«Что будет с доступностью помощи?»: фонд «Адвита» прокомментировал новый Порядок лечения онкобольных

Несколько дней назад Минюст утвердил Порядок оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях, приказ о котором Михаил Мурашко подписал 19 февраля 2021 года. Профильные благотворительные фонды, которые оказывают помощь больным с такими диагнозами, обсуждают особенности этого документа. 
Елена Грачева, член правления фонда AdVita, указала на слабые места данного документа.

«Как в любом документе, в новом Порядке явны следы борьбы человеколюбивых намерений с интересами и аппетитами различных групп интересантов. Какие у него были цели и задачи? Сократить сроки постановки диагноза и получения медицинской помощи, улучшить ее качество и приблизить лечение к дому пациента. Что вышло на самом деле? Какие-то статьи работают для этого, а какие-то работают против», — говорит эксперт. 


Она указывает на безусловно положительный момент: так, сроки ожидания оказания специализированной (за исключением высокотехнологичной) медицинской помощи сильно сократились. В случае подозрения на онкологическое заболевание, консультацию специалиста человек должен получить не позже, чем через 3 дня, все диагностические исследования – за неделю, а специализированную помощь получить не позже чем через неделю с момента гистологической верификации опухоли.

Однако, говорит Грачева, сейчас это вряд ли выполнимо, поскольку большинство российских медицинских учреждений просто не обладают такими возможностями. Возможно, они появятся позже, поскольку официально Порядок вступает в силу только с 1 января 2022 года, и за это время государство должно построить недостающую материальную базу. Например, покрыть страну Центрами амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). 

«История с ЦАОПами длится лет с десять, наверное, и поначалу предполагалось, что они нужны, чтобы капать химиотерапию рядом с домом. Поэтому ЦАОП должен быть один на 50 000 населения, а следовательно, в одном только Петербурге их должно быть сто штук – совсем немногим меньше, чем поликлиник! Но в новом Порядке ЦАОПы нагружены таким объемом работы, что совершенно непонятно, откуда что возьмется», — комментирует Грачева. 

По ее словам, исходя из нового Порядка, в ЦАОПе должны быть отделение функциональной диагностики, рентген, УЗИ, эндоскопия, клинико-диагностическая лаборатория, узкие специалисты по 15 специальностям – от дерматовенерологии до паллиативной медицины. 
Кроме того, ЦАОПы должны организовать диагностику, лечение, методическую помощь другим специалистам и пациентам, сбор статистики, диспансерное наблюдение (от контроля токсических реакций до оценки эффективности и переносимости лечения), а также анализировать диагностические и лечебные ошибки, причины отказов пациентов – в общем, два с лишним десятка функций. Эксперту представляется сомнительным, что реализовать этот подход в сжатые сроки удастся в стране, где сегодня не могут вовремя попасть в районному онкологу часто просто из-за отсутствия этого специалиста. 

Больше всего споров в новом Порядке возникло вокруг идеи жесткой маршрутизации пациента, выбранной региональными властями, и отсечения от оказания помощи небольших и средних (по количеству онкологических коек) больниц. На практике это означает, что органы государственной власти региона принимают схему территориального закрепления пациента за определенными клиниками. «Да, есть оговорки: доктор должен информировать пациента, что есть другие больницы. Но может ли он направить туда человека по ОМС, напрямую не сказано», — уточняет эксперт, и добавляет, что скорее всего, такой вариант будет невозможен. Без направления специалиста, самостоятельно, пациент может обратиться только в федеральные клиники, если у него сложный случай (что тоже еще нужно доказать). С базовым и в региональные – никак.

В документе также прописаны жесткие ограничения по количеству коек, которые вызвали самую бурную дискуссию специалистов. Например, согласно новому Порядку отделение противоопухолевой терапии должно иметь от 20 до 50 коек, радиотерапии – не менее 5 коек на 1 установку, при этом отделение может быть организовано только в больнице с коечной мощностью не менее 50 коек онкологического профиля. Хирургическое отделение должно быть от 25 до 50 коек и может быть организовано в медицинской организации с коечной мощностью не менее 70 коек онкологического профиля.

«Сколько ныне действующих медицинских центров соответствует этому требованию? Мы не знаем. Поразительно, но нет никакой аналитики: что будет с доступностью помощи, если эти требования применить к тем больницам, которые уже лечат онкологических больных?» — говорит Елена Грачева. Она добавляет, что количество коек не может быть гарантией качества, и в целом для определения места лечения необходимо использовать гибкий подход. Эксперт сомневается, что онкологические пациенты будут в выигрыше от введения нового Порядка после 1 января 2022 года.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.