и фактически обращал свою речь к нему. Это было уже четвертое выступление Николая в суде, поэтому он вкратце упомянул факты наиболее вопиющих нарушений — во время задержания, следствия и суда, особо подчеркивая, что прокуратура всего этого «не увидела».

После этого судья взял два часа на раздумья, а когда они истекли — вернулся и зачитал приговор. Текст его еще не выдан на руки защите, но по памяти можно сказать, что там повторяются утверждения следователей. За одним исключением: судья убрал оттуда сбыт — не усмотрел убедительных доводов следствия и гособвинителя, что сбыт действительно имел место.

Упоминались, например, показания четырех свидетелей, заявивших, что у Николая из кармана извлекли эти наркотики. Но не говорилось о том, что эти свидетели — двое оперативников, которые, как мы предполагаем, их и подбросили, и двое понятых, один из которых оказался знакомым оперативника — материалы об этом есть в деле. Вообще, как уже говорилось, долгое время заняло простое перечисление допущенных нарушений».

Оснований для апелляции — более, чем достаточно, отмечает Владимир Каклюгин. По его словам, их «хватило бы на несколько дел — в деле присутствует большой объем противоречий, натяжек, фальсификаций». Поэтому вскоре последует обращение в апелляционный суд в Ростове-на-Дону, затем, если успех не будет достигнут — в кассационный, и далее, вплоть до ЕСПЧ.

«Сложное, смешанное чувство, — рассказал отец осужденного, — с одной стороны как будто бы, мы чего-то достигли, четыре года — это не десять лет, которые просил гособвинитель. А с другой — человек невиновен, он болен — почему он должен сидеть в тюрьме? В тюрьме нет надлежащих условий для его лечения.

И я сразу после приговора сказал Николаю: это не финиш — это просто окончание первого этапа. Второй этап начнется буквально через неделю — апелляция, кассация, и так далее.

Каждый год, который Николай проведет в заключении — это ущерб для его здоровья. И это ущерб для тех людей, которые могли бы в это время получать его помощь, он говорил об этом на суде.

Мы совершенно уверены в своей правоте. У нас достаточно материалов и фактов,  чтобы опровергнуть утверждения о виновности Николая. Начиная с того, что он не является наркозависимым — а если приготовления к сбыту не было, зачем человеку без зависимости таскать с собой огромное количество наркотиков?!

Таких моментов очень много. Мы еще не осмыслили все дело. Мы будем этим заниматься — и вопросов возникнет на порядок больше, чем сейчас. Мы не сомневаемся в том, что добьемся своего — лишь бы здоровье Николая не подвело.

Было поднято общественное мнение. Пусть не в таком масштабе, как у Голунова — но оно было. Вступились граждане, политики. Я очень благодарен Николаю Сергеевичу Валуеву — он боксер, борец, он привык бороться и противостоять противнику, и от своего мнения не отступится. Я уверен, что он пойдет до конца, публично поддерживая Николая.

Думаю, это сыграло свою роль. Как и квалификация адвокатов, сумевших продемонстрировать множество нарушений. И общественное мнение, конечно же, дало свой эффект. Петицию за освобождение Николая подписывает все больше людей, их число растет нелинейно. Люди все понимают, оценивают работу правоохранительных органов в Ростове-на-Дону, атмосфера в обществе накаляется — это тоже должно вызвать у власть предержащих ответную реакцию».

«Думаю, что дело Николая поможет добиться не только его освобождения, но и каких-то изменений в законодательстве, — подчеркнул Владимир Каклюгин. — Сейчас самое простое — взять маленький пакетик и сунуть кому-то в карман. Подброшенные наркотики — самый простой способ расправы с неугодными. Такую возможность надо пресечь».

Николай Каклюгин приговорен к четырем годам заключения — приговор обжалуют

Сторонники Николая Каклюгина рассказали, кого считают причастными к его аресту

Валуев выступил в защиту Николая Каклюгина

Начат сбор подписей под обращением в защиту Николая Каклюгина

О фальсификации дела Николая Каклюгина заявила бывшая сотрудница полиции