У Ольги Алейник из Москвы психиатрическое заболевание. Чтобы не сдавать дочку в интернат, родителям нужно снимать для нее квартиру.

Оля большая. И маленькая одновременно. Ей 20 лет. Но оставить ее одну нельзя. Она может уйти и потеряться.

У Оли ментальные нарушения. «Когда я пойду работать?» — Громко заявляет она. Но работать Оля никогда не пойдет. Когда-то еще внутриутробно ее мозг сильно пострадал. Последствия необратимы. Нейронные связи не формируются. Буквы не складываются в слоги. Представления о времени и пространстве у Оли нет. Самое сложное для Оли — контролировать свои эмоции.

Самая маленькая по развитию, Оля самая старшая по возрасту среди детей. У нее три младшие сестры и брат. Любое резкое движение или крик младших может вывести Олю из равновесия. Она срывается в агрессию, драку. Из Оли сыплются ругательства. «Не обращайте внимания! Это так действует ее болезнь», — уговаривает мама. Но не обращать внимание довольно сложно.

Оля — крупная девушка с громогласным голосом. Суета и
нервозность, как вирус, распространяется на всех. Когда период агрессии и гнева заканчивается, наступает период раскаяния. Оля долго и настойчиво просит у всех прощения.

Оля с сиделкой Надеждой Алексеевной

Младшая, Лиза, когда ей было семь лет, так тяжело переживала эти эмоциональные «качели», что почти не могла учиться. Первый класс она закончила с трудом. Став постарше, Лиза написала письмо президенту с просьбой выделить для Оли отдельную небольшую квартиру. Но три проверяющих, которые позвонили после этого письма, «не нашли просьбу обоснованной».

Но вы, добрые наши читатели, своим чутким сердцем увидели в этом призыве о помощи и боль матери, и усталость отца, и растерянность младших. Полтора года с вашей помощью семья Алейник оплачивала Оле однокомнатную квартиру в своем подъезде. Появление этой квартиры стало для семьи глотком свежего воздуха, прорывом из плена отчаяния. Оля днем находится в своей квартире, вместе с сиделкой.

В выходные к ней приходят папа или мама. У нее сохраняется ощущение личного пространства, от этого ее душевное состояние становится гораздо более стабильным. Достаточно сказать, что за это время Олю ни разу не приходилось класть в больницу. Ни осеннее, ни весеннее обострения не мучили ее.

Сестры приходят к Оле в гости или на дежурство. Они по-прежнему вместе. Семья не разделилась, не оставила больного человека на государственном попечении. А с другой стороны, ничто больше не провоцирует Олину болезненную агрессию. Ей спокойно. Родителям спокойно. Детям спокойно.

Оля с сиделкой

Но у этого спокойствия есть своя цена. Цена аренды квартиры. И если вы не поддержите семью Алейник, как поддерживали раньше, им придется отказаться от этого идеального варианта. Никаких других источников помощи у них нет. Папина зарплата едва покрывает ежедневные траты большой семьи и оплату сиделки для старенькой бабушки (его матери), которая живет в другом городе. На полную аренду квартиры для Оли денег не хватает. Только на половину.

Объявляем сбор помощи семье Алейник. Если мы соберем сейчас 180 000 рублей, а они сами добавят столько же, то на целый год в семье сохранятся спокойствие и благополучие.

Фото: Анна Гальперина

Опубликовано 25.10.2018