Подростковые самоубийства лишь в 1% случаев связаны с так называемыми группами смерти, заявил заместитель начальника Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД РФ Вадим Гайдов.

«Самоубийства среди несовершеннолетних остаются острой проблемой. Тревожные сводки не сходят с первых полос, но появилась эта проблема не вчера. Если в 2015 году число совершивших самоубийство подростков составляло 685, то в 2016 году – 720», — сказал он на заседании форума «Наши дети» в Санкт-Петербурге.

«Основные причины самоубийств — неразделенная любовь или конфликты в семье, 1% самоубийств связан с влиянием закрытых групп на сайтах», — уточнил Гайдов.

По его словам, в прошлом году ведомство выявило около пяти тысяч страниц на суицидальную тематику. Все они были заблокированы Роскомнадзором.

Представитель МВД сделал свое заявление на основе поспешных выводов, считает генеральный директор Центра «Спасение детей от киберпреступлений» Сергей Пестов. Проследить привязку самоубийства к конкретной странице и тому деструктиву, который от нее исходит, достаточно сложно, для этого необходимо полное исследование ситуации, отметил он. «Мы ежедневно вытаскиваем из этих групп большое количество детей», — продолжил Пестов. По его мнению, данные, приведенные представителем МВД, — это «отражение того, что на местах есть одна статистика, а наверх передается другая, чтобы не портить картину по региону».

Региональные СМИ, как правило, рассказывают о предотвращенных случаях суицида подростков, состоявших в «группах смерти». Такие новости публиковались, в частности, в Пензенской области, Воронеже, Хакассии, Оренбурге. Часто можно встретить информацию и о том, что полиция выявила подростков, входивших в «группу смерти», но еще не успевших причинить себе вред. О таких случаях писали, например, на Ямале и в Иркутске.

Правоохранительные органы обычно с большой осторожностью связывают самоубийства с воздействием закрытых сообществ в интернете. Информация о том, что именно общение в соцсети привело к конкретной трагедии, встречается редко. Например, сотрудники УМВД Псковской области пришли к выводу, что суицид двух подростков в Красных Стругах в ноябре прошлого года был напрямую связан с «группами смерти». В отличие от полиции, пользователи социальных сетей, наоборот, охотно обсуждают, состоял тот или иной подросток в опасном сообществе, или нет.

Ранее уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова заявила, что в 2016 году количество самоубийств несовершеннолетних увеличилось на 57% по сравнению с предыдущим годом. Она объяснила эту динамику распространением «групп смерти» в соцсетях. Некоторые блогеры подвергли сомнению данные, приведенные Кузнецовой, однако их критика основывалась на сведениях об общей численности суицидов – как взрослых, так и детских – за прошлый год.

Информация о существовании «групп смерти» в соцсетях и об онлайн-игре, ведущей к подростковому суициду, распространилась в мае 2016 года, когда было опубликовано расследование «Новой газеты». Тогда около 130 погибших детей были причислены журналистами к жертвам онлайн-игры, символом которой стал «синий кит». Игра похожа на квест, в котором нужно методично выполнять разные задания: резать себе вены, делать себе больно, взбираться на крышу и стоять на краю и так далее. Последнее задание – самоубийство.
После выхода материала о «группах смерти» в «Новой газете» Следственный комитет РФ начал свое расследование. В результате был задержан Филипп Будейкин, администратор одной такой группы, общавшийся в социальных сетях под псевдонимами Филипп Лис, Филипп Море и так далее. Ему было предъявлено обвинение в доведении до самоубийства 15 подростков.

«Синие киты» снова приплыли: в «группах смерти» новый всплеск активности