Этические принципы НКО зависят от убеждений руководителя, показало исследование

Создание общего этического кодекса для всего некоммерческого сектора невозможно, но запрос на обсуждение этических коллизий уже сформировался, к такому выводу пришли авторы исследования, проведенного Центром оценки общественных инициатив НИУ ВШЭ по заказу БФ «Социальный навигатор». Результаты работы были представлены 21 октября в Центре «Благосфера».

«Нет репутации – нет денег»

Авторы исследования выяснили, что этические представления, которыми руководствуется каждая НКО в своей деятельности, основаны на моральных установках команды, прежде всего руководителя, и принципе «не навреди».

Кроме того, в некоторых организациях все-таки приняты собственные этические кодексы или инструкции по работе с разными группами заинтересованных лиц. В ситуациях этического выбора организации могут также привлекать внешних специалистов и коллег по сектору.

Но иногда принимать правильные решения им мешает «презумпция собственной экспертности».

Обычно понятие «этичное поведение» логически увязывается с заботой о репутации организации в глазах общества и коллег по сектору. Этические принципы и репутация рассматриваются как конкурентное преимущество и основа для устойчивого фандрайзинга.

«Нет репутации – нет денег, — сказал один из опрошенных экспертов. — Выгодно быть этичным, по крайней мере, в секторе НКО».

Метод исследования – опрос 27 руководителей НКО из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Пензы, Тольятти и Тюмени.
Как пояснила Юлия Скокова, директор Центра оценки общественных инициатив НИУ ВШЭ, это было качественное исследование, а не количественное. То есть оно достаточно точно показало круг этических дилемм, с которыми сталкиваются российские НКО, но его нельзя считать репрезентативным.

При этом этичное поведение одной организации способствует повышению общественного доверия к сектору в целом, и наоборот, одна «паршивая овца» губит результаты многолетней работы коллег.

«Давление на жалость», процент фандрайзерам и другие спорные моменты

«В ситуациях этического выбора чаще всего не бывает правильного и неправильного ответа. У того и другого выбора будут последствия. То, что мы получили, в первую очередь говорит о том, что консенсуса по большинству ситуаций нет. Есть разные подходы и мнения, как в какой ситуации действовать», – отметила Юлия Скокова.

Существует согласие, что неэтично получать пожертвования от криминальных структур; сотрудничать с политическими партиями и участвовать в политических мероприятиях; подвергать риску сотрудников или волонтеров; заниматься плагиатом.

Но есть ситуации, по которым мнения представителей сектора расходятся: получение пожертвований от доноров, чья деятельность противоречит ценностям и миссии организации (например, добывающие компании, отрицательно влияющие на экологию, или табачные компании, чья продукция наносит вред здоровью); «давление на жалость», преувеличение значимости проблемы для привлечения средств; нарушение конфиденциальности благополучателей; выплата высокой зарплаты руководителю НКО; помощь родственникам и друзьям сотрудников; публичная критика действий коллег по сектору.

Читайте также: Жертвователь не овца, нуждающийся в помощи не Золушка: этические принципы НКО

Не до конца осмыслены вопросы, когда этично отказывать просителям, или до какой степени позволительно раскрывать информацию о подопечных в процессе сбора средств. Так, привлечение внимания СМИ к ситуации, с одной стороны, помогает решить проблему в целом, с другой, несет психологические риски для конкретных людей, обратившихся за помощью.

«Вот, вы заболели раком, чтобы вы выжили, вам нужно вытащить наизнанку всю свою жизнь, чем несчастнее фон, тем больше шансов, что вы выживите. Получается, что цена вашей жизни — это возможность публичного копания в вашем грязном белье, и ваше белье должно быть достаточно вызывающим жалость», — такой логики придерживаются в ряде НКО.

Нет единой позиции по поводу того, можно ли платить фадрайзерам процент от суммы привлеченного пожертвования.

Не так прост и вопрос об открытости НКО. С одной стороны, прозрачность сведений об административных тратах, фонде заработной платы, расходах по адресным сборам повышает доверие доноров. С другой стороны, общедоступность информации о зарплатах команды фонда неэтична по отношению к сотрудникам.

Конфликты интересов возникают не только при определении круга благополучателей (куда могут просочиться родственники и знакомые сотрудников), но и при выдаче грантов, в деловых взаимоотношениях с компаниями или людьми, входящими в органы управления НКО и т.д.

Зачастую НКО предъявляют повышенные требования к сотрудникам и не соблюдают договоренности, мотивируя это тем, что организация делает «благое дело». Не всегда этичным бывает и отношение к волонтерам: их порой воспринимают как бесплатную рабочую силу, недостаточно инструктируют, из-за чего люди оказываются в ситуациях риска.

Критика коллег тоже воспринимается как этическая дилемма: с одной стороны, это инструмент саморегуляции, с другой, публичное обсуждение недобросовестных действий НКО подрывает доверие к сектору в обществе.

По поводу заимствования идей тоже нет единого мнения. С одной стороны, нереализованная идея рассматривается как общее достояние. С другой стороны, копирование работающей технологии наносит финансовый и имиджевый ущерб другой НКО.

Согласно выводам авторов исследования, российские НКО работают в атмосфере неравенства (есть элита), токсичности и скандалов, и не используют термин «этика» в повседневной работе. Но интерес к вопросам этики растет по мере роста профессионализации некоммерческого сектора.

«Если регламента нет, вы уязвимы»

Зачем вообще некоммерческому сектору обсуждать вопросы этики? «Для того, чтобы жизнь была предсказуемой, — говорит Вячеслав Бахмин, председатель экспертного совета Фонда Политехнического музея, эксперт Комитета гражданских инициатив. — Потому что, если этики нет, ты не знаешь, чего ждать от собеседника, партнера».

По его мнению, для некоммерческого сектора, в отличие от бизнеса, естественно опираться на этические принципы. В бизнесе, где главное – прибыль, этика нужна для сдерживания взаимной агрессии. А НКО и так стремятся к взаимопомощи и добру.

Принимать общий этический кодекс было бы странно, так как некоммерческий сектор очень разнообразен, считает Вячеслав Бахмин. Он советует организациям постепенно формировать регламенты, касающиеся этических вопросов.

Каждый сложный с этической точки зрения случай, с которым НКО сталкивается на практике, нужно обсуждать, принимать решение и записывать его в регламент. Для чего? Для того, чтобы в следующий раз, оказавшись в аналогичной ситуации, заглянуть в документ и поступить так, как в нем записано.

«Если регламента нет, вы уязвимы, — сказал эксперт. – Допустим, вам звонят и просят помочь кому-то вне очереди. Давление может быть огромным. Но вы можете ответить: извините, у нас есть регламент».

«Мы хотим сделать сборник лучших практик в области этики, — рассказала Татьяна Задирако, исполнительный директор БФ «Социальный навигатор». — Для того, чтобы организации, у которых не прописаны регламенты, но они встречаются с этическими вопросами, могли посмотреть, какие есть подходы».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.