Жертвователь не овца, нуждающийся в помощи не Золушка: этические принципы НКО

Важные для них этические принципы благотворительности назвали руководители и сотрудники НКО

Фото: S. Hermann & F. Richter/Pixabay

«Больше больной благотворит нам, нежели мы благотворим больному»

«В первую очередь, нужно признавать и уважать право благополучателя принимать решения о своей судьбе самостоятельно, — считает Юлия Данилова, главный редактор cайта «Милосердие.ru». — Допустим, человек потерял жилье в городе из-за мошеннической сделки. Не надо убеждать его переехать в пустующий деревенский дом. Он не обязан никуда ехать по нашему приказу, если хочет жить там, где родился. Не обязан жениться, разводиться или менять профессию только потому, что мы считаем это правильным».

«Другой важный принцип – защищать обратившихся к тебе за помощью перед внешним миром и в публичном поле, – продолжила она. – Чтобы получить поддержку, они раскрываются, рассказывают драматические подробности своей семейной жизни. Мы не должны сообщать об их ошибках окружающим, информацию нужно публиковать скупо и осторожно. Конечно, если человек нуждается в помощи именно потому, что стал, например, наркозависимым, то об этом следует упомянуть. В других случаях – нет». Практический пример: если в соцсетях под просьбой о помощи появляются оскорбительные комментарии, организация должна защищать своего благополучателя и в этом пространстве тоже.

За помощью часто обращаются одинокие матери больных детей, которые могут принимать неправильные медицинские решения. «Мы не имеем права жаловаться на них в опеку, – сказала Юлия Данилова. – Они обращаются к нам не за тем, чтобы мы нанесли им дополнительные раны».

Возомнить себя вершителем судеб и благодетелем – искушение, с которым надо бороться, считает она: «Многие христиане, которые работают в благотворительности, знают тезис Аввы Дорофея: «Больше больной благотворит нам, нежели мы благотворим больному». Христианин понимает, что помогать полезно, это путь в Царство Небесное, Господь заповедовал нам это делать. И нечего тут превозноситься».

Проситель по определению более уязвим, чем сотрудник НКО. Поэтому следующий принцип – «будь терпелив и сдержан, тренируй навыки корректной, доброжелательной коммуникации».

Неэтично также эксплуатировать идейную сторону благотворительности в отношениях с подчиненными. Неправильно говорить: «Я вам сейчас меньше заплачу, но мы делаем святое дело».

«Не обесценивай работу коллег!»

Юлия Данилова, главный редактор интернет-портала «Милосердие.ru». Фото: Анна Гальперина

Принципы взаимоотношений с коллегами и жертвователями Юлия Данилова сформулировала для себя в виде списка правил.

По отношению к коллегам: не строй свое продвижение на обесценивании работы коллег по сектору; не сманивай чужих жертвователей; делись опытом, если попросили, не жадничай.

По отношению к жертвователям: не забывай благодарить. Не думай, что жертвователь обязан тебе помогать. Признавай за жертвователем свободу отказать в помощи, уважай причины таких отказов. Не эксплуатируй чувство вины. Не осуждай жертвователя, решившего отозвать свое пожертвование. Не обещай несбыточного, будь правдив и осознанно точен в коммуникации. Прозрачность в отчетах —  обязанность, а не бонус.

Обесценивать работу коллег – это, например, называть свою организацию «первой» или «единственной» в какой-то сфере. Нельзя строить репутацию, «оттаптываясь» на ошибках других. Лучше рассказывать про то, как ты хорошо помогаешь, а не про то, как неправильно помогают другие, считает Юлия Данилова.

Еще один пример неэтичного отношения к коллегам – заимствование элементов бренда другой организации без спроса. «Начинающие НКО иногда по незнанию и от избытка энтузиазма начинают использовать чужие логотипы, названия, стилистику, даже фотографии добровольцев. Еще и обижаются, когда говоришь: «Наш дизайнер нарисовал это изображение не для вашего сайта». Хочешь позаимствовать, хотя бы спроси: можно взять, или нельзя», — говорит Юлия Данилова.

«Видеть в людях добро»

Татьяна Константинова, президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение». Фото с сайта so-edinenie.org

Для Татьяны Константиновой, президента Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение», ключевые этические принципы – честность и надежность. «Если человек ко мне пришел с разговором тет-а-тет и сказал: «Только никому», – это действительно означает, что на мне цепочка оборвалась», — сказала она. Другой важный момент – открытость, то есть открытое обсуждение всех неудобных вопросов и проблем, возникающих в работе.

«Еще очень важно видеть в людях добро, — подчеркнула Татьяна Константинова. – Строить отношения нужно на этой основе. Даже если случилась непонятная ситуация, не следует думать, что человек хотел поступить подло. Возможно, у него были для этого веские причины, и лучше попытаться разобраться». Крайне неэтичным Татьяна Константинова считает злословие о коллегах.

«Жертвователь – не овца»

Владимир Берхин, президент БФ «Предание». Фото: facebook.com

БФ «Предание» в отношениях с благополучателями руководствуется такими принципами: целеполагание, партнерство, прозрачность и конфиденциальность. «Во-первых, работа с благополучателем конкретна, имеет заранее известную цель, сроки, формы и условия, – пояснил президент фонда Владимир Берхин. – Во-вторых, благополучатель – не пассивный объект для причинения добра, а партнер, вместе с ним совершается работа по достижению цели. В-третьих, все наши действия, а особенно в области финансовой, которые касаются благополучателя, для него прозрачны. В-четвертых, вся информация, полученная от благополучателя, пока не дано разрешение, не подлежит передаче кому-либо или же обнародованию».

Аналогичные принципы применяются и в отношениях с жертвователями: партнерство, открытость и свобода. «Жертвователь – не овца, которая обязана давать шерсть и молчать. Жертвователь имеет право задавать вопросы и выдвигать условия, а мы обязаны отвечать, в том числе публично. Жертвователь имеет право на отзыв пожертвования, и имеет право распоряжаться своими деньгами так, как кажется нужным ему. Мы же, со своей стороны, имеем право стоить нашу работу так, как кажется нужным нам», — сказал Владимир Берхин. Пожертвование – своего рода сделка.

«В работе фонда, совершаемой на средства жертвователей, не может быть тайн от жертвователей, в первую очередь в области финансовой», уверен эксперт.

«Мы стараемся по мере сил не использовать манипулятивные (с включением страха, вины и стыда) способы мотивации жертвователей, обращаясь к иным мотиваторам — сочувствию, милосердию, радости совместного дела», — добавил он.

«Мы не ждем, что клиент окажется Золушкой»

Олеся Деснянская, координатор программы «Профилактика социального сиротства» БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Фото: Анна Данилова/pravmir.ru

Этические принципы должны быть едиными по отношению к клиентам, коллегам и жертвователям, считает Олеся Деснянская, координатор программы «Профилактика социального сиротства» БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам». По ее словам, они совпадают с основными правилами социальной работы.

«Первое – это уважение к чужим взглядам, ценностям и жизненному опыту, что, однако, не отменяет нашей собственной профессиональной и личностной позиции. Все люди разные, и мы стараемся учитывать это в своей работе, – сказала она. – Стараемся договариваться, слышать друг друга, а если не получается найти точки соприкосновения с семьей и выстроить работу, то делаем это прозрачным и прекращаем сотрудничество. Например, наши клиенты, которым очень тяжело (допустим, одинокие мамы детей с особенностями), порой используют насильственные методы воспитания детей. Мы однозначно не поддерживаем насилие в семье, объясняем клиентам свою позицию и предлагаем им помощь психологов. А если совершается что-то опасное для жизни ребенка, мы принимаем дополнительные меры, ставим в известность государственные службы.

Второе – добровольность сотрудничества, вовлечение клиента в планирование его жизни, внимание к тому, чего он хочет на самом деле. К нам часто обращаются органы опеки с просьбой помочь той или иной семье. Но мы начинаем сотрудничество только в том случае, если клиент не против и готов стать «соавтором» помощи, работать в команде с сотрудниками фонда.

Третье – учет сильных сторон клиента. Однажды мы приехали в семью из Тульской области, которой угрожало изъятие детей. Большая квартира без отопления, провода торчат, ванная в пятнах, ржавчина, грязь. Но посреди всего этого стоял красивый аквариум с рыбками. Я сказала: «Какой у вас красивый аквариум, как вы хорошо заботитесь о рыбках!» И у нас сразу же установился контакт – они стали рассказывать, как дети любят этих рыбок, и стало понятно, что это символ их надежды на возвращение детей домой.

Четвертое – работа в команде. Все вопросы мы решаем вместе с сотрудниками, даже семьи в программу принимаем простым голосованием.

Пятое – вежливое, уважительное отношение и к клиентам, и к сотрудникам. Оскорбительные высказывания и повышение голоса не допускается. В случае конфликтов мы даже приглашаем профессиональных медиаторов.

Шестое – мы не имеем избыточных ожиданий по отношению к клиентам. Мы не ждем, что они окажутся прекрасными Золушками и будут нас благодарить. Это люди в тяжелой жизненной ситуации, которые могут оценивать нашу помощь иначе, чем мы.

Седьмое – право клиента на отказ от помощи. Восьмое – мы не оставляем ребенка в опасности.

Девятое – сохранение конфиденциальности. Мы не публикуем фамилии клиентов и называем только их имена. Они могут отказываться от размещения на сайте своих фотографий. Десятое – принцип прозрачности. Жертвователь может видеть все свои пожертвования на нашем сайте: сколько денег перечислено, и на что конкретно».

Моральная дилемма «Золгенсмы»

Помимо очевидных для каждой организации ценностей бывают и спорные моменты, которые еще требуют осмысления.

«Мне кажется очень сложной моральной дилеммой принятие решения, открывать сбор на такое дорогостоящее лекарств, как «Золгенсма», или нет, — призналась Олеся Деснянская. – Ведь у фондов нет ресурсов помочь всем детям с тяжелыми заболеваниями, и очень сложно выбирать, кому помогать, а кому нет. Можно собрать миллионы на лекарство для одного ребенка, которое спасет ему жизнь, а можно за эти же миллионы помочь еще сотням других нуждающихся. Какие ресурсы мы готовы вложить, чтобы спасти жизнь отдельному человеку, и насколько мы готовы при этом ущемить всех остальных?»

Для Юлии Даниловой подобная ситуация этической дилеммой не является. «Перед тобой один человек, который просит о помощи. Кто пришел – тот пришел. Нет конкуренции между одним ребенком, которому нужна Золгенсма, и сотней детей, которым нужно что-то другое. Эта сотня пока еще не пришла к тебе. Когда придут, тогда и будем разбираться. Поставим в очередь. Люди понимают, когда им говоришь: у нас уже есть один ребенок, который нуждается в такой же большой сумме, мы пока не сможем второго такого же взять, потому что не справимся».

«Сложный вопрос – может ли сотрудник благотворительной НКО получать деньги у этой организации, — отметила главный редактор «Милосердия.ru». – Для меня ясно, что руководитель не должен сам себе организовывать помощь. Но как быть с сотрудниками, я пока для себя не решила. Ведь может так оказаться, что больше им просто некуда будет обратиться за помощью».

«В больнице я лежала вместе с девушкой, которая разошлась с мужем и оказалась в сложной ситуации, одна с ребенком с инвалидностью, — рассказала Олеся Деснянская. – Я привела ее к нам в программу, потому что она подходила по критериям. А потом у нее ситуация изменилась, она восстановила отношения с мужем, но у нее грянул рецидив. Я за нее очень переживала и попросила повторно принять ее в программу. Но мне моя команда сказала, что она не подходит под критерии, так как риска изъятия ребенка из семьи уже нет. Мне было больно и сложно это принять, но я понимала, что решение было правильным. Непрофессионально руководствоваться личными симпатиями или антипатиями: этот клиент хороший, давайте, поможем ему, а этот противный, не будем ему помогать».

«Бесчеловечные тезисы» как черная метка

Митя Алешковский, руководитель фонда «Нужна помощь». Фото: Анна Шмитко, facebook.com/mitya.aleshkovskiy

«Главный этический принцип, прописанный в документах нашего фонда: человеческая жизнь и человеческое достоинство – это высшая ценность, – сказал Митя Алешковский, директор БФ «Нужна помощь». – Мы не работаем с теми, кто не соглашается с этим принципом.

«Второй принцип – не навреди, – продолжил он. – Всегда лучше давать не рыбу, а удочку. Не поощрять иждивенчество. То есть нужно правильно выстраивать свою работу, чтобы помогать людям выкарабкаться из ситуации, в которую они попали, а не просто давать еду. В некоторых случаях бывает лучше отказать в помощи – когда ты понимаешь, что если не поддержишь этого человека, организацию или проект, то они изменятся и станут лучше. Или, знаете, бывает, что собирают деньги на лечение за границей, которое можно бесплатно и не хуже по качеству получить в России. Случается, что сбор не успевают завершить вовремя, и это вредит пациенту.

Третий принцип – критическое мышление. Есть классическая история про дельфинотерапию, которая «родителям нравится». Мало того, что это негуманное отношение к животным, это еще и неработающая технология».

Совет старейшин

Фото: No-longer-here/Pixabay

Возможно ли разработать общий этический кодекс для некоммерческого сектора?

Абсолютно невозможно, считает Митя Алешковский. «Во-первых, у каждого свои принципы. Во-вторых, пускай цветут все цветы. Мне хочется верить, что этические кодексы не нужны, и, если каждый будет работать над собой и уважать людей вокруг себя и самого себя, все будет хорошо», — сказал он.

«Универсальный, минимальный этический кодекс должен быть обязательно, – сказала Татьяна Константинова. – Удобнее работать, когда правила игры определены. Жаль, что в некоммерческом секторе нет на сегодняшний момент, условно говоря, «совета старейшин», такого органа, куда можно было бы приходить и разбирать профессионально возникающие этические коллизии».

«В общий кодекс я, скорее, не верю», — признался Владимир Берхин. «Этика помощи детям-сиротам или взрослым людям с ментальными нарушениями, этика защиты лесов от пожаров, этика в борьбе со злоупотреблениями государственной власти и этика помощи в получении образования бедным слоям населения могут различаться весьма значительно», — отметил он.

В обсуждении этических вопросов самое полезное и интересное – выявлять спорные моменты и давать себе и другим возможность определиться, какие ценности важны именно для тебя, считает Юлия Данилова.

 

Ольга Германенко: «С минимальным перевесом добро победило»

 

 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.