Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У 8-летнего Дани Баранова ДЦП. Мальчик живет около Пензы, РЦ «Адели» совсем рядом.

Доехать до реабилитационного центра можно на «маршрутке», хотя больше всего на свете Даня любит поезда. В плацкартном вагоне он может часами сидеть у окна и смотреть на пролетающие мимо леса, деревушки и города…

Даня ездит часто и далеко. Прошлой осенью он был в Кургане – там ему делали операцию в центре Илизарова.

— Сделали реконструкцию голеностопных суставов, — объясняет мама мальчика, Елена Александровна. – Это сложная операция: вставили спицы ребенку в ноги. Но зато если раньше стопы у него были как бы повернуты внутрь, то теперь Даня может ставить их прямо. Два месяца сын был в гипсе, сняли только недавно. Ножки ослабли – очень нужна реабилитация, чтобы восстановить все наши достижения прошлых лет. До операции  Данюша мог пройти шагов пять со мной за руку, а сейчас снова не ходит – ослабли мышцы ног.

Мама Дани говорит, что велотренажер «Ангел-Соло», который помогли приобрести читатели сайта, сейчас приходится включать в автоматическом режиме – сам ребенок пока не может крутить педали.

Даня родился раньше срока и получил рекордно низкую оценку – 1-3 балла по шкале Апгар. Это значит, что малыш находился между жизнью и смертью. Гипоксия, внутриутробная пневмония, внутрижелудочковое кровоизлияние, синдром угнетения ЦНС, церебральная ишемия – все эти диагнозы были поставлены крошке весом в полтора килограмма. Основная проблема была в том, что малыш не дышал, поэтому его сразу подключили к аппарату ИВЛ.

Первый месяц жизни Даня провел в реанимации, а оттуда его перевели в отделение для недоношенных. Домой выписали с весом 2300 гр. Врачи ставили мальчику угрозу ДЦП, родители сопротивлялись с помощью лекарств и курсов массажа. Но в год диагноз ДЦП все-таки был поставлен.

— Данюше был 1 год и 8 месяцев, когда мы попали в центр «Адели-Пенза» первый раз, — вспоминает Елена Александровна. — Ребенок еще ни сидеть, ни переворачиваться не мог, вообще ничего не умел. Тогда он совсем маленький был, даже костюм «Адели» Дане не надевали – не было его размера.

Сейчас Даня многое уже умеет. Он встает у опоры, до операции начинал  ходитьза руку. Теперь эти навыки нужно возвращать. В центре Дане корректируют не только физическое развитие, но и умственное, поскольку в этом плане у него тоже есть проблемы.

— Речь у Дани то появляется, то опять пропадает, — рассказывает его мама. — На бытовом уровне сын все понимает, все показывает. А вот что-то сказать ему сложно. В общем, понимает, но не говорит. В «Адели» сын занимается с логопедом, психологом, дефектологом. А еще ему нравится арт-терапия. Он заходит в кабинет и сразу показывает, что, мол, надо побыстрее начинать занятия – нечего зря время терять…

Но реабилитация — слишком большая трата для семьи, где работает только папа. Да и у него заработки временные: папа – строитель, работа у него сезонная. Курс, который уже подобрали специально для Дани, стоит 180 000 рублей. Поможем?

Опубликовано 21 мая 2019 года.