Родители, потерявшие своих детей, объединились и борются за подростков, которых неизвестные в соцсетях заманивают в игры со смертью

У Сергея Пестова из Рязани в январе 2016 года трагически погибла 16-летняя дочь Диана. Она состояла в одной из сетевых «групп смерти».

После смерти Дианы ее отец и другие родители, чьи дети так или иначе пострадали от психологических манипуляций в социальных сетях, создали общественную организацию «Спасение детей от киберпреступлений».

– Мы проанализировали все данные, которые у нас были, и решили, что надо начинать самим противодействовать виртуальной опасности, – рассказывает Сергей.

История про «синего кита» и «группы смерти» в социальной сети «Вконтакте» стала широко известна в мае 2016 года, когда было опубликовано расследование «Новой газеты». Тогда около 130 детей, погибших в результате самоубийства, были причислены журналистами к жертвам онлайн-игры, символом которой стало красивое и величественное млекопитающее.

Подробности игры описываются в СМИ. Она похожа на квест, в котором нужно методично выполнять разные задания: резать себе вены, делать себе больно, взбираться на крышу и стоять на краю и так далее. Последнее задание – самоубийство.

13 февраля 2017 года произошел всплеск активности в «группах смерти» и уже несколько сотен детей ждут своей очереди попасть в игру. Но если сейчас это больше похоже на «флешмоб» (подростки сами ждут, пока вербовщик по тэгам выйдет на них), то раньше методы были иные.

Сергей Пестов говорит, что с детьми в интернете вступают в контакт незнакомцы, которые с разговоров о музыке или поэзии уводят тему на непонимание со стороны взрослых и приглашают в специальные закрытые группы. Там детей и может, по его словам, ждать «кит».

180 спасенных детей

Более ста мам и пап при поддержке нескольких сотен волонтеров, обеспокоенных опасностью из интернета, в свободное время ищут странички детей, уже попавших в игру, и связываются с правоохранительными органами.

Те, в свою очередь, проводят проверку и сообщают родителям, что их дети в опасности, если информация верна.

За последние три месяца, по словам Сергея Пестова, в правоохранительные органы им и его коллегами была передана информация о 180 аккаунтах, чьи юные хозяева были вовлечены в игру про «синего кита». Общественники с детьми напрямую не работают.

– Тут уже начинается зона ответственности самих родителей, что делать дальше, обращать или нет внимание на то, что им сообщили, – говорит Сергей. – Конечно, если вам позвонят и скажут такое, то может включиться естественная защитная реакция: «Этого не может быть! Мой ребенок самый лучший, я о нем все знаю!»

Но лучше выяснить все до конца и попросить помощи у правоохранительных органов. У тех служб, которые занимаются киберпреступлениями, есть контакты психологов и психиатров, могущих помочь ребенку в такой ситуации.

Не только во «Вконтакте»

По словам Сергея, вербовщики в опасные группы сейчас есть не только во «Вконтакте». Они стали проявлять себя в «Инстраграме» и в «Твиттере». После того, как ребенок вступает в игру, кураторы переводят детей в мессенджеры: WhatsApp, Viber и другие.

Недавно Сергей Пестов и его коллеги по общественной организации обнаружили игру в магазине мобильных приложений. В комментариях под ней нужно оставить заявку, ее рассмотрят и дадут (или не дадут) ссылку, ведущую прямо на «группы смерти». Информация об этом уже передана в Следственный комитет.

В чем корысть организаторов подобных массовых смертельных игр? Сергей Пестов говорит, что они экономически обоснованы, но каким образом, сказать не может – это область расследований правоохранительных органов.

О правоохранительных органах Сергей отзывается с большим уважением. Говорит, что общественной организации, которую он возглавляет, помогают в Следственном комитете, уголовном розыске, в группах по борьбе с экстремизмом.

– Работу свою они делаю хорошо, в том числе профилактическую. Но в том же «Вконтакте» более 300 млн страниц, а у многих детей по несколько аккаунтов там зарегистрировано. Специалисты работают, но ситуация кардинально может измениться только тогда, когда изменится законодательство, – говорит Пестов.

После выхода материала о «группах смерти» в «Новой» СК РФ начал свое расследование.
В результате был задержан Филипп Будейкин, администратор одной такой группы, общавшийся в социальных сетях под псевдонимами Филипп Лис, Филипп Море и так далее. Ему было предъявлено обвинение в доведении до самоубийства 15 подростков.
Судебно-психиатрическая экспертиза признала Будейкина вменяемым.
Сейчас он находится под арестом.
Кто является главными организаторами массовых самоубийств подростков, пока неясно.

Что не так со статьями закона

В Уголовном кодексе есть статья 110, «Доведение до самоубийства». Но по ней кураторов «групп смерти» к ответственности привлечь трудно – статья подразумевает, что довести до суицида человека можно путем «угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства». А подростку, очарованному «синими китами», сначала просто дают задания, играя на его психологических особенностях, манипулируют.

– Нет и правоприменительной практики по нашим делам у статьи 105 УК, – говорит Сергей. – Это «Умышленное убийство». Я уже могу говорить об убийстве. Ведь дети контролируются от начала до конца, их не выпускают из-под влияния. Они не принимают никаких решений самостоятельно. И если ребенок отказывается что-то делать, то на него психологически воздействуют. Например, шантажируют: «мы о тебе что-то расскажем», «мы навредим твоим близким, если ты не согласишься». Могут применять и физическое воздействие.

По словам Сергея Пестова, подросток сам на себя собирает «компромат», озвучивая своему куратору в «группе смерти» адрес, номер школы, где учится, присылая фотографии с проставленными геотэгами.

Что делать родителям?

– Если у родителей есть какие-то подозрения, что с ребенком что-то происходит, что он в опасности, лучше предпринять все возможные меры, чтобы уберечь его, – говорит Сергей.

Поможет не только «родительский контроль» интернета. Также Сергей Пестов предлагает:

– просмотреть все интернет-браузеры, доступные детям, переходы по ссылкам;

– все доступные страницы ребенка в соцсетях, выяснить, какой там контент (музыка, видео, фото, круг общения);

– взять под контроль сим-карты, которыми пользуется ребенок;

– наладить контакт с родителями тех детей, с кем ребенок общается.

– Не стесняйтесь обращаться к психологам или психиатрам, – говорит Сергей. – Это часто обоснованно и необходимо. Часто родители не хотят обращаться за подобной помощью, опасаясь психиатрического учета и «пятна на всю жизнь». Но, мне кажется, лучше выбрать жизнь, а не смерть ребенка.

Ребенок не перейдет черту, если у него есть доверительные отношения с родителями. Нужно постараться их наладить – без этого ничего не получится.

– Когда дети взрослеют, начинают примерять мир на себя, впадать в юношеский максимализм, противоречить взрослым, становятся чужими, – говорит Сергей. – Переходный возраст – возраст непростой, и этим как раз и пользуются вербовщики. Ребенок, конечно, имеет право на самоопределение. Но родителям очень важно не потерять хотя бы тонкую ниточку, связывающую их с ребенком.

14 февраля СК сообщил, что двумя неделями ранее правоохранителям удалось предотвратить суицид двух девочек 14 и 15 лет. В этом помогла информация, поступившая от общественников из Краснодарского края, ведущих борьбу с «группами смерти».

Что делать, если обычный пользователь соцсетей увидел страничку с подозрительными тэгами и стихами?

Сергей Пестов советует:

  1. Самый простой способ – обратиться в службу поддержки во «Вконтакте». Там обязаны принять сигнал к рассмотрению и заблокировать аккаунт.
  2. То же самое можно сделать через специальную форму обратной связи в Роскомнадзоре, связанную с блокировкой страниц в интернете.
  3. Способ, направленный на то, чтобы ребенку помогли: сделать скриншоты страницы, скопировать ссылку. Позвонить в местное ОВД, сообщить о своей находке. У дежурного нужно спросить фамилию и номер принятого заявления. Сотрудник ОВД должен с вами связаться, забрать информацию и передать в специальные подразделения для дальнейшей работы.