Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У Ирины Евгеньевны – тяжелая форма рассеянного склероза. Нужна помощь сиделки

Ирине Евгеньевне Воротниковой из Москвы мы помогаем уже давно. Сейчас ей – 72. Телефон лежит рядом с подушкой, взять в руку она его не может.

— Я вижу только небо и верхушки деревьев, — говорит она тихо. — Я не чувствую ничего ниже шеи, — добавляет она.

У Ирины Евгеньевны – тяжелая форма рассеянного склероза.

— Пока она еще может есть, дышать, говорить, но без грамотного ухода она лишится и этого, — объясняет руководитель патронажной службы православной службы помощи «Милосердие» Алена Давыдова.

Вся ее жизнь была связана с небом. Она работала в космической сфере. Была ученым – ее разработки помогали лечить космонавтов. Иногда ее отправляли в командировки на космодром Байконур. Она видела, как отрывается от земли и пронзает воздух ракета.

— Это необыкновенное чувство, просто не передать словами, такая мощь, — делится Ирина Евгеньевна.

Как-то раз на работе ей поручили написать срочный отчет. Она переволновалась, и у нее отказала рука. Через несколько дней все восстановилось. Потом появилась слабость в ногах, изменилась походка.

— Я еле волочила за собой ноги, — вспоминает Ирина Евгеньевна. – Обратилась к врачу, меня положили в больницу и поставили диагноз. Мне объяснили, что это не лечится.

Уже 10 лет Ирина Евгеньевна лежит. Из них 4 – полностью неподвижна.

— Это испытание, которое я должна выдержать. У меня нет плохих мыслей, я не унываю. Но без сиделки мне не справиться, — объясняет она.

Ирина Евгеньевна — подопечная программы «Сиделки» православной службы помощи «Милосердие». Стоимость услуг сиделки в месяц – 39 375 рублей. Сумма, необходимая на 4 месяца — 157 500 рублей. Никого из близких у нее не осталось. Старший брат умер три года назад, сестра-двойняшка год назад. Оба – от онкологии.

— У меня была семья — муж, но он давно умер. Мне тяжело об этом говорить, — говорит Ирина Евгеньевна.

Давайте поможем ей продолжать жить – смотреть в небо и на верхушки деревьев!

Опубликовано 23.06.2020