Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Володя выжил после короновируса. Легкие сильно поражены. Нужна сиделка

«Она спасла моего сына, — повторяет Надежда Владимировна. — Мы не спали 3 недели, у нее у самой температура была под 40, она обливалась потом, чуть не падала от слабости, но продолжала ухаживать за Володей. Основной удар она взяла на себя».

38-летнему Владимиру Черевачу из Москвы мы помогаем уже давно. Сейчас он в больнице после перенесенного короновируса.

«У него легкие поражены на 70 процентов, он дышит с помощью кислородного баллона, воздух поступает через трахеостому. Чтобы не было застоев, его нужно переворачивать каждые полчаса», — объясняет мама.

Полтора месяца назад у Владимира поднялась температура под 40. Началась одышка. Мазок на короновирусную инфекцию оказался положительным.

«У нас с сиделкой тоже поднялась температура, мы вызвали скорую и всех троих забрали в больницу, — рассказывает Надежда Владимировна. — В любой момент я могла потерять Володю — состояние было критическое».

Однажды она его уже чуть не потеряла. Это случилось 8 лет назад, он подвозил знакомых, которые не успели на последний рейсовый автобус до Одинцово. Шел сильный дождь, дорога была мокрая. На повороте машину сильно развернуло, и она врезалась в бетонную стену.

Владимир мог повернуть руль и спасти себя, но он этого не сделал, он спас пассажиров. Сам получил тяжелую черепно-мозговую травму, был подключен к аппарату ИВЛ. Он лежал в больнице почти полгода из-за повторяющегося сепсиса, перестал жевать, глотать, говорить.

Сначала за ним ухаживала мама, потом у нее обнаружился рак. Весной 2019 года случился рецидив и была повторная операция.

«Мне некогда ходить по врачам, я не брошу сына, я буду идти до конца», — говорит Надежда Владимировна.

Но без помощи сиделки ей не справится. Стоимость услуг круглосуточной сиделки – 60 000 рублей в месяц. На полгода — 360 000 рублей. Таких денег у мамы нет. Единственный доход семьи – это пенсия по инвалидности. Они живут вместе с дедушкой, он – беженец из Донецка, пенсию не получает.

«Последние деньги я отдала за дорогой антибиотик, те, которые нам предлагали бесплатно, не подошли, – говорит Надежда Владимировна. – Володе еще предстоит длительное восстановление, но главное, он жив. Благодаря врачам, которые каждый час заходили к нам в палату и сиделке, которая не спала 3 недели. Она спасала моего сына».

Опубликовано 18.06.2020