У 9-летнего Сережи Лухнева из Улан-Удэ – ДЦП и эпилепсия. Он не ходит, произносит лишь отдельные слоги. Нужна реабилитация.

Мы уже писали, что беды у Сережи начались с самого рождения, даже раньше. Беременность мамы проходила неспокойно, Ольга несколько раз лежала на сохранении. Семья тогда жила в сельской местности, и врачи предупредили, что рожать надо будет в перинатальном центре Улан-Удэ.

— За несколько дней до срока родов я почувствовала — начали отходить воды, — рассказывает Ольга. — Обратилась в больницу у себя по месту жительства, в Курумкане. Дежурный врач меня отругала, как будто я специально тянула, чтобы не ехать в город. Акушерка сделала какой-то тест и заявила, что все в норме. Но когда стали готовить к родам, уже в Улан-Удэ, обнаружилось, что ребенок обвит пуповиной вокруг шеи.

На свет появился мальчик. Но сразу случилось ужасное — ребенок не закричал, он вообще не дышал. Новорожденного унесли в реанимацию. Выяснилось, что у малыша сильная гипоксия и родовая травма шейного отдела. Но на третий день врачи отдали молодой маме Сережу и убедили, что все в порядке.

Никто не знает, что так повлияло на его здоровье. До трех месяцев ничто не предвещало беды. Мама рассказывает, что как и всем детям, мальчику начали делать прививки. После одной из них случился приступ. Сережа лежал как мертвый, глаза стеклянные. Вызвали «скорую».

В больнице ничего толком не сказали, прокапали успокоительные и выписали. Но к шести месяцам стало ясно, что развитие идет далеко не лучшим образом. Сережа не держит голову, не фокусирует взгляд, не интересуется игрушками, не пытается сесть. Начались бесконечные
хождения по больницам.

— Прогнозы были неплохие, — вспоминает мама. — Я надеялась, что сын восстановится, пусть позже, но он сядет, поползет и заговорит. Однако этого не произошло – в полтора года ему вынесли диагноз-приговор – ДЦП, а также симптоматическая эпилепсия. Сережа получил инвалидность.

Сидеть мальчик научился только в год и 8 месяцев, ползать — к двум годам. Семья обращалась в реабилитационные центры Улан-Удэ, но везде им отказывали. Единственный РЦ, кто взял Сережу на реабилитацию – центр «Сакура» в Челябинске.

Сейчас Сереже Лухневу уже девять. Но в школу вместе со своими сверстниками он, увы, не ходит. Мальчик сидит, ползает на четвереньках. Делает шаги, если его придерживать за руки, с опорой на стопу. Может стоять на ногах несколько секунд, но только в ортопедической обуви. Сам не ест, пьет только через трубочку.

Сережа не говорит, вернее, может произносить только отдельные слоги. Когда говорят что-то ему, понимает частично. Слушает аудиокниги, музыку,
играет в машинки. Любит смотреть мультики, купаться в бассейне. По дому он передвигается, прыгая на корточках. На улице приходится возить его на коляске.

— В «Сакуре» стараемся проходить курсы реабилитации дважды в год, — говорит Ольга. – Всего были там пять раз. Специалисты Центра уже знают моего мальчика. Первые три курса, к счастью, смогли оплатить из собственных средств. С четвертым помог Благотворительный Фонд «Росспас». Последнюю реабилитацию в прошлом году оплатили читатели нашего сайта. И теперь мама Сережи вновь обращается к вам.

Нужны деньги на очередной курс. А в семье их нет. Пенсия по инвалидности мальчика – 16 784 рубля. Пособие по уходу – 6 600. У папы нет постоянного места работы, сейчас подрабатывает грузчиком, получает 20 000. Зарабатывает глава семьи сезонно, средства уходят на строительство дома. Виталий Лухнев живет в деревне. Мама с сыном — в Улан-Удэ, у Сережиной сестры. Она тоже ничем помочь не может — сама воспитывает ребенка.

Мама Сережи надеется, что он научится сам вставать, сделает первые шаги и сможет произносить больше слогов. Врачи именно так формулируют цели предстоящего курса. Цена реабилитации — 150 300 рублей. Пройти курс терапии в этом центре бесплатно невозможно.

Опубликовано 22.10.2018