Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

За Павлом Богдановым – бортпроводником, получившим в командировке тяжелую ЧМТ, ухаживает старая мама. Нужен подъемник.

В мае 2016 года экипаж пассажирского лайнера совершал свой обычный полет из Москвы в Симферополь. Самолет благополучно приземлился в аэропорту Симферополя. Следующий рейс – только утром, летчиков и стюардесс разместили на ночь в одной из гостиниц. Командиру экипажа и Павлу, как старшему бортпроводнику, предоставили отдельные номера.

Вечером старший бортпроводник зашел к командиру, но ненадолго: утром вылет, нужно отдохнуть. Когда возвращался в свой номер, лифт вызывать не стал (Павел ночевал на 5 этаже, командир — этажом выше). Света на лестнице не было, поэтому людей, поваливших его на пол и начавших бить, Павел не увидел.

— Видимо, ждали не его, — говорит Людмила Васильевна, мама Павла. – Просто ошиблись. Цель, судя по всему, была одна – убить. Его не били за что-то, не пугали, а именно хотели убить. Потому что на теле сына не было ни одного синяка, а голова – кровавое месиво.

Умирающего Павла нашли на лестнице его коллеги. Вызвали «скорую», отвезли в городскую больницу, где ему сразу сделали трепанацию черепа. Диагноз, поставленный симферопольскими врачами: ушиб головного мозга тяжелой степени тяжести, перелом височно-теменной кости, основания черепа.

— Ему сделали краниотомию, то есть убрали кости с обеих сторон на голове, а потом вычерпывали всю эту кровь – гематомы были и слева, и справа, — рассказывает Людмила Васильевна. – Сразу после операции Паша впал в кому и пролежал так полтора месяца. За это время нам дважды предлагали попрощаться с ним, мол, осталось недолго… Но сын выжил!

У Павла есть старший брат, Вячеслав. К слову, он тоже бортпроводник. Брат первым примчался в Симферополь, когда узнал о случившемся. Следом прилетели мама Павла и его супруга.

— Через неделю Слава уехал – ему нужно было выходить на работу, а мы с женой сына остались, — продолжает мама Павла. — Жили в той же гостинице, где случилось несчастье, и два раза в день навещали Пашу в больнице. Он по-прежнему находился в реанимации отделения экстренной нейрохирургии. Сын там лежал буквально никакой, весь в трубках, на
искусственной вентиляции легких.

Через полтора месяца Паша вышел из комы, но, как нам сказали врачи, не вошел в сознание и как результат – вегетативное состояние, которое сохраняется по сей день. Как бы там ни было, нам разрешили, наконец, везти его домой, в Раменскую райбольницу.

В этой больнице Павел пролежал еще полтора месяца, а когда выписался, дома его ждала только мама: жена собрала вещи, забрала детей и уехала.

— Уехала тайно, когда я была у Паши в больнице, даже не попрощалась, — не скрывает обиды Людмила Васильевна. – Захожу вечером в квартиру – голые стены, даже шторы с окон сняты. Приехала после этого один раз: попросила документы Павла, дескать, нужно для оформления детских пособий. Я, конечно, дала. А вскоре мы получили исполнительный лист: теперь у Павла взыскивают алименты с его пенсии по инвалидности.

Мама Павла тоже получает пенсию, ей 68 лет. Вот, собственно, и весь бюджет семьи. Но главное не это, считает Людмила Васильевна. Жизнь и здоровье сына – вот что важно.

— Сейчас, конечно, он получше – все-таки четвертый год пошел, — говорит женщина. – Паша по-прежнему в «малом сознании»: он смотрит, поворачивает голову, ест, пьет, правда, всю еду я пропускаю через блендер. Не знаю – понимает он что-нибудь или нет. По-прежнему не разговаривает. Тетрапарез у него. Руки-ноги непроизвольно поднимаются, непроизвольно опускаются… Но занимаемся, стараемся – улучшения есть.

Павлу сейчас 40 лет, но для матери он снова превратился в маленького ребенка.

— Рост у Паши – почти 180 см. Сын хоть и похудел, но все равно весит около 60 кг. Перевернуть Пашу, поправить ему постель, помыть, посадить в кресло – все это стоит огромных усилий, ведь помочь мне некому. Так что
подъемник жизненно необходим!

Подъемник стоит 89 100 рублей. Это – электрический подъемник «Rebotec-Arnold». К нему нужен специальный ремень, стоимость которого – 28 080. Общая сумма – 117 180 рублей. Семье, живущей на две пенсии (одна из которых неполная), столько денег не собрать. Вся надежда на нас с вами.

Фото: Павел Смертин

Опубликовано 17 июля 2019 года